Он обрёк себя на служение человечеству

К 200-летию Михаила Васильевича Буташевича-Петрашевского

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

25.08.2021 12:20
2

Читать все комментарии

1059

В ноябре этого года исполняется 200 лет со дня рождения Михаила Васильевича Буташевича-Петрашевского - одной из крупнейших фигур общественного движения XIX века в России. Три года - с 1861-го по 1864-й - он жил в Красноярске в доме А. П. Терского (ныне Мира, 29).

Петрашевский принадлежал к "золотой молодёжи" и обладал незаурядными способностями пропагандиста и организатора. Он организовал кружок по изучению идей социального совершенствования общества. Участниками кружка, действовавшего с 1845-го в Санкт-Петербурге, были Достоевский, Майков, Плещеев, Салтыков-Щедрин, Семёнов Тян-Шанский и многие другие. Петрашевский никогда не упускал случая познакомиться с новым человеком, поговорить с ним, пригласить его к себе "на пятницу".

Открытостью общества воспользовался Пётр Антонелли - бывший студент Санкт-Петербургского университета, который был направлен для наблюдения за кружком в качестве полицейского агента.

Антонелли в своих донесениях преподнёс деятельность кружка как максимально опасную, экстремистски подрывающую устои государства. Агент получил награду - 1 500 рублей серебром, был восстановлен в университете, который окончил в 1851 году по разряду восточной словесности.

За "вольнодумство", "вредные идеи" и "гнусный либерализм" в 1849 году двадцать членов кружка были отправлены на эшафот, но потом казнь заменили на каторгу в Сибири.

Прямо с эшафота Михаил Васильевич отправился в сибирскую ссылку. Сначала это была каторга в Тобольске, Нерчинске, затем, после смерти Николая I и коронации Александра II, была заменена вечным поселением. Петрашевский поселился в Иркутске, где по его инициативе начала издаваться газета "Амур". В ссылке он пробыл 18 лет.

Петрашевский был грамотным и въедливым правоведом (окончил Царскосельский лицей и юридический факультет Санкт-Петербургского университета). Фёдор Львов писал о нём так: "Он и в Петербурге, и в ссылке - везде зацеплялся за законы и старался на основании их доказать или несправедливость, или нелепость какого-нибудь действия или постановления. Характер у него до крайности непреклонный; он стремился к цели своей настойчиво, дерзко, не останавливаясь ни перед какими препятствиями".

Из Иркутска в 1860 году Петрашевский был перемещён в село Шушенское, а затем в Красноярск, где жил с 1861 по 1864 год в доме Терского. Затем был водворён в село Бельское. Там он вёл жизнь очень скромную, иногда крестьяне обращались к нему с просьбами написать им прошения, он писал, эти жалобы не нравились начальству, особенно сельскому, и при случае оно ему старалось мстить.

Петрашевский жил в квартире один, прислуживали ему хозяева. На костюм свой он мало обращал внимания, у него была енотовая шуба вся разорванная, в лоскутьях, и когда ему говорили, отчего он не заведёт хорошего костюма, он только рукой махал. Это был очень добрый и простой, кроткий человек. Иногда у него бывали деньги, но долго не водились и многие ими пользовались. Несмотря на запрещение, он, вероятно, бывал в городе (Енисейске).

Однажды он был у польского ссыльного Плятер-Плахоцкого, занимавшегося торговлей, и тот снабдил его предметами крестьянского обихода для продажи в селе: серпами, табаком и прочим. Всё это Петрашевский роздал очень скоро в кредит, и, в конце концов, у него не осталось ни денег, ни товара.

По воспоминаниям очевидцев, у него было много разных бумаг (по всей вероятности, очень интересных), но всё это после его смерти бесследно пропало (источник - А. И. Кытманов "Краткая летопись Енисейского уезда" со ссылкой на сообщение Г. П. Елтышева).

Петрашевский похоронен за оградой кладбища, так как местный батюшка запретил хоронить революционера среди сельчан, ибо тот "умер без покаяния". Со временем кладбище расширилось, и теперь могила находится внутри его.

Ещё в юности, обладая взрывным характером, Петрашевский едва не покончил жизнь самоубийством (конфликт с родителями, нравственное одиночество). Передумав уходить из жизни, Михаил Васильевич писал:

"Не находя ничего достойным своей привязанности - ни из женщин, ни из мужчин, я обрёк себя на служение человечеству, и стремление к общему благу заменило во мне эгоизм и чувство самосохранения, уважение к истине подавило во мне всякую вспышку самолюбия".

Нелишним будет упомянуть слова Герцена, которыми он встретил новость о кончине Петрашевского в Енисейской губернии. Газета "Колокол" в N 238 за 1 апреля 1867 года опубликовала некролог:

"Михаил Васильевич Петрашевский скоропостижно скончался в селе Бельском Енисейской губернии в возрасте 45 лет. Да сохранит потомство память человека, погибшего ради русской свободы жертвой правительственных гонений".

Упоминание села Бельского и Енисейской губернии в 1867 году из Женевы ("Колокол" - первая русская оппозиционная газета, издавалась в Лондоне в 1857-1865 годах и в Женеве в 1865-1867 годах - весьма важная деталь, говорящая об уважении Герцена к личности Петрашевского).

Существует предание, что у Михаила Васильевича была в Бельском невеста - местная учительница словесности Анастасия Петровна Зырянова, которая устроила его преподавателем истории древних веков в сельской школе.

Богатый молодой купец увёз её в Красноярск, пригрозив, что если ссыльный будет путаться под ногами, то он его сотрёт в порошок. Настя, испугавшись за реальность угрозы, уехала в Красноярск.

Петрашевский умер с тоски. Узнав об этом, Анастасия приехала в Бельское на его могилу в подвенечном платье и выпила яду. В руке было зажато письмо: "Нам не разрешали быть вместе на этом свете - будем вместе на том. Прошу похоронить меня рядом с милым".

На днях в селе Бельском побывала группа общественников из Красноярска. Мы возложили цветы на могилу и к памятнику М. В. Петрашевского, встретились с пировским краеведом Сергеем Вишняковым.

Власть до сих пор не испытывает любви к Петрашевскому - с десяток лет памятник революционеру-демократу в селе Бельском стоит обезображенный, требуя ремонта. Речь идёт о реконструкции монумента: как успеть отладить его хотя бы к 200-летию со дня рождения? О проведении каких-то пышных юбилейных торжеств тем более говорить пока не приходится.

Но всё-таки что-то делается. Недавно в Красноярске вышла книга научного сотрудника Института экономики и организации промышленного производства Сибирского отделения Российской академии наук и преподавателя СФУ Николая Георгиевича Шишацкого - дальнего родственника М. В. Петрашевского с рассказом о его жизненном пути, о нахождении в сибирской ссылке.

В связи с двухсотлетним юбилеем этого яркого исторического деятеля было бы хорошо присвоить имя Петрашевского улице или скверу в краевом центре, Шушенском, райцентре Пировском или селе Бельском. В качестве примера можно привести города, где есть улицы Петрашевского. В России это - Ростов-на-Дону и Самара, на Украине - Одесса, Черновцы, в Казахстане - Тараз.

Красноярск.

Читайте также

Комментарии (2)

Уже тогда были ненавидящие Россию (иноагенты). Предать анафеме и забыть- чего тут изучать. Ни и тогда боролись за Россию, а не против неё герои. Вот один из них. 

Смирнов Афанасий Григорьевич – надворный советник, заседатель окружного суда, преподаватель гражданской истории. Кандидат богословия - Красноярская духовная семинария. Руководитель союза «За волю, Царя и отечество». После окончания Томской духовной семинарии работает преподавателем русской гражданской истории Красноярской духовной семинарии. Однако больше он был мирским человеком, патриотом, создателем и руководителем «Союза мира и порядка» членов которого называли «черносотенцами», а также владельцем конного завода. В его доме, где сейчас находится поликлиника № 15, располагалась первая в Красноярске телефонная станция. Во время митинга, проводимого большевиком Урицким и его товарищами 21 октября 1905 года в Народном доме (театре Пушкина), А.Г. Смирнов поднял народ на его разгон, который сопровождался применением оружия. Из организаторов митинга 11 человек было убито, двенадцатый (Урицкий) сбежал. Через месяц Афанасия подстрелили в тёмном переулке (пуля пробила бедро и перебила кость, идти он не мог), при этом сказали «Это тебе за Урицкого». Когда его подобрали, Афанасий сильно замёрз и через месяц скончался от воспаления лёгких. Сыну Афанасий как-то сказал- Меня антисемитом обзывают, а у меня в организации ДВА еврея, конечно крещёные Кто ж знал, что митингующие все евреями оказались.

Он был ранен террористами и вскоре умер. Похоронили его возле собора на площади. Почётное захоронение. Сейчас могила уничтожена, там БКЗ на его костях. 

У него было два сына - Всеволод и Эразм, дочь - Констанция. Всеволод был преподавателем истории в Красноярской гимназии. Умер в 1932 году в Томске, будучи заключенным лагеря, посажен за отца.

Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

Так всё таки, как я понял, иноагентом он был, пытался развалить страну на забугорные деньги???  Как сейчас Навальный. 

Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры