Правду о репрессиях никому не задавить

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

13.05.2020 18:45
8

Читать все комментарии

406

Среди политических терминов есть такой - "серая пропаганда". Это означает, что, в отличие от "белой" и "чёрной", автор использует как проверенные факты, так и намеренно лживые, подтасовывает, передёргивает их, чтобы навязать свои выводы и оценки.

Приём почти беспроигрышный - назови два-три факта, соответствующие истине, а потом завирайся сколько хочешь, всё равно кто-нибудь да заглотит твою наживку, ведь эти два или три факта верны, стало быть, и всё остальное правдиво.

Преуспел во лжи и оскорблениях

Статья С. Аносова "А были ли они - сотни миллионов невинных?" ("Красноярский рабочий" за 25 марта и 1 апреля 2020 года) - как раз такой образчик "серой пропаганды", замешанный на частичной правде и откровенной лжи. Для автора все средства хороши и... любой материал годен, если в нём есть упоминание о массовых репрессиях прошлого века.

Потому кстати и пришёлся ему очерк "Была на карте деревня", основанный на подлинных документах и воспоминаниях близких, который был опубликован в "Красноярском рабочем" в октябре прошедшего года ко Дню жертв политических репрессий.

В нём я, сама реабилитированная, поведала историю нашей семьи, пострадавшей в 30-е годы от репрессий. Рассказала, как это происходило на самом деле. Многие читатели, друзья, знакомые (уж не говорю о родственниках) были мне благодарны за этот рассказ.

И вдруг за этот же самый материал на меня обрушился шквал негатива со стороны тов. Аносова. Он преуспел во лжи и оскорблениях: "Рассказ навеян бурной ненавистью автора к советскому периоду страны", "Автор обвиняет общественно-политический строй...", "Симулирующие неведение антисоветчики нашей поры", "Нельзя судить о репрессиях сквозь призму обывательского диванного гуманизма"...

Вываливая весь этот арсенал на страницы газеты, Аносов явно выдаёт желаемое за действительное. Ну, хочется видеть ему в любой публикации о репрессиях руку антисоветчика, и всё тут. Ведь по существу очерка он не высказал замечаний, не опроверг ни одного факта (против правды не попрёшь!). Ограничился лишь демагогией - назовём уж вещи своими именами.

Впрочем, одна попытка опровергнуть факт всё же была. Прочитав, что деда моего арестовали в 1930 году и что он отбывал срок на "Беломорканале", Аносов усомнился, что тот был арестован необоснованно, и злорадно заметил, что не могли его послать туда в 1930 году, так как канал начал строиться в конце 1931-го. Видимо, автору невдомёк, что после арестов были ожидания судилищ незаконных троек, этапы, пересыльные тюрьмы...

Прежде чем возводить хулу на журналиста и его материал, не мешало бы сделать запрос в краевое УВД, уточнить данные. Или ещё проще - зайти в местную библиотеку, взять с полки нужный том Книги Памяти и, полистав его, найти ответ на свой вопрос.

Вот статья из Книги Памяти жертв политических репрессий Красноярского края о Маркеле Захаровиче Старанчукове:

"Старанчуков Маркел Захарович. Родился в 1892. Проживал в д. Старая Ивановщина Большемуртинского района. Арестован 25.08.1930. Обвинение по ст. 58-10 УК РСФСР. Осуждён 25.12.1930 тройкой ПП ОГПУ ВСК на 5 лет концлагерей. Отбывал в ББК (Беломорканал). Реабилитирован 13.07.1989 прокуратурой КК (П-17590). В 1931 г. семья выслана в Игарку: Старанчукова Мария Григорьевна 1892 г. р., дети Елена 1913 г. р., Михаил 1921 г. р., Анна 1923 г. р., Валентина (1929 -1931), внучка Лариса 1946 г. р., дочь Анна".

Как видим, издёвки Аносова напрасны. Дед мой действительно был арестован в 1930 году, а затем по приговору тройки отбывал срок на строительстве "Беломорканала".

Можно ли говорить о миллионах?

На протяжении всей статьи Аносов пытается убедить читателя, что массовые репрессии были высосаны из пальца антисоветчиками, что число жертв явно преувеличено и не тянет на миллионы.

Цитирую: "Количество неправедно осуждённых определённо не исчислялось "миллионами", а вот расследования по незаконным арестам и реабилитации широко проводились в бытность И. Сталина".

Автор приводит пример, ссылаясь на справку МВД СССР, поданную на имя Н. Хрущёва в 1954 году, что в период с 1921 по 1953 год за контрреволюционную деятельность было арестовано 3 777 380 человек и расстреляно из них 642 980.

Но, во-первых, то ли по незнанию, то ли умышленно Аносов умалчивает о том, что, помимо арестованных по политическим мотивам, были раскулаченные, депортированные, ссыльные - люди, незаконно репрессированные по социальным, национальным, религиозным признакам.

Он их совсем не берёт во внимание. Тем не менее делает свой псевдовывод: "Все остальные "миллионы жертв" не находят подтверждение в архивах и высосаны из пальца!"

Во-вторых, его цифры - устаревшие данные: за десятилетия после правления Хрущёва архивы продолжали раскрываться (особенно интенсивно в годы перестройки) и продолжают открываться до сих пор, и цифры выявляются значительно большие по сравнению с названными.

Только в одном нашем крае за последние двадцать лет сотрудники МВД выдали более полумиллиона документов о реабилитации. А ведь эта работа велась и ведётся по всей стране - ни один регион, ни одна республика не избежали массовых репрессий.

Кстати, реабилитация бывших репрессированных происходит только по личным заявлениям. А их подают далеко не все. Знаю случаи, когда в одной и той же семье кто-то писал заявление на реабилитацию, а кто-то не делал этого, махнув на неё рукой. Это значит, что данные - "более 500 тысяч" - занижены.

Заявления на реабилитацию продолжают рассматривать по сей день. Однако реабилитируют не всех. Предатели, изменники, власовцы, лесные братья, уголовники и прочие преступники не подлежат реабилитации.

Вопреки Аносову, который пристёгивает сюда уголовное законодательство, сваливая всех в одну кучу, следует вести речь лишь о невинных жертвах, о незаконных политических репрессиях. Как говорится, не надо путать божий дар с яичницей.

О масштабах незаконных репрессий красноречиво говорят, я бы даже сказала - кричат, такие факты. После заявления Сталина на мартовском Пленуме 1937 года о том, что по мере успехов социализма растёт число "врагов народа", в стране был развязан настоящий спланированный террор.

Согласно приказу НКВД N 00447 от 30 июля 1937 года во все края, области и республики огромного СССР стали спускаться для "троек" планы репрессий по первой категории (расстрелы) и второй (тюрьмы и лагеря). И на местах эти квоты выполнялись, причём без расследований и судов.

Более того, органы НКВД устраивали нечто похожее на соревнование, кто больше выявит врагов и расстреляет их. Поэтому они часто обращались в Политбюро с просьбами увеличить лимиты на расстрел. И просьбы эти удовлетворялись.

Под грифом "Строго секретно" в разные регионы из центра рассылались шифровки об увеличении лимитов на расстрелы. Среди других сохранились и шифровки за личной подписью Сталина.

Один документ гласит: "Дать дополнительно Красноярскому краю 6 600 человек лимита по 1-ой категории. И. Сталин". Другой, за его же подписью, даёт добро на увеличение лимита на расстрелы в Иркутской области до 4 000 человек. В Оренбургской области - на 2 500 человек.

Вчитайтесь, вдумайтесь в эти документы, тов. Аносов. Вам ничего это не напоминает? Как ныне определяются лимиты на отстрел пернатой дичи и диких животных в сезон охоты, так спускались из центра лимиты на расстрел людей по всем краям, областям, республикам нашей необъятной страны. Это нормально? Законно?

Автор из посёлка Бор по-прежнему приветствует это, полагает, что репрессии в то время были обоснованными, что в этом была историческая необходимость?

По данным комиссии ЦК КПСС от 1962 года, только в период "Большого террора" были арестованы 19 миллионов человек и не менее 7 миллионов расстреляны. Если помножить эти цифры на два или три, по числу членов семей, то цифры пострадавших от незаконных репрессий будут ещё более внушительными.

Признания любой ценой

И в пору раскулачивания, и в годы "Большого террора" незаконно созданные "тройки" и "двойки" выносили арестованным людям приговоры без суда, следствия, наличия адвокатов, прения сторон, то есть с грубым нарушением законодательства.

Кощунственно звучит высказывание Аносова об искусных методах допросов арестованных: "...Индивидуальный подход к расследованию каждого случая, искусно используемые тактики допроса и ясный, логичный слог письма не дают повода для сомнений в наличии событий преступления".

Как тут не вспомнить шифрограмму Сталина от 10 января 1939 года, который давал добро на использование при допросах мер физического воздействия, то есть пыток. Вот цитата из этого документа.

"...ЦК ВКП (б) разъясняет, что применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 г. с разрешения ЦК ВКП. При этом было указано, что физическое воздействие допускается, как исключение, и притом в отношении лишь таких явных врагов народа, которые, используя гуманный метод допроса, нагло отказываются выдать заговорщиков, месяцами не дают показаний, стараются затормозить разоблачение оставшихся на воле заговорщиков,- следовательно, продолжают борьбу с советской властью также и в тюрьме.

Опыт показывает, что такая установка дала свои результаты, намного ускорив дело разоблачения врагов народа... ЦК ВКП считает, что метод физического воздействия должен обязательно применяться и впредь, в виде исключения, в отношении явных и неразоружившихся врагов народа, как совершенно правильный и целесообразный метод. ЦК ВКП (б) требует от секретарей обкомов, райкомов, ЦК нацкомпартий, чтобы они при проверке работников НКВД руководствовались настоящим объяснением.

Секретарь ЦК ВКП(б) И. Сталин. 10/1-39 г.".

Вот ещё почему так велико было количество погибших. Тот, кто не выдерживал пыток, подписывал всё, что от него требовали, давал показания не только на самого себя, но и на друзей, товарищей, знакомых. Те, в свою очередь, выдавали других. Возникала цепная реакция - круг "врагов" становился всё больше и больше.

А выбивали из людей признания в организованном преступлении против советской власти. Одного разоблачить - какая корысть?! Если же коллективный заговор раскрыть, тут и продвижение по службе можно получить. Вот и старались работники НКВД отличиться во что бы то ни стало...

И выходило, что в контрреволюционных заговорах, в пособничестве фашистам и японским шпионам замешаны были безграмотные пастухи, шорники, кузнецы, крестьяне, скромные служащие - простые советские люди. Многие из них вместо личной подписи ставили крестики.

Документальные свидетельства тому можно найти, например, в четырёх книгах "Боль и память", которые были созданы силами неравнодушных жителей села Ермаковского, в том числе и автором этих строк.

А логичный, ясный слог в делах следователей, который так восхищает Аносова ("Документы в органах НКВД оформляли безукоризненно!") не что иное, как сфабрикованные дела против невинных людей.

Репрессивная машина работала чётко, отлажено. Сегодня это уже не секрет. Однако без тени сомнения, даже с гордостью автор пишет: "Хватало поганцев и в 30-е, и в 40-е, но органы НКВД работали, справлялись..." Каково?!

Цель оправдывает средства?

В своём неистовом стремлении обелить массовые репрессии 30-50-х годов Аносов опускается до лжи.

Так, он утверждает, что гражданского населения гибло порой больше, чем в лагерях и тюрьмах. И как пример приводит строительство железной дороги Салехард - Игарка, куда, по его словам, как на стратегически важный объект "направляли молодых, физически крепких людей".

О стройках N 501 Салехард - Игарка и N 503 Игарка - Салехард (оба участка дороги возводились навстречу друг другу) уже давно известно, что там использовался труд заключённых, в том числе политических, что это был один из самых масштабных объектов ГУЛАГа. Об этом много написано, был снят даже документальный фильм.

Как на любой стройке, были там и вольнонаёмные специалисты, но главной рабсилой её были зэки. В отделе "Стройка 503" Игарского краеведческого музея есть документы и артефакты, которые убедительно говорят о подневольном труде. До сих пор на территории Ермакова сохранились бараки заключённых, вышки и колючая проволока. О лагерях этой стройки (они назывались колоннами) не раз писала городская газета Игарки.

Автор же вводит читателя в заблуждение, убеждая, что на строительстве этой железной дороги работало гражданское население и что посылали на неё "молодых, физически крепких людей"! Уж не ударная ли комсомольская стройка это была?

Аносов не раз на протяжении статьи бравирует тем, что был "сидельцем" в 70-х годах, и как бы приравнивает себя к жертвам сталинских репрессий, придавая себе ореол некоего героя и истерически вопрошая: "Где были вы - нынешние обличители "тоталитарного прошлого", когда я в свои 18 лет был сослан по сфабрикованному делу?"

Ладно бы только это. Он ещё умудряется при этом оскорбить людей, прошедших через тюрьмы и лагеря того времени. Заявляет, что как "сиделец" он узнал куда больше правды о той жизни, "чем из брошюрок лагерных хлеборезов". Вот подходящий, презрительный ярлык для жертв незаконных политических репрессий, по мнению Аносова.

Говоря о жертвах репрессий, он подчёркивает: "И уж точно среди суровой той братии не приходилось мне лицезреть осуждённых за "христову веру", "три колоска" или "отказ от вступления в колхоз", вот как-то не обитало окрест "попов-новомученников", "конструкторов космических ракет" и прочих персонажей антисоветских мифов!"

И это тоже откровенные цинизм и кощунство. Оказывается, все перечисленные категории в приведённой цитате, в том числе и "конструкторы космических ракет" (явный намёк на конструктора С. П. Королёва, учёного, создателя передовой ракетно-космической техники, прошедшего все круги ада репрессий), это всего лишь "персонажи антисоветских мифов", то есть выдумки.

Ничего этого, по мнению Аносова, не было. Он заявляет, что тема репрессий сегодня - это "тема для спекуляции", а на тех, кто поднимает эту тему, ставит оскорбительное клеймо - "пропагандисты-антисоветчики".

Впрочем, на обидные, незаслуженные ярлыки автор не скупится и, по всей видимости, ставит это себе в заслугу. А гордиться, право, нечем. По поводу многочисленных оскорбительных выпадов хотелось бы напомнить ему известное высказывание философа А. Шопенгауэра: "Когда ничтожество хочет возвыситься, то делает это за счёт унижения других".

Ради чего весь сыр-бор

Ради чего, спрашивается, писалась статья? В последней главке своего объёмного труда Аносов не скрывает своей цели. Его кредо - репрессии нужны и сегодня! Он ищет и находит-таки "внутренних врагов", огульно обвиняя всех подряд.

Читаем: "Подавляющая часть российского населения понимает необходимость применения жёстких репрессивных мер в отношении чиновничества всех рангов: полицейских, сотрудников миграционных служб, судей, прокуроров, глав местных администраций, губернаторов, депутатов, министров и генералов".

Или ещё: "...Взгляните на банду зажравшихся министров, мэров, губернаторов! Разве не справедливым будет отправить дармоедов на восстановление разрушенного ими народного хозяйства, снабдив киркой и лопатой?!"

Нынешняя власть, по его мнению, и есть "самый настоящий внутренний враг - подлый, коварный, циничный".

А чуть ниже с сожалением замечает, что репрессии сегодня невозможны без изменения существующего строя: "...А значит, без изменений в политическом строе любые репрессии, направленные на борьбу с предателями Родины, взяточниками и коррупционерами, окажутся бессмысленными".

Круто, не правда ли?

Будем помнить

Говорят, Сталин любил изречение: "Смерть одного человека - это трагедия. Смерть миллионов - это статистика".

Похоже, и Аносов разделяет эту мысль. Для него памяти о тех, кого насильно лишили жизни, не существует, он её не признаёт. Цитирую: "Хочется спросить воинствующих антисталинистов, три десятилетия распространяющих бесчисленные свои "мартирологи, книги "памяти" и "скорби": вы никогда не пробовали заступиться за живых?!"

Кстати, он поторопился всех бывших репрессированных отнести к мёртвым. Многие из них живы по сей день. Это в основном дети до 1956 года рождения, которые разделили участь своих репрессированных родителей в местах ссылок и заключений, которые, как и они, были тоже реабилитированы.

Это и их нынешние потомки - дети, внуки, правнуки, которые знают историю репрессии своей семьи. Это им всем наплевал в душу тов. Аносов своей статьёй и своими выводами о необходимости жёстких репрессий в наши дни.

Однако хочет того Аносов или не хочет, наше общество сегодня не собирается предавать забвению трагический период, который пережила страна. Тема политических репрессий введена в школьную программу по истории. На эту тему издаются книги, сборники воспоминаний.

В нашем Красноярском крае, например, издано 14 томов Книги Памяти, основанных на подлинных документах, которые можно найти повсеместно во всех архивах и библиотеках. Есть свои сборники, посвящённые реабилитированным, изданные силами общественности в Ермаковском, Сухобузимском, Емельяновском, Рыбинском, в Дивногорске, на Таймыре.

В ряде краёв, областей, районов установлены памятники или памятные знаки жертвам политических репрессий. В 2015 году такой памятник появился в районном центре Ермаковское, где за годы репрессий 1930-1950-х годов погибли полторы тысячи жителей, 700 из них были расстреляны. В столице действует Музей истории ГУЛАГа. Созданы аналогичные музеи или отделы и в других городах.

А 30 октября 2017 года (год столетия революции, когда и начались политические репрессии) в Москве был воздвигнут общенациональный мемориал - Стена скорби, который представляет собой двусторонний барельеф с выбитым на нём множеством безликих фигур, символизирующих масштабность репрессий.

Края барельефа с обеих сторон представляют собой скрижали, на которых на 22 языках народов бывшего СССР высечена заповедь: "Помни". Вот ключевое слово для нас, нынешних.

И мы будем помнить. Нам нельзя забывать не только светлые страницы нашей истории, но и её трагическое прошлое, чтобы подобный беспредел не повторился.

И сколько бы ни занимались словоблудием авторы типа Аносова, сколько бы ни захлёбывались они в злобе, им, "Иванам, не помнящим родства", не задавить правду о репрессиях и не заглушить память о невинно погибших наших соотечественниках.

Закончить статью хочу стихами Роберта Рождественского "Было две страны...", которые написаны давно, но актуально звучат и сегодня:

Время помнить наступило.

Кажется сегодня мне,

Что у нас с тобою было

Две страны в одной стране.

Первая страна вставала

На виду у всей земли,

Радостно рапортовала!

А вторую вдаль везли.

Вмиг перерубились корни,

Поезд мчался по полям,

И у всех, кто есть в вагоне,

"Сто шестнадцать пополам..."

Лариса ГОЛУБЬ,

председатель Ермаковского отделения Союза реабилитированных Красноярского края, член Союза журналистов России.

Ермаковское.

Комментарии (8)

Огромное спасибо Ларисе Голубь за отповедь на клеветническую статью Аносова. Я к этой статье уже всё описал в комментариях- больше сказать нечего. Аносов не раз на протяжении статьи бравирует тем, что был "сидельцем" в 70-х годах, но в Красноярском Рабочем в 80-е работала Алина Каталевская. Её бывший муж Батшев был "Сидельцем" по делу Синявского- отбывал ссылку в Большом Улуе Ачинского района. так разве это можно сравнить с ужасами лагерей. В книге "Записки диссидента" он своё "сиденье" с шуточками описывает, как он паразитировал на инвалидке Алине и бездельничал, строча свои "опусы".


Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

Гость


17.05.2020 00:46

Алина Котолевская  (а не Каталаевская) никогда не работала в "Красноярском рабочем". Владимир Батшев н е"паразитировал на инвалиде", а работал на лесоповале и на пилораме. Книга его называется не "Записки диссидента",  а "Записки тунеядца" (кстати, названная "Литературной газетой" однойиз 20 лучших книг конца 20 века). Все эти события происходили не в 70-хгодах, а в 60-х. Прежде чем болтать о том,чего не знаешь, лучше бы г-н Орловский изучил материал.

Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

Сергей Орловский

ответил Гость


17.05.2020 18:51

Извините, Алина недолго работала в отделе писем (давайте Павловского спросим), хотя может и не в КР.  Батшев, женившись на ней, жил в ссылке в Большом Улуе. Писал в Записках тунеядца, что на улице мороз, он сидит у открытой печки, как возле камина, а Алина закутавшись идёт в магазин. Лучшей книгой "Записки тунеядца не назову", т.к. Батшев был мелким диссидентом. Дрова им привозил из Красноярска отец Алины, Виктор Алексеевич, Замполит КВКУРЭ, а Алина была подругой моей жены Вали и через день у нас бывала. Всё это знаю от неё. За связь с Батшевым ей было запрещено публиковаться ВЕЗДЕ. А стихи и песни у неё были отличные. Потом уехала в Тверь, где я у них бывал неоднократно. А события происходили в самом конце 60-х. Недавно мне прислала сборник своих стихов. Хотите, дам её почту, надеюсь, она всё лучше уточнит.

Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

Сергей Орловский

ответил Гость


17.05.2020 18:57

Уважаемый ГОСТЬ. Хорошо что Вы ищет истину, в мои годы уже память подводит. Но вопрос- почему пишете анонимно? Неужели есть что скрывать?  

Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

Гость


28.05.2020 13:18

Ну, раз память подводит, надо ее лечить, чтобы не подводила.

Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

Сергей Орловский

ответил Гость


31.05.2020 13:51

А что бы Вы хотели от меня по данному вопросу? Всё -таки Алина была инвалидом, полиомиелит- на костылях ходила- а что пишет по этому поводу Батшев. И я не изучал чужие материалы, общаясь почти ежедневно с Алиной и её отцом, да и жена моя была её подругой. И сейчас переписываюсь с ней, её дочкой Машей и сестрой Наташей-а до развала страны ездил к ним ежегодно.  Кому лучше знать.

Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

Сергей Орловский

ответил Гость


03.06.2020 18:40

Анонимный Гость Может представитесь. Скорее всего мы в 60-е или 70-е могли пересекаться. Не бойтесь- всё уже в прошлом. Но, судя по написанному Вами, у нас были хотя бы общие знакомые.
Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

Спасибо Вам, Лариса. У меня дед Кусков Сергей Константинович в лагере на станции Кача под Красноярском закопан где-то. Вся его вина была - что в первую мировую был на фронте - хирургом, лечил раненых. 

Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры