Ситуация с лесными пожарами в Сибири будет только ухудшаться

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

19.02.2020 18:38
1

Читать все комментарии

760

Ежегодно лесные пожары в Богучанском районе превращают в пепел тысячи гектаров ангарского леса. На протяжении последних 3-5 лет это особенно заметно нашим жителям.

Дым лесных пожаров надолго повисает во всех посёлках, закрывая сопки, уменьшая видимость на дорогах и на реке Ангаре. И хотя в последние годы увеличили кратность патрулирования, количество пожаров не уменьшилось, а выгоревшая площадь, к сожалению, увеличилась.

В чём причина? Многие задаются таким вопросом?
 
В своё время для стабильной работы авиаотделений по тушению пожаров было необходимо: достаточное количества людских ресурсов, летательных аппаратов, соблюдения кратности патрулирования, оборачиваемость групп с пожаров.

В Богучанском районе работали пять самолётов (три - в Богучанах, и по одному - в Манзе и Осиновом мысу) и четыре вертолёта, и количество летательных аппаратов увеличивалось в пик горимости.

Основная нагрузка ложилась на самолёты Ан-2 и Ил-14 с парашютистами на борту. Пожары обнаруживали на малых площадях и сразу же высаживали  парашютистов, находящихся на борту воздушного судна.

Они быстро приступали к тушению. Могли в течении 1-2 часов локализовать пожар и сообщить об этом в диспетчерский пункт авиаотделения. На место пожара вылетал вертолёт с группой десантников. Те проводили обработку пожара, его дотушивание и ликвидацию, окарауливание, а парашютисты на вертолёте возвращались на базу и на следующий день были вновь готовы к прыжку.

Иногда они успевали за день высадиться на второй пожар. Если возгорание вызывало у лётчика-наблюдателя сомнение по его остановке и тушению,  работали две группы.

Кратность патрулирования соблюдалась при любых условиях и даже увеличивалась при ветре более 10 метров в секунду и при прохождении гроз. Увеличивалась кратность авиапатрулирования такэе в выходные и праздничные дни.

Класс пожарной опасности считали на местах, и для этого в районе было много метеостанций: в сёлах Богучаны, Яркино, деревнях Каменка, Бедоба, Ирба, Малеева, станция Гонда. На границе с Эвенкией были метеостанции в посёлках Ошарово и Оскоба. То есть, мы знали всю метеообстановку по всему району.

Сейчас метеостанция только в Богучанах. В Манзе и Осиновом Мысу есть метеопосты, которые не дают полную информацию - так, как метеостанция. Поэтому, если в Богучанах прошли осадки 3 миллиметра, то класс пожарной опасности с третьего и выше сразу снижается до первого. Но никто не знает - из-за отсутствия метеостанций на севере, где прошла граница выпадения осадков, и средний класс пожарной опасности высчитать по всей территории невозможно.

В итоге пожары на севере района продолжают действовать, а авиаотделения в Богучанах, Манзе полётов не производят, и как итог - площади пожаров растут, их никто не обнаруживает и не тушит.

Есть здесь и финансовый аспект. Группы вылетают на пожар при 3-5 классах пожарной опасности, в это время по реке Ангаре прошли осадки. Класс пожарной опасности уже первый, но на севере осадков нет. Люди работают при первом классе пожарной опасности и при минимальной оплате за свой труд.
 
Мне до сих пор не понятно, кто из "великих" умников пришёл к мысли, что пожар должен ликвидироваться в течение первых суток? При нашей системе патрулирования одним самолётом, без парашютистов на борту (пример -  Богучаны, Манзя), даже если его вовремя обнаружили, обслуживается он, в лучшем случае, часа через два-четыре или позже.

Причина проста. Радиосвязи с самолётом на севере нет. После обнаружения пожара лётчик-наблюдатель по маршруту долетает до места, где радиосвязь уже есть, и передаёт данные о пожаре спустя час после обнаружения. Диспетчер ставит в план Ми-8 в течение часа.

Пока Ми-8 довезёт людей до пожара - ещё час, полчаса - на обслуживание с режима висения, плюс нужно дойти до пожара, зачастую около километра по тайге, а это час, найти воду для тушения. Всё! Пожар при 3-5 классе пожарной опасности упущен. А если ещё и ветер метров 5-7 в секунду...
 
Далее. Нельзя сравнивать авиалесоохрану с пожарными частями. Бойцы, объектовый пожар могут локализовать за полчаса - даже средней интенсивности, а потом идёт проливка конструкций и разбор завалов... Порой до нескольких дней.

Почему же господа хорошие из инструкций и заданий по тушению лесных пожаров убрали пункт "Окарауливание пожара"? Это то же самое, что проливка конструкций и разбор завалов. Ведь каждый грамотный лесник знает, что на локализованном пожаре площадью 3 гектара нужно столько-то выпилить горящего древостоя, убрать его, пролить, прокопать минполосу. А это, грубо, более километра кромки! А группа - всего 5 человек. Посчитайте. Нормы по тушению пожаров есть.

Многие не желают возвращаться к "старому", но иногда это полезно. Служба АПС не может понять, почему нужно бросать досконально не обработанный пожар (ради статистики "потушен в течение суток"), а потом на него возвратиться, но уже под другим номером?

Какие затраты вертолётов? Просто мы обманываем сами себя ради красивых показателей! Кому это надо? И здесь расходы по тушению уже никто не считает!
 
Следующий пробел в работе авиапожарной службы - заработная плата. Ну, не может работник находиться на тушении пожара сутки и получать за сутки около тысячи рублей! Кто установил оклад парашютиста, десантника в размере 2 896 рублей в районе, приравненном к Крайнему Северу?

Сколько можно "накрутить" премии, чтобы получить достойную зарплату? И почему, когда к нам на тушение пожаров приезжает резерв Центральной авиабазы, они получают за сутки до 3 тысяч и больше, работая с нашими людьми на одном пожаре и при лучшем оснащении - в разы? Парадокс! Ну, не должно быть такой несправедливости!
 
О питании на пожарах. На сутки - две банки тушёнки, банка молока сгущённого, банка рыбных консервов и 800 граммов риса. Если брать за основу приказ № 109 от 18 мая 1999 года, то мы увидим следующую картину! Кроме вышеперечисленных продуктов, должны быть в ассортименте: картофель или макаронные изделия, лук, соль, хлеб, сухари или галеты, консервированные супы, чай.

Это всё парашютисты покупают за свой счёт. Или в лучшем случае договариваются с магазинами и сдают то, что они получают от предприятия, и меняют на то, что им нужно! Кроме того, продукты закупают в Красноярске и доставляют в авиаотделения автомобилями. По всему Красноярскому краю!

Ну, почему опять не вернуться к старому? Согласно постановлению правительства Красноярского края о командировках суточные на территории края - 300 рублей. Набор продуктов на пожар также стоит около 300 рублей. Люди будут самостоятельно приобретать те продукты, которые им нужны.

И не надо их возить по всему краю. Сумасшедшие расходы бюджета. Просто надо платить десантникам эти 300 рублей, и вопрос содержания штата, который закупает и развозит продукты по авиаотделениям, также отпадёт.
 
Теперь - что касается космического мониторинга. Да, на многие параметры данного вида обнаружения лесных пожаров можно положиться, но... Например, пожар обнаружен космомониторингом в 20.00 местного времени. Полёты  самолётов закончились по причине нехватки саннормы у экипажа воздушного судна, недостаточно светлого времени.

А вот для вертолёта вроде бы всего достаточно для обслуживания данного пожара. И здесь включается принцип экономии... Надо слетать и посмотреть! А вдруг там фактически пожара нет? Спутник ошибся! Да, бывает, но минимум случаев. Сначала его нужно зафиксировать, присвоить ему номер, а потом можно уже вылетать на вертолёте с группами людей.

Получается выбор один. Утром самолёт по расписанию вылетает с осмотром пожара и передаёт данные. И только тогда можно лететь на его обслуживание. А площадь за ночь увеличивается в разы, в зависимости от погоды и ветра.
 
Ещё хуже ситуация с уже обнаруженными вечером пожарами. Пожар вечером обнаружен лётчиком-наблюдателем. Но он не обслужен по тем же вышеописанным причинам. Диспетчерская служба Лесопожарного центра не принимает и не регистрирует пожары, которые вечером не были обслужены.

А теперь очередной казус! Поскольку пожар не зарегистрирован, рано утром на него вылететь с десантниками на Ми-8 и обслужить нельзя. Фактически-то пожара нет. Хотя все знают, что он там есть, но делают вид, что не знают!

Нужно вновь вылететь утром и обнаружить его, или искать другие пути, может, какой-то вертолёт или проходящий самолёт его случайно увидел и передал координаты в Лесопожарный центр. Статистика! Все пожары обнаружены собственными силами. Но площадь пожара уже также увеличилась в разы.
 
В заключении хочу высказать ещё одну мысль. Пока не будет достойной замены самолёту Ан-2 и возврата к парашютной службе, обнаружению и тушению пожаров на минимальных площадях, проблема с их тушением останется. И не просто останется. Ситуация с каждым годом будет ухудшаться.

Штат авиаотделений укомплектован слабо, парашютистов и самолётов Ан-2 мало, обучение - минимальное, заработная плата также не на высоте. Текучесть кадров огромная. А хороший специалист по тушению пожаров приобретает необходимые навыки после 3-5 лет работы.

Какие бы доводы мне ни предоставляли, никогда не смирюсь с тем, что у нас пожары можно обнаруживать и тушить только наземным транспортом! При наших-то миллионных площадях и трудно проходимой тайге. Абсурд!

Виктор КАШИРСКИХ,

ветеран авиалесоохраны.

с. Богучаны.

#krasrab

Подписывайтесь на "КР" в отделениях связи или через онлайн-сервис "Почты России", а также - совершенно бесплатно - на канал "Красноярский рабочий" в "Яндекс.Дзен", читайте и комментируйте статьи вместе с многотысячной аудиторией!

Комментарии (1)

Гость


23.03.2020 17:14

Согласен! сам лесник (и пожары тушу) и всё это так и есть. Экономим на крохах а теряем миллионы.

Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры