Наталья ГОРЯЧЕВА: "Мой диапазон расширяется в сторону женственности"

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

20.12.2021 17:52
0

Читать все комментарии

4245

Как настоящая актриса, на сцене Заслуженная артистка России Наталья Горячева непредсказуема, и зритель не предполагает, чего от неё можно ждать сегодня. Конечно, на первый взгляд, её амплуа - волевая, жёсткая, властная женщина, но это впечатление обманчиво.

Наталья Геннадьевна любит эксперименты: скажем, сыграть в первой в Красноярске рок-опере "Чудная баба" или, будучи ведущей солисткой театра музыкальной комедии и получив именно там почётное звание, уйти вдруг в драматический театр имени А. С. Пушкина, где спустя несколько лет быть номинированной на "Золотую маску" за роль Алисы Галло в спектакле "Путешествие Алисы в Швейцарию".

В последнее время актриса номинировалась на главный российский приз во второй раз за роль в драме "Мы, герои...", а также получила главный приз за этот же спектакль на фестивале "Сибирский транзит" в Новосибирске. А когда-то Наталья Горячева очень смешно сыграла уборщицу, читающую во время работы монолог Виссариона Белинского "Любите ли вы театр?" и периодически произносящую: "Ноги подними..." Оказывается, этот персонаж жив до сих пор...

- Начинаю в Доме актёра свой моноспектакль "Жизнь актрисы - короткий анекдот", состоящий из образов, которые я когда-то играла, этим монологом уборщицы Петровой.

- Некоторое время назад в постановке режиссёра Юрия Цехановского вышли два экспериментальных спектакля - рок-опера "Чудная баба" по пьесе Нины Садур на музыку Ирины Беловой и трагикомедия Василия Сигарева "Детектор лжи"...

- Скучаю по "Чудной бабе", которая, конечно, требует большой сцены. И вообще Юрий Цехановский здорово её поставил. Получился какой-то шедевральный синтез, где Ира Белова написала музыку. Вместе со мной работал потрясающий партнёр из ТЮЗа Толя Кобельков. Не могу представить себе другую "Бабу".

Мы ездили в Новосибирск на фестиваль, где получили высокую оценку. Делали, не представляя, что получится, но вот как-то выдохнули... Нина Садур посмотрела спектакль и написала, что я лучшая Лида, несмотря на то, что пьеса, написанная за двадцать лет до того, активно ставилась.

- Ведь режиссёру надо было эту пьесу найти?!

- Нет, всё это сначала написала Ира Белова, взяв за основу пьесу Нины Садур, чьи тексты сами по себе музыкальны. Пожалуй, что бы я хотела играть сейчас, так это Лиду. Конечно, такая уже не получится, но ведь и я другая. Тогда всё было трагично, с вопросом в финале, а сейчас интересно покопаться с точки зрения приобретённого жизненного опыта.

- Вы ещё работали в театре музыкальной комедии, получив в 2007 году почётное звание?

- Даже не знала об этом, так как была в отпуске. Такой сюрприз для меня случился. Приехала в театр, а меня все поздравляют!

- Вас видели в амплуа жёсткой женщины, или вы всё-таки пытались вырваться за "флажки"?

- С возрастом мой диапазон расширился в сторону женственности. Можно взять, например, последнюю работу в спектакле "Мы, герои...". Или "Любовь на всю голову" в Доме актёра. Наш завлит Лариса Николаевна Лейченко подарила мне нежный образ, по которому скучают мужчины,- это я вижу и чувствую из зала: абсолютно нежная женщина. Даже в "Покровских воротах" можно играть по-разному - и потоньше, и по-лисьи.

- После перехода из театра в театр у вас ещё сохранялась Селия Пичем в "Трёхгрошовой опере" или Памела Брент в "Пулях над Бродвеем", отмеченная, кстати говоря, наградой краевого фестиваля "Театральная весна", а потом потихонечку, видимо, с опытом всё стало меняться?

- Надо знать, что тебя ждёт впереди. Конечно, перспективу видит режиссёр, который понимает, что у меня внутри. Понятно, можно сесть на любимого конька и поехать, но, по счастью, Олег Рыбкин видит меня по-разному. К вопросу о "Чудной бабе". Наверное, с возрастом Лида стала бы другой.

Очень любила поставленный Олегом Алексеевичем спектакль "Места и воспоминания". Или драму "Земля Эльзы". Или "Путешествие Алисы в Швейцарию", где исследуется тема эвтаназии. Два часа на малой сцене, на расстоянии вытянутой руки. Это, конечно, профессионально очень интересно. Сколько чувствуешь - столько есть. Меньше используешь внешние ресурсы. Подобное возможно в театре, но не в кино.

- Не зовут в кино?

- Мы далеко живём. Продюсеры пытаются искать актёров поближе. Это вопрос финансирования. Я проходила кастинг в "Левиафан" Андрея Звягинцева в Москве. Утвердили. Потом сменился продюсер, и, чтобы выпустить фильм, заняли медийных актёров.

- Почему после театрального училища не пошли в драму?

- Моё первое образование - солистка музыкального театра. Сразу было понятно, что я каскадно-характерная актриса - и по вокалу, и по фактуре. Я была худенькая, внешне выглядела как лирическая героиня, но не годилась на такие роли по своему темпераменту. Собиралась, впрочем, в драму, даже были предложения, но мой педагог, великая Любовь Борисовна Борисова, которую называли "Сибирская Раневская", сказала: "Драма от тебя никуда не уйдёт. Но сейчас ты со своей фактурой Алёнушки, голубой героини можешь провалиться и надолго остаться там без ролей. Иди в музкомедию, а лет через десять перейдёшь в драму". Как это можно было увидеть?!

На выпускных спектаклях побывал дирижёр из Красноярска Леонид Захарович Гельруд и пригласил меня к себе. Приехала - и обрела в Красноярске дом, семью, сына. В музыкальном театре сразу себя проявила и очень продуктивно там поработала, почти всё сделала в этом жанре. Но почувствовала, что начинаю топтаться на месте, дальше мне светили лишь роли комических старух в третьем действии - это в 42-то года!

Захотелось чего-то другого. Особенно, когда сыграла Голду в "Скрипаче на крыше". Счастливым случаем стала "Трёхгрошовая опера". Режиссёру понадобилась актриса. Лариса Николаевна Лейченко меня порекомендовала. Мы встретились с Олегом Алексеевичем, я спела. И через Селию Пичем перешла в драму, где серия ролей у меня была в таком ключе. А потом потихоньку диапазон расширялся...

- Вам не жаль, когда уходят такие успешные спектакли, как "Трёхгрошовая опера" или "Пули над Бродвеем"?

- Если скажу, что не сожалею, то, конечно, слукавлю. Думаю, сейчас мы вполне могли бы это играть. Естественно, с какими-то корректировками. Может быть, мне некогда было углубляться, потому что всегда была какая-то работа. И по своему характеру в прошлое обращаюсь мало, но когда остановлюсь... "Дом, где разбиваются сердца"...

Собрала в спектакле "Жизнь актрисы - короткий анекдот" роли, которые не сыграла, хотела бы сыграть, или сыграла и играю сейчас. По монологу прочту, что-то спою - и двигаюсь дальше. На русском языке вспоминаю тексты Брехта из "Трёхгрошовой оперы". А на немецком языке в "Мы, герои..." это звучит вообще грандиозно.

В данном спектакле самое удивительное - актёрский ансамбль. Когда репетировали, садилась в зал и слушала интонацию. Здесь мы как петелька и крючочек. Олег Алексеевич нас к этому приводил своими корректировками. Спектакль ведь живой, и режиссёру хочется каких-то тонкостей. Думаю, сейчас наступают лучшие времена этого спектакля, когда мы освободились от текста, присвоили его себе, пришла лёгкость.

- Последний ваш по времени успех - театральный фестиваль в Новосибирске со спектаклем "Мы, герои..."?

- Причём председателем жюри была Татьяна Николаевна Тихоновец, годом ранее - председатель "Золотой маски". Тогда я не готова была прозвучать. Но через год, когда она посмотрела, я была свободна и получила свою премию за мадам Чиссик.

- Что почувствовали в январе 2013 года, когда узнали, что спектакль, в котором участвуете,- "Путешествие Алисы в Швейцарию",- стал номинантом "Золотой маски"?

- Хотя ни одной из премий в трёх заявленных номинациях мы не получили, считаю, он лидировал по многим позициям. Уверена, наш спектакль был лучшим. Такого никто не делал. Он, например, вобрал в себя новые театральные технологии - параллельно с актёрами на сцене на экранах шла онлайн-трансляция спектакля. Вообще этот спектакль - синтез разных сценических приёмов. Опять же тема эвтаназии, затронутая в нём, была нова для театра. Это был спектакль-шок.

Конечно, хотелось успеха, но вместе со мной были и новосибирцы Люся Трошина, Лаврентий Сорокин. Вместе со мной за звание лучшей боролись Галина Коновалова, Роза Хайруллина, Чулпан Хаматова. И попасть в список лучших уже было наградой.

Однако, думаю, достаться "Золотая маска" должна была Галине Коноваловой (Заслуженной артистке РСФСР в 2013 году было 97 лет, через год её не стало.- Прим. ред.) за то, что она в таком возрасте может быть на равных с молодыми, полными сил актрисами, а то и выше их. Это дорогого стоит. Остальным премия нужна была постольку-поскольку, ведь у нас ещё всё впереди, а для актрисы Вахтанговского театра Галины Коноваловой это был огромный стимул для того, чтобы жить и работать дальше. Как и для многих пожилых людей, которые смотрели церемонию награждения.

Достаточно давно находясь в профессии, понимаю, что важнее присутствовать на самой церемонии, находиться в этой обойме, гарантирующей качество, когда тебя пристально рассматривают. Но если бы всё-таки получила, была бы очень счастлива! Впрочем, у меня всё ещё впереди...

Справка "КР"

Наталья Геннадьевна Горячева. Заслуженная артистка РФ. Окончила театральное училище и театральный институт в Новосибирске. С 1993 года - солистка Красноярского театра музыкальной комедии, где сыграла роли в спектаклях "Семейный уик-энд", "Скрипач на крыше", "Влюблённые обманщики", "Два клёна", "Ночь перед Рождеством", "Восемь любящих женщин". С 2009 года - актриса драматического театра имени А. С. Пушкина.

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры