Триединый бизнес Вершкова дал трещину

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

24.01.2020 18:51
0

Читать все комментарии

1440

Андрей Вершков родился в 71-м в Ирбее. Здесь окончил среднюю школу, отсюда уехал в Красноярск поступать в институт.

В 1994 году с дипломом инженера-строителя вернулся на малую родину. Не один - с женой Оксаной и маленьким сынишкой Сергеем. Поступил на службу в милицию. Но прослужил всего полгода - был "комиссован" из-за травмы руки, полученной при колке дров.

Обладатель "белого" военного билета крепко задумался, как жить дальше, как кормить семью. На дворе - время, когда денег в ходу практически не было. Бал в российской экономике тогда правил так называемый бартер, когда вместо зарплаты давали всё, что угодно - от продуктов питания до одежды и предметов быта.

В общем, пришлось идти на заработки к ирбейскому предпринимателю, затем ко второму, третьему, но достатка в семье всё равно не прибавлялось. Через девять лет работы на "дядю" решили открыть свой бизнес. Набрали Андрей с Оксаной денег у родственников и друзей, да и открыли в Ирбее магазин.

Работали так, что вложенные средства быстро обернулись. Появилась возможность открыть вторую торговую точку, за ней - третью. Через девять лет бизнеса чета Вершковых имела в Ирбейском районе пять магазинов. Казалось бы, живи, да радуйся.

Но со временем торговля перестала приносить хороший доход, поскольку население в районе и даже в райцентре особым богатством не отличалось. Чтобы продать товар, приходилось снижать цену до минимума. Да и самому Андрею Васильевичу, инженеру-строителю по профессии, торговля не очень то нравилась. Хотелось настоящей мужской работы.

Опять собрали семейный совет, на котором решили, что торговые точки будет курировать Оксана, а хозяин займётся заготовкой леса, благо район таёжный.

- Мне выделили участок за деревней Мариновкой, - рассказывает Андрей Васильевич. - Место там болотистое, поэтому работать в тайге приходится всего четыре месяца и только в зимнее время, когда морозы намертво сковывают топи. Лес в этом месте переспелый. Часто попадаются сосны, которым по 200 и более лет. Взять такие "дубы" не просто, а самое главное -  выход деловой древесины из такого леса минимальный. Скажем, привёз я на пилораму тысячу кубов, а после распилки получается всего 500 кубов пиломатериала. Если строить из него дом, то и того меньше.

Но и в таких условиях за девять лет Андрей Вершков сумел поставить заготовку древесины на хорошую основу. За год его бригады лесорубов заготавливают от 5 до 12 тысяч кубометров деловой древесины. Одно время пиломатериал из неё очень был востребован в Красноярске, а потом - как обрезало.

Пришлось переключиться на торговлю с китайцами. В чём ирбейского лесозаготовителя, да и не только его, обвиняют записные патриоты. Андрей Васильевич на такую критику отвечает просто:

- Появится российский покупатель, я ему с удовольствием буду продавать круглый лес и пиломатериалы, но его нет, поэтому, чтобы не остановить бизнес, приходится сотрудничать с партнёрами из Поднебесной.

К слову, братья-китайцы, если с ними работать чётко и без поблажек, очень деловые и честные партнёры. Внимательно отслеживают курс валюты к рублю, рассчитываются в срок и без обмана. Поэтому лесорубы у Вершкова в тайге зимой зарабатывают до 50 тысяч рублей в месяц. Сам предприниматель тоже живёт безбедно, построил в Ирбее один из самых красивых домов, ездит на хорошей машине.

В общем, не прогадал сибиряк с бизнесом. Хотя досталась работа в лесу ему очень непросто. До сих пор спина болит так, что иной раз кричать хочется. А всё потому, что Андрей Васильевич не привык смотреть на работу со стороны, нередко сам катает огромные брёвна. Таким работящим вырастили его родители, и с этим уже ничего не поделать.

Когда в доме достаток, жена, сын и дочь одеты и обуты, что ещё надо главе семьи? Но у Андрея Вершкова такой неуёмный характер, что проходит какой-то определённый срок, и на его душе начинается маята, появляется неудовлетворённость. Видимо, не может сибиряк долго заниматься одним делом, ему нужна новизна в бизнесе. Тем более, что в семье появилась дочка Юлия, и это придало отцу новые силы.

А тут - 2014 год. Как говорит Андрей Васильевич, "наши забрали у наших свой Крым". Это звучит удивительно, но он встретил эту весть с таким энтузиазмом, с таким воодушевлением, что сразу захотелось сделать не столько для себя, сколько для родного государства что-то очень полезное. В общем, решил Вершков заняться делами аграрными.

Первым делом пришёл к начальнику районного управления сельского хозяйства Виктору Призу и попросил его научить, как правильно вести сельский бизнес. Тот не стал много говорить, а достал из стола объёмную книгу под названием "Земледелие Красноярского края" и протянул будущему фермеру:

- Прочитай, здесь всё написано.

Несколько ночей подряд Андрей Васильевич штудировал "талмуд", и когда закрыл последнюю страницу, вздохнул с облегчением. Понял, что такое севообороты, чем отличается пшеница от ячменя, а ячмень от овса, в какие сроки сеять в Сибири зерновые, когда убирать.

После этого выкупил неподалёку от села Первомайка 500 гектаров заброшенной пашни, ещё пару тысяч гектаров взял в аренду. Приобрёл два новых зерноуборочных комбайна "Акрос", посевной комплекс и несколько подержанных К-700.

В прошлом году зерновые в его хозяйстве занимали 1 200 гектаров, нынче посевной клин возрастёт до полутора тысяч. Урожайность уже превышает 30 центнеров зерна с гектара.

Обычно начинающие крестьяне-единоличники, получив землю для выращивания зерновых, на этом ставят точку. Но Андрей Вершков решил стать настоящим селянином и завести на первых порах скот мясной породы.

В то время главой района работал Игорь Анциферов. Он сумел "пробить" в Ирбее выездное заседание краевого правительства, после чего район получил на устойчивое развитие сельскохозяйственной отрасли 100 миллионов рублей на пять лет.

Почти девять миллионов из этой суммы было выделено хозяйству Вершкова. Андрей Васильевич добавил четыре миллиона своих и купил в Идринском районе у Владимира Велькера почти сотню голов герефордов.

Разместили животных в Приречном, которое раньше было самостоятельным селом, а затем вошло в состав райцентра. Восстановили заброшенные коровники, огородили вокруг них большую территорию, и дело пошло. Ведь герефорды - это такие животные, которым закрытые помещения в принципе не нужны, только навес и защита от ветра.

Мы с Виктором Призом сами видели, как вольготно чувствуют себя взрослые и маленькие герефорды на воле, благо зима нынче сиротская. Они настолько сытые, что дроблёнку в кормушках никогда не выедают. А закрытые помещения нужны только стельным коровам, где они приносят телят.

Когда мы зашли в родилку, там находилась лишь одна отелившаяся "роженица". Рядом на соломенной подстилке лежал её телёночек.

- Ох, и помучились мы с ним, - улыбается Андрей Васильевич. - Корова долго не могла отелиться. Мы со скотником почти два часа вытаскивали телёнка из чрева матери, а когда вытащили, пригляделись - он не дышал. Я ему минут двадцать делал искусственное дыхание - рот в рот. Ожил. Дай я тебе поцелую, крестник.

Андрей чмокнул телёночка в лобик, тот сразу встал на ноги и пошёл к мамке, которая всё это время внимательно наблюдала за действиями людей, готовая в любую минуту защитить своё дитя от незваных гостей. Позже я узнал, что через неделю телёнок с мамой уже были на улице, а их место в родилке заняли другие коровы.

- Я не пойму, почему все говорят, что выращивать животных на мясо убыточный бизнес, - удивляется Андрей Вершков. - Мне пришлось потратить на сельскую отрасль вместе с краевым грантом 40 миллионов рублей. На эти деньги не только закупил скот, но и построил два склада под зерно, новую сушилку, которая начнёт работать в нынешнем году. Пока продал всего два бычка, но скоро начнётся настоящий конвейер по реализации деликатесного мяса герефордов, выращенных только на дроблёнке и траве.

Андрей Васильевич добавил, что сельский бизнес позволил занять лесорубов в летнее время. Раньше они не знали, чем заняться, а сейчас весной работают на земле, осенью убирают хлеб. При этом хорошо зарабатывают. К примеру, за сезон на жатве у комбайнёров выходит до 200 тысяч рублей. Те, кто ухаживает за герефордами, тоже не обижены в заработке.

В его хозяйстве на конечный результат работают все, здесь совершенно нет бюрократической прослойки. А самое главное - заготовка древесины пока легко перекрывает все расходы на ведение сельскохозяйственного бизнеса. Именно на продаже леса и строится сегодня благополучие триединого бизнеса Вершковых.

Однако в этом бизнесе в прошлом году появилась большая трещина, которая продолжает расширяться. У Вершкова уже забрали одну лесную деляну, в ближайшие дни должно состояться судебное решение по участку за Мариновкой.

"Ноги" такого отношения к успешному лесозаготовителю растут из ареста бывшего начальника Ирбейского лесхоза Николая Ильина. И сегодня правоохранительные органы, да и в краевом министерстве лесного хозяйства, считают, что и у остальных лесорубов района "рыльце тоже в пушку". Андрею Васильевичу прямо говорят, что его бизнес закроют.

Понятно, что в любом деле, если очень постараться, можно найти криминал. В лесном - особенно. Но вопрос: а кто создал условия, что лесная отрасль края долгие годы развивалась, мягко говоря, не в правовом поле? Ясно, что не сами лесорубы.

И ещё. Допустим, что Вершков и другие местные лесозаготовители лишатся права работать в тайге. Кто придёт на их место? Знамо дело - или москвичи, или китайцы. И тогда уже местный люд будет работать на варягов и получать мизерную плату за свой труд.

А наш герой может в любое время закрыть свои магазины, вырезать скот и податься куда-нибудь в тёплые края, оставив без средств к существованию три десятка своих земляков. Деньги на переезд у него есть

Пока же в планах Андрея Васильевича - построить на окраине Приречного  полтора десятка добротных домов, подвести к ним из своей котельной тепло и воду и передать их сельсовету, чтобы уже власти дали жильё нуждающимся землякам. А неподалёку от районной больницы он уже начал строить четырёхквартирный дом для медиков.

По сути дела, сибиряк решил взять на себя некоторые функции государства. Но, похоже, этим планам уже не осуществиться. Кому от этого будет лучше, трудно сказать. Ясно, что не жителям таёжного Ирбейского района и работящей семье Вершковых.

Виктор РЕШЕТЕНЬ.

Фото автора.

Ирбейский район.

#krasrab

Подписывайтесь на "КР" в отделениях связи или через онлайн-сервис "Почты России", а также на канал "Красноярский рабочий" в "Яндекс.Дзен", читайте и комментируйте статьи вместе с многотысячной аудиторией!

Читайте также

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры