Из редакционной почты: "Чувство огромной благодарности и восхищения"

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

05.10.2022 06:36
0

Читать все комментарии

2000

"Север в моей крови" - где-то я услышала эту фразу и уверена, что и в моей крови - тоже, ведь я родилась в уникальном месте - Игарке, которая стала для меня не просто малой родиной, а настоящим местом силы.

Игарку не может потеснить из моего сердца никакой другой город, где мне приходилось жить. Во многом этой силе в себе я обязана нашим учителям. Большинству из них я никогда не говорила слов благодарности - не умела, не думала, не успела. Хотя они таких слов, безусловно, заслуживают.

Первую нашу учительницу Валентину Витальевну Филиппову мы боготворили всем классом. С подружкой ходили к ней в гости, делили свой новогодний подарок из полиэтиленового мешка с конфетами и маленькой мандаринкой пополам, чтоб подарить его Валентине Витальевне.

В первом классе нам всем в этот пакет положили маленького игрушечного ёжика, Валентина Витальевна сказала:

- Обязательно храните его все эти десять лет (тогда было 10 классов), я приду и в десятом проверю.

И я хранила, но Валентина Витальевна не пришла, к тому времени она уже уехала из Игарки навсегда.

Ирина Петровна Баженова была преподавателем кружка "Юный художник" в Доме пионеров, ей было всего 24 года, когда она с нами занималась. Это были занятия, где мы рисовали не котиков и цветочки, а настоящие постановки натюрмортов. После рисования синей кастрюли на фоне драпировки ряды кружковцев поредели.

С Ириной Петровной мы придумывали принт для детской ткани, на уроке композиции "путешествовали" в Индию, на переменках болтали - какой будет тогда ещё жутко далёкий 2000 год, пили чай с конфетами и наряжались в новогодние костюмы.

Ирина Петровна не ленилась ходить с нами на лыжах в лес, где она фотографировала нас, и эти фотки, конечно, абсолютно безвозмездно, раздавала нам! После одной такой лыжной прогулки я нарисовала зимний пейзаж, а Ирина Петровна отправила его на краевой конкурс детских рисунков, где он занял второе место.

Именно И. П. Баженова посоветовала мне поступать на художественное отделение Игарской детской школы искусств. Помню, что поехала туда на автобусе, там увидела маленькую женщину с шейным платочком, которая мне почему-то запомнилась. И я не ошиблась, она оказалась моей учительницей.

В тот день мы нарисовали сангиной осенний букет в глиняном кувшине, но я больше туда ходить не собиралась. Иногда у меня сердце замирает, когда я думаю, что та женщина в платочке, Лидия Никитична Мухина, могла же не прийти тогда ко мне в школу и не остановить меня, когда я мчалась по переходу из спортзала, и не сказать, что мне надо обязательно учиться...

После этого разговора я вернулась в школу искусств, учителя там часто менялись по разным причинам, и поэтому мне повезло поучиться у всех игарских художников. В "художке" в первый год моей учёбы было два учителя, и обе - Лидии.

Лидия Павловна Титова предложила отвезти меня поступать в Одесское художественное училище, у нас даже были куплены билеты, но из-за происшествия с её сыном поездка сорвалась. Но шанс всё равно был удивительный, как и сам поступок Лидии Павловны.

И всё же моим самым любимым учителем там стала Галина Сергеевна Черкасова, которая всегда очень тактично относилась к нашим "шедеврам", атмосфера на её уроках всегда была без формализма, мы ходили с ней на пленэр в речпорт, а потом всей нашей толпой - пить чай к ней домой.

Особенно интересными были её уроки истории искусств, ведь мы в Игарке не имели возможности бывать в художественных музеях. Я подолгу рассматривала журнал "Юный художник", наборы открыток с репродукциями картин, и, когда уже будучи взрослой побывала в Эрмитаже и Русском музее, Рубенс и Дега, Репин и Суриков не произвели на меня такого впечатления, как те репродукции, увиденные на уроках истории искусств.

Позже, когда я ещё раз хотела поступать в художественное училище, она абсолютно бесплатно была моим репетитором, а я ходила рисовать к ней домой, в маленькую спаленку, где для меня ставился натюрморт. Человек невероятного таланта, тонкого видения природы и человеческой щедрости.

Когда я училась в Игарской средней школе N 7, нашим классным руководителем была учитель русского языка и литературы Татьяна Ивановна Кирпичникова. Позже я узнала, что Татьяна Ивановна родом из Санкт-Петербурга, и тогда мне стало понятно, откуда такая утончённая интеллигентность, сияющая красота, ультрамодная тогда юбка-годе и серёжки с рубинами, от которых я не могла оторвать глаз, слушая её на уроках. Было очень жаль, когда она ушла работать в другую школу.

Нашей "классной" тогда стала Наталья Фёдоровна Минайчева - учитель музыки, которую знал весь город как профессионала высокого класса. На хор, который она вела, можно было не прийти только в одном случае - если ты был мёртв.

Как я была счастлива, когда не прошла "хоровой кастинг" и меня равнодушно отправили на место. Её распевку про "молодиченьку-невеличеньку" я и сейчас спою, если разбудить меня среди ночи. Вот так и вижу, как статная, белокурая, с красной помадой Наталья Фёдоровна вытирает пыль с пластинки и устраивает нам настоящий разнос за то, что мы бесчувственно тянем: "Эх, дороги, пыль да туман..." И это было совсем не обидно, потому что там, в глубине души, каждый понимал: мы никогда не сможем спеть так, как хочет она.

Позже наш страх перед ней сменился искренней любовью и уважением, потому что этот человек оказался настолько понимающим нас, подростков, с огромным багажом креатива, благодаря которому она мастерски переделывала наши топорные идеи в блестящие номера, а мы, побеждая на всяческих конкурсах, сами себе удивлялись.

Довелось мне и один год быть студенткой Игарского педагогического училища народов Севера. Здесь педагогом, к которому хотелось бежать на урок, стала Альбина Александровна Галеева. У неё никогда не было скучных лекций, было настоящее профессиональное общение.

Альбина Александровна всегда была красивой, смеющейся, лёгкой. А её частый вопрос после лекций - "Девочки! Говорите, у кого сегодня что на ужин? Помогите придумать"- создавал ту самую домашнюю атмосферу, когда учиться всегда легче.

В этом же педучилище вела занятия Людмила Сергеевна Казанская, человек просто космических знаний о Вселенной, которые лились на нас нескончаемым потоком, это было настолько захватывающе и настолько же непонятно тогда. Только через годы я поняла, насколько уникальной была тогда возможность общаться с таким эрудированным человеком. Именно она первой познакомила меня с техникой аппликации из бересты - маркетри, которая стала моим увлечением на многие годы.

Благодаря направлению педагогического училища я поступила в Российский государственный педагогический университет имени А. И. Герцена в Санкт-Петербурге. Там самое яркое впечатление произвела преподаватель русского языка Нина Владимировна Богдановская, которая считала, что самый важный предмет - это, конечно, русский язык. Она была очень похожа на героиню из "Тихого Дона": высокая, черноволосая и ужасно строгая.

- Ну, кто тут из Игарки?! Говорят, вы семь пядей во лбу? - спрашивала она, изгибая чёрную бровь (слава об игарских студентах докатилась до самой Северной столицы).

- Таня, как пишется это слово? - спрашивала Нина Владимировна.

- Вместе,- робко отвечала Таня, моя сокурсница-землячка.

- "Вместе" вы с Сосновской в кино пойдёте, а слово пишется слитно! - метко резюмировала Богдановская.

Сейчас, водя уже своих детей в различные студии и кружки, я вижу, как нам повезло в то время, где педагог из кружка мог легко организовывать поход с ночёвкой в палатках, учитель из "художки" - угостить нас собственноручно испечёнными пирогами, преподаватель училища - принести мне к поезду дыню.

Эти люди не "отбывали время" на своей работе, а проживали жизнь с нами и для нас. Чувство огромной благодарности и восхищения к этим педагогам - вот что рождается от этих воспоминаний, ведь без них я была бы каким-то другим человеком.

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры