228-я Канская стрелковая дивизия в сорок втором оказалась забытой

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

20.12.2019 19:59
0

Читать все комментарии

349

Они шли под раскалённой июльским солнцем ростовской степи, неся на себе оружие, боеприпасы и амуницию.

Более десяти тысяч человек, выросших в далёкой Сибири, и только несколько недель назад прибывших сюда по приказу Верховного Главнокомандования.

Проехав в эшелонах тысячи километров они, наконец, здесь, на фронте, куда так стремились. Но то, что происходило с ними сейчас, вызывало только бессильную злобу и отчаяние.

Снова и снова высоко над головой в воздухе начинал звучать уже до боли ненавистный звук двигателей самолётов противника, а потом начинали сыпаться сверху бомбы. Бойцы кидались в стороны, пытаясь укрыться в этой открытой, как блюдце, степи, с горечью думая о том, как бы это было бы там, в сибирской тайге, либо пускай в самом захудалом, но лесу, где была бы возможность спрятаться, укрыться за стволами деревьев, в его оврагах и складках.

От каждого из них ничто сейчас не зависело: все вместе они переживали одну общую трагедию, ничем не в силах противостоять тому, что приносило в их ряды смерть.

Но едва немецкие самолёты улетали, бойцы вновь строились в колонны и, собрав раненых и тех, кто ещё мог идти, шли на восток в надежде, что там, наконец, будет их боевой рубеж, где можно окопаться, построить блиндажи, и где они, наконец, дадут настоящий бой этим гадам.

Но эта проклятая степь никак не кончалась, и всё повторялось снова и снова...

228-я Канская стрелковая дивизия умирала, так и не вступив в настоящий бой...

* * *

Формирование дивизии происходило в Канске, на станциях Заозёрная и Иланская. Здесь были созданы все три её стрелковых полка - 967-й, 995-й и 799-й, а также ряд других боевых, вспомогательных и тыловых подразделений. Всего в состав дивизии вошли 10 тысяч 200 человек.

Процесс обучения шёл непрерывно. Большинство командиров, поставленных на место старшего, среднего и младшего начальствующего состава, уже имели фронтовой опыт, причём они были специально направлены сюда, чтобы в максимально короткие сроки передать опыт тем, кто только сейчас встал в боевой строй.

Командиром дивизии был назначен Николай Иванович Дементьев. Он уже на второй день войны, командуя 99-й стрелковой дивизией, нанёс немцам первое поражение, отбив у врага город Перемышль на Западной Украине...

К концу апреля 1942 года 228-я Канская дивизия отправилась на фронт. Но о том, куда именно их везут, знало только командование.

Собирая сведения о своих земляках, я сразу столкнулся с тем, что информации об этой дивизии почти нет. Словно её и не было. А всё потому, что всё её нахождение на фронте составило лишь три месяца, после чего она вообще исчезла как боевая единица...

* * *

Начать надо с первопричины - почему так произошло.

12 мая 1942 года наши войска предприняли широкомасштабную наступательную операцию на юге страны под Харьковом, стремясь освободить этот второй по величине город Украины, а также нанести немцам серьёзный урон и перехватить у врага стратегическую инициативу, планируя в перспективе освободить всю левобережную Украину.

В этой операции были задействованы более 640 тысяч наших бойцов и командиров. Начатое наступление первоначально развивалось успешно: оборона немецких войск была прорвана, после чего в прорыв были введены танковые корпуса.

Но фашисты, уже изготовившиеся к началу летней кампании 1942 года захватить Кавказ, быстро оправились от удара, подтянули свои резервы и ударили во фланги наступавшей группировки советских войск. Наше командование своевременно не заметило этой угрозы, проигнорировало данные разведки, а когда спохватилось, было поздно - ловушка уже захлопнулась.

И началось форменное избиение попавших в "кольцо" наших войск: на открытой равнинной местности у них не было возможности зацепиться за какие-либо естественные природные рубежи. К 26 мая они оказались зажаты на пространстве в 15 квадратных километров. Их начала уничтожать немецкая артиллерия и авиация.

При этом наши танки, лишившись подвоза горючего и боеприпасов, встали. Войска оказались в голой степи и, лишённые прикрытия с воздуха, стали отличной мишенью для вражеской авиации.

Наверное, по-настоящему понять всю безнадёжность и отчаяние бойцов, оказавшихся в этом адском "котле", можно только оказавшись на их месте. Но большая их часть не сложила оружия и двинулась назад, пытаясь вырваться из окружения.

Об этой "Харьковской катастрофе" мая 1942 года сейчас написано много. Когда я читал исторические монографии о той бойне-трагедии, испытал горькое чувство, которое трудно передать.

Только в немецкий плен в мае - июне 1942-го под Харьковом попали 250 тысяч наших бойцов и командиров, а в целом безвозвратные потери составили более 280 тысяч человек...

Многие из командиров, чтобы не попасть в плен, кончали жизнь самоубийством. А что делать рядовому бойцу, у которого в голой, как блюдце, степи не оставалось ни боеприпасов, ни еды, ни возможности обогреться? Либо плен, либо смерть...

В результате действия организаторов этой операции, членов Юго-Западного направления - маршала С. К. Тимошенко, генерал-лейтенанта И. Х. Баграмяна и члена военного совета Н. С. Хрущёва - привели к тому, что немцы, развивая свой успех, вышли к Сталинграду и едва не овладели всем Кавказом.

Вот потому-то в нашей послевоенной истории эта катастрофа под Харьковом долго замалчивалась, тем более что страной руководил до октября 1964 года один из её организаторов - Н. С. Хрущёв.

"Мёртвые сраму не имут", а тех, кто пережил весь этот ужас, но остался в живых, кто попал тогда в плен и выжил в немецких концлагерях, было мало. К тому же во времена Н. С. Хрущёва говорить об этом было не резон - только себе во вред. Да что там - молчали и наши прославленные полководцы, предпочитавшие писать в мемуарах только о своих победах.

Но рассекреченные ныне документы, мемуары немецких генералов, работа отечественных историков открыли, наконец, и эту чёрную для нас страницу периода Великой Отечественной войны.

* * *

Именно в тот момент, когда разразилась "Харьковская катастрофа", на Южный фронт и прибыла 228-я стрелковая дивизия, сразу попав в круговорот всеобщего отступления наших войск, которое породило в итоге знаменитый приказ "Ни шагу назад!" от 28 июля 1942 года.

Наша сибирская дивизия тоже была вынуждена отступать на восток, чтобы не попасть в кольцо окружения. Но и в таких тяжёлых условиях сибиряки попытались себя показать. Когда командование 24-й армии Южного фронта поставила перед ними задачу - прикрыть отход всей армии на новый рубеж обороны, 13 июля 228-я стрелковая была вынуждена вступить в бой с двигавшимися на неё передовыми частями 4-го армейского корпуса немцев.

Но при этом создалась реальная угроза окружения всей дивизии с флангов: оставшись один на один с противником, 228-я рисковала быть отрезанной от переправ через Дон. Поэтому её полки были вынуждены отступать к городу Каменску Ростовской области.

Дивизия всё же прорвалась через Дон в районе Батайска, но из 10 тысяч 200 человек её первоначального личного состава на тот берег реки вышли только 3,5 тысячи...

Не успев, по существу, осуществить полноценные боевые действия, 228-я стрелковая дивизия была просто разбита с воздуха авиацией противника...

* * *

В немногих чудом сохранившихся донесениях о потерях в тот период сквозит одна ключевая фраза: "погиб при налёте немецкой авиации". При этом о местах захоронения её личного состава сведений почти нет: дивизия отступала, будучи не в силах даже похоронить как следует своих погибших товарищей...

Немецкая авиация просто выкашивала её ряды, и не было возможности хоть как-то этому противостоять: сибиряки погибали, но не сдавались, продолжая отходить на восток.

27 июля 1942 года поступил приказ о включении остатков дивизии, вернее - того, что от неё осталось, в состав 2-й гвардейской дивизии 3-го гвардейского корпуса Южного фронта.

Приказ о расформировании вышел 29 июля в Махачкале, куда остатки дивизии прибыли в начале августа. Окончательно дивизия была расформирована к 28 августа 1942 года.

Вот так сложилась трагическая судьба 228-й Канской сибирской дивизии.

* * *

При формировании дивизии в её составе преобладали жители районов Красноярского края, а также призванные из Тувы.

В ходе поисков мне удалось установить сведения о шести своих земляках-боготольцах, зачисленных в эту "забытую дивизию".

Первый из них - Александр Тихонович Ищуков, 1911 года рождения, уроженец Боготола. Он был призван Боготольским РВК в ноябре 1941 года, и вошёл в состав 799-го полка, служил в должности санитара.

Последнее известие от него в адрес его родной сестры Прасковьи Тихоновны Ищуковой, проживав в Боготоле на улице Октябрьской, дом 14, пришло 30 июля 1942 года. Впоследствии РВК признало его пропавшим без вести с сентября 1942 года

Следующий - Иван Ефимович Челало, 1909 года рождения, уроженец деревни 2-я Казанка нынешнего Боготольского района. Он был призван в ряды РККА в 1941 году из Боготола.

Последнее известие от него пришло тоже 30 июля 1942 года. Его супруга Татьяна Михайловна Челало проживала в Боготоле на улице Московской, дом 22. И. Е. Челало был признан пропавшим без вести с октября 1942 года.

Хафис (Хофис) Соляходинович Резванов родился в 1902 году на территории нынешнего Боготольского района. Был призван Боготольским РВК и служил в 797-м стрелковом полку. Его супруга проживала в Боготольском районе.

Последнее известие от Х. С. Резванова датировано июнем 1942 года. Впоследствии Боготольский РВК признал его пропавшим без вести с августа 1942 года.

Степан Александрович Степаненко, 1915 года рождения, родом из села Красная Речка нынешнего Боготольского района. Его супруга Степаненко (Кузьмина) с сыном Степаном, родившемся перед самой войной, в 1940 году переехали из Красной Речки в Боготол и жили на улице Пролетарской, дом 47.

Последнее известие от её мужа С. А. Степаненко было датировано 10 апреля 1942 года - видимо, перед отправкой на фронт. Пропал без вести.

Удалось установить имя ещё одного нашего земляка, входившего в состав 797-го стрелкового полка. Это Николай Васильевич Завальный, 1921 года рождения, уроженец села Волынка нынешнего Боготольского района. Его отец Василий Иванович Завальный и мать Христиния Петровна проживали там же, в Волынке.

В итоге в ходе поисков установлено, что Н. В. Завальный попал в немецкий плен 18 июля 1942 года возле города Каминска Ростовской области и находился в концлагере "Шталаг VIII F" (Ламсдорф, ныне - Ламбиновице, воеводство Ополе. Польша), где и погиб 31 августа 1944 года.

Стоит отметить и тот горький факт, что супруги Завальные потеряли на войне, помимо Николая, ещё одного сына - Виктора, 1926 года рождения. Он погиб в Германии 29 марта 1945 года - за полтора месяца до Победы...

И, наконец, был установлен ещё один боец 228-й стрелковой дивизии, который был призван и направлен в её состав Боготольским РВК 22 октября 1941 года. Его судьба сложилась не так трагически, как судьбы предыдущих пяти земляков, но тоже по-своему драматично.

Кузьма Павлович Нехаев родился в 1901 году в деревне Журавлиха нынешнего Боготольского района. Пропал без вести с июля 1942 года. Его супруга Елена Фёдоровна Нехаева (Малышева) и дочь Клавдия, 1938 года рождения проживали в Журавлихе.

Выяснилось, что рядовой К. П. Нехаев попал в плен 26 июля 1942 года под Ростовом-на-Дону. Он провёл в плену почти три года и был освобождён из 8 апреля 1945 года войсками 3-й Ударной армии.

К сожалению, у меня нет сведений о том, как сложилась его дальнейшая судьба, но ясно одно: в советское время на всех, кто прошёл немецкий плен, лежало негласное пятно. Власть относилась к таким людям с недоверием, подспудно ограничивая их гражданские права.

В советском предвоенном законодательстве за сдачу в плен была предусмотрена уголовная ответственность, что падало пятном и на их родных, близких. В 1943 году эта статья была изъята из Уголовного кодекса, но осадок от этого оставался ещё долгое время...

* * *

Я полагаю, что многие из наших земляков, входивших в состав 228-й Канской стрелковой дивизии, до настоящего времени продолжают числиться без вести пропавшими, но без документальных свидетельств о том, что они воевали в рядах именно этой дивизии.

Документы об их гибели не сохранились: видимо, они были уничтожены в соответствии с ведомственными приказами наркомата обороны в связи с угрозой окружения либо из-за налётов авиации противника во время отступления.

Но всё же они сделали главное - приблизили нашу общую Победу. Конечно, они могли сделать больше, но судьба сложилась иначе. Они тоже герои той войны. Просто им выпала своя нелёгкая доля...

Александр САМОЙКИН.

Боготол.

Подписывайтесь на канал "Красраб" в "Яндекс Дзене", читайте и комментируйте статьи вместе с многотысячной аудиторией!

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры