Из редакционной почты: "Пусть нас сцена не разочаровывает"

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

04.06.2021 08:47
0

Читать все комментарии

933

Из-за коварного коронавируса был притушен огонь в очагах культуры. Усилится карантин - фитилёк сильнее прикрутят, как только начнут ослаблять карантинные правила - сразу к яркому теплу этих очагов тянутся люди.

В апреле вернулись бородинские ветераны (студенты университета "Активное долголетие") из поездки в полюбившийся им Канский драмтеатр. Карантин скомкал их университетскую программу и заставил весь "учебный год" сидеть дома. Но с приближением весны театралы оживились...

Правда, ехали они на этот раз в драмтеатр с некоторой опаской. Отчего? А оттого, что осенняя поездка уж слишком их "встряхнула". Точнее, встряхнул спектакль - своими выразительными средствами: со сцены в зал летел мат. Экое диво, скажет кто-то. Диво - не диво, но раньше ведь театр обходился без этого, и такого подвоха бородинские зрители от своих любимцев никак не ожидали.

Нынче они отправились на спектакль "Головлёвы. Страшная сказка" - и, по их отзывам, на этот раз всё было классически культурно и талантливо, потому впечатления самые наилучшие. Мнение бородинцев перекликается с другими, оставленными, например, на сайте драмтеатра:

"Астахова Ольга: "Спектакль "Головлёвы. Страшная сказка" очень понравился. Актёры играют настолько реалистично, что не могла сдержать слёз! Спасибо огромное за талант и высокий профессионализм!"

Четвёртого мая канские актёры сами были в гостях у бородинцев со спектаклем "Прибайкальская кадриль". Сравнивая канских и красноярских актёров с московскими (что тоже приезжали весной), местные театралы пришли к выводу, что "провинциалы лучше".

Бородинцы в мае ещё раз побывали в Канске - на спектакле-монологе "Паранойя". Это были гастроли, читал монолог Андрей Пашнин - актёр Пушкинского театра из Красноярска. Зал городского драмтеатра, несмотря на - будь она неладна! - пандемию, был полон, актёр (он же режиссёр спектакля) сумел больше часа держать внимание зала в не ослабевающем внимании.

Я выпытывала впечатления о спектакле у Марии Николаевны Михайловой - организатора таких театральных посещений, декана факультета "Культура и искусство" в университете "Активное долголетие".

- Мария Николаевна, вам понравилось?

- Да, текст монолога очень интересный, во многих местах он в рифмованном виде был, и чтение выразительное. У всех, кто ездил, осталось хорошее впечатление.

- А мата в этом монологе не было?

- Нет. Несколько раз слово "ж..." послышалось, а так всё культурно.

Бородинцы в свой любимый Канский драмтеатр, видимо, будут продолжать ездить. А что до мата - не одни они не были готовы к этому. Вот театрал из Канска Роман Р. оставил в отзывах на спектакль "Тот самый день" такую запись:

"На любителя спектакль. Когда начались эти маты, пошлые сцены - хотелось выбежать из театра, но стерпел. Показалось даже возмутительно. Я долго думал после увиденного: "Ну как? Как можно было это показать в театре? А как же эти бабушки и дедушки в возрасте 60 плюс, которые там сидели?" За них я покраснел вдвое... Но девчонки классно танцевали. Костюмы на актёрах понравились. Музыка звонкая, чувствуется бас!.."

Может быть, эксперимент с ненормативной лексикой, режущей слух провинциальным зрителям - это следствие появления в конце 2019 года нового главного режиссёра - выпускника ГИТИСа Артёма Галушина?

Помните, как писал Пушкин про Владимира Ленского: "Он из Германии туманной привёз учёности плоды, дух пылкий и довольно странный..." Так и молодой главреж Канского драмтеатра из столичного ГИТИСа "привёз учёности плоды" и выразительные средства...

В том числе и те, что раньше с оглядкой писали на заборах, а теперь произносят на "продвинутых" сценах. Кроме того, там со смаком демонстрируют анатомические подробности актёров и естественные физиологические отправления.

Вам не нравится? Вы против? Ну надо же развиваться, господа провинциалы, выходить из своей дикости. А то дай вам волю, так вы ещё и поступите, как известные герои Марка Твена, которые чуть было не растерзали голых мужиков, подвизавшихся на сцене в одной американской провинции и устроивших тамошней публике театр "в натуре".

Сегодня эти актёры, возможно, срывали бы аплодисменты у искушённой публики в постановках Серебренникова или Богомолова. А тогда... Благо у актёришек были резвые ноги, и они сумели их унести.

Стоит отметить, что под натиском ненормативной лексики театр держался дольше прочих. Уже смирились с матом в кино, с отсутствием цензуры в литературе, привыкли к запикиванию слов на телевидении... Но театр...

Вообще-то мат - последнее дело, когда его употребляют писатели, сценаристы, режиссёры. Значит, они исчерпали свой запас таланта, и у них нет других выразительных средств (не наскрести уже ни по каким сусекам!) - осталась в их опустевших закромах одна грязь, которую они, не жалея, расшвыривают и в своём творчестве, да и, наверно, вообще во всей своей жизни.

Читаем в СМИ: полностью обнажённая массовка в постановке Кирилла Серебренникова (что все голышом - это цветочки, ягодки у этого режиссёра куда похлеще). В Санкт-Петербургском театре "Приют комедианта" в спектакле "Онегин. Сны Татьяны" Евгений появляется без одежды. "Татьяна, милая Татьяна...", и заступиться за тебя некому! Был бы жив Александр Сергеевич Пушкин - он точно бы не стерпел и стрелялся со всеми без исключения причастными к такому "прочтению классики".

Но у этого "искусства" есть защитники. Например, житель Москвы высказался так:

- В театре, по-моему, не должно быть никаких табу. Допустим любой художественный приём, который необходим режиссёру, чтобы в полной мере выразить свою мысль.

Так и хочется спросить: "А что, других мыслей у нынешних режиссёров нет? Только мат да разврат?" Это уже так наболело, что кто-то совсем перестаёт ходить в театры, а у кого-то боль притупляться стала. Как печально написала в Инете одна любительница театра: "Поначалу шокирует, потом привыкаешь..."

Другая ей в тон печально возразила: "Ага, вот так ко всему и привыкаешь! Обматерят на улице - привыкаешь, грабят, убивают - привыкаешь, цены растут - привыкаешь, и т. д. К чему нам ещё привыкать?"

А третья - так же печально - пошутила: "Доченька, ты где таких слов нахваталась?! Во дворе?" - "Нет, мамочка, в театре!"

Кстати, о детях. Они теперь тоже очень рано начинают мастерски пользоваться матерными словами. Вот что говорила по этому поводу в районной газете "Голос времени" Надежда Добровольская из Новокамалы:

"В молодости судьба забросила меня в далёкий таёжный край, в посёлок для поселенцев, то есть тех, кто отбывал свой срок уже не за колючей проволокой. Бытовые условия - почти никакие, все размещались в вагончиках. В одном из них была библиотека, где я работала. Перед вагончиком - широкая площадка, там утром и вечером шла проверка осуждённых. Весной на ней делали деревянный настил, и однажды группа военных и строителей обходила площадку, осматривая работу. Они о чём-то спорили, повышали голос. Я не очень прислушивалась к их разговору, но вдруг одна фраза зацепила меня и надолго засела в моей памяти: "Ты что так выражаешься, а вдруг библиотекарша услышит?"

Негласный закон - при женщинах нельзя сквернословить - свято соблюдался даже людьми с такой изувеченной судьбой. А что с нами сегодня происходит? Пресыщенность? Удивить нечем, так скверными словами заглушаем душевную пустоту.

Дети с первых дней жизни привыкают к матерным словам, и когда такой ребёнок приходит в детский сад или школу и ему делают замечание по поводу нецензурной речи, он долго не может понять, почему нельзя так говорить: ведь папа и мама так разговаривают".

Новокамалинку поддержала Ольга Боякова из города Заозёрного:

"...Матерные слова были всегда, но раньше их стыдно было произносить принародно. Мне кажется, что причина этого зла - большая вседозволенность и низкая культура человека. Ненормативной лексикой изобилует Интернет, и если говорят, что "Интернет - помойка", то должен быть дворник".

Ещё писатель Зябрев мне вспомнился. Книг его, каюсь, не читала, но его произведения, что появлялись в "Красноярском рабочем" - да. Смешной был у него рассказик из серии "Заметки каждого дня" - про матерщинниц-соседок.

Он сначала написал заметку, не назвав конкретно даму, которой это свойственно, при этом фигурировала она в публикации в единственном числе. Но к Анатолию Ефимовичу явились вскоре сразу шесть! Приняв критику каждая на свой счёт, соседки наступали на него, потрясая номером "Красноярского рабочего", в котором был напечатан оскорбивший их текст, и требовали указать, кого же именно изобразил писатель?!

Да при этом так темпераментно его костерили, что, переводя взгляд с одной на другую, он от стресса забыл, про какую же, в самом деле, первоначально-то писано было. Все были так "хороши"! И написал Анатолий Ефимович скорее следом в газету уже другую заметочку, где заверял, что всех своих соседок не просто уважает, но и на них любуется.

Смех смехом, только вот она наша культура-то - во всей своей рьяной красе. Попробуй-ка кого урезонить за мат...

И остаётся уповать на строгость закона, чтобы люди пусть и не слишком уж боялись, но всё-таки побаивались. Лично я буквально рукоплескала, когда узнала, что с 1 февраля 2021 года в соцсетях кое-что запрещено, и, в частности, употребление ненормативной лексики. Конечно, и без мата можно всевозможные пакости там делать, а всё же...

Многим людям тяжело отходить от матерной культуры, я им могу даже посочувствовать, но закон правильный.

Вот в Зеленогорске в отношении гражданина Т. прокуратура возбудила уголовное дело за комментарий в отношении главы города, который содержал оскорбительные высказывания и нецензурную брань. Кто не знает - статья 5.61 часть 2 КОАП РФ, размер штрафа от 5 до 10 тысяч рублей.

Вообще-то социальная сеть сама должна как можно скорее выявлять и удалять такой контент, а то её тоже могут оштрафовать на сумму от 800 тысяч до 4 миллионов рублей.

Тут ещё просто пожурили, можно сказать. В Польше нынешней весной завели уголовное дело на писателя Якуба Жульчика за то, что тот в "Фейсбуке" назвал президента своей страны "придурком". Очень умный литератор пошёл под суд, и ему грозит до трёх лет лишения свободы.

Мне понравился под этим сообщением в Инете комментарий нашего соотечественника Александра Коцарева: "Посвящается всем тем либерально настроенным россиянам, которые изо дня в день плачут про жёсткие законы и отсутствие свободы слова".

Остаётся написать о чём-то гуманном и возвышенном. Чуток сожалею, что не съездила весной в Канский драмтеатр, но по ряду причин я никуда не езжу. Зато "смотрю" спектакли в "Красноярском рабочем", где постоянно публикуются статьи о драматических и музыкальных театрах, концертах и прочих событиях в мире культуры, иллюстрируемые, как правило, прекрасными фотографиями.

Век газетной бумаги недолог, но всё же я откладываю часть номеров на полку в шкафу - жалко расставаться. Ненормативной лексики в газете нет, а потому отдыхаешь глазами и душой, читая тексты и разглядывая замечательные фото. Жаль, авторы этих публикаций не могут слышать моих аплодисментов.

Вот летит над сценой Спартак (Иван Карнаухов) на снимке Александра Мищенко. Какое прекрасно развитое, красивое тело у героя, и какой выразительный момент его воинственно-свободного полёта!

Сергей Бобров, изображая Северьяна, на репетиции, кажется, не сможет в своей экспрессии удержаться на газетной странице и вырвется в реальное пространство! Это опять же фото Александра Мищенко.

На фотографии Любови Загайновой - как живая в своих переживаниях - Жизель (Марина Кузнецова). Всё это и ещё многое другое в статьях, присылаемых Натальей Савватеевой из Москвы.

Из номера в номер читателей с красноярскими талантами знакомит Сергей Павленко, раскрывая в своих материалах интересные биографии, подробности творческих проблем, успехов и планов на будущее. И сопровождая их опять же прекрасными фотографиями.

Страница, посвящённая певице Веронике Махотиной - это, как говорится, нечто! Во-первых, на ней портрет, на котором героиня статьи С. Павленко просто пышет энергией и шармом, вся - от блестящих тёмных глаз и смугло-загорелой атласной кожи до пунцовых полных губ. Как сказал бы Пушкин: "Дианы грудь, ланиты Флоры..."

Во-вторых, там удар заголовка - "Нас бьют - мы летаем". Какие приходится вести артистам бои, чтобы пробиться, отстоять своё право выхода на большую сцену! Какие кровь и пот льются в театрах во время подготовки спектаклей...

Это отдельная тема, о которой, бывает, говорят и открыто, но по большей части всё же умалчивают. Вспоминается в одном из интервью Николая Цискаридзе его подчёркнутая недоговорённость: "Если бы Большой открыл рот..."

Но, несмотря ни на что, от зрителей, пришедших в театр, артистам нужно одно - признание, восхищение, аплодисменты. А зритель по традиции идёт туда, как в храм культуры и искусства, и каждый раз с невольным замиранием сердца смотрит, как раздвигается высокий занавес и на сцене...

Пусть же ни зрителя, ни артиста не разочарует и не умалит то, что будет происходить на сцене, и вынесенное оттуда положительно влияет на нашу простую и грешную человеческую жизнь, сопутствуя всем правильно принимаемым юридическим законам.

Бородино.

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры