Красноярский профессор обобщил факты гибели людей на горных гольцах

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

08.10.2020 12:12
0

Читать все комментарии

529

22 июля 2020 года в "КР" был опубликован материал Ивана Егорова "Тайна раскрыта" - в нём рассказывалось, что уральские туристы из группы Дятлова в 1959 году погибли от замерзания, переохлаждения и травм, полученных от давления снега при сходе лавины.

Затем последовали отклики бородинской читательницы Екатерины Одинец "Трудно поверить, что тайна перевала Дятлова действительно раскрыта" и жителя Вологды Владимира Гарматюка "Непреодолимая стихийная сила". Стихийная ли?" К дискуссии присоединяется ещё один читатель - красноярский профессор Марк Смирнов.

Открытая ветрам пустота

В последнее время достаточно деятельно обсуждаются обстоятельства загадочных случаев гибели туристов и других лиц в горах России.

В связи с этим мне припомнился и труднообъяснимый инцидент, происшедший со мной 44 года тому назад на хребте Западный Танну-Ола. С помощью Интернета я получил сведения об известных происшествиях и углубился в их изучение.

Для иллюстрации картин невзгод и опасностей, которые могут обрушиться на человека, рискнувшего выйти в гольцы, обратился к книгам одного из лучших знатоков природных условий гор нашего Отечества - Г. А. Федосеева, который как геодезист поднимался на перевалы и вершины хребтов Сибири и Дальнего Востока, неоднократно оказываясь в тяжёлых, труднопереносимых ситуациях.

Необходимо подчеркнуть, что все события, о которых пойдёт речь, происходили в так называемых гольцах, ландшафтах, располагающихся - в зависимости от широты местности - на высотах примерно 1 100-2 100 метров над уровнем моря.

Они лишены древесной растительности, то есть находятся выше границы леса. Здесь редкие, низкие, порой стелющиеся кустарнички, мелкие травы. Во многих местах - только камни, щебень. На склонах - причудливых форм скалы, "останцы", каменистые осыпи, обрывы, порой грандиозные "цирки".

На границе с гольцами даже внешний вид деревьев говорит о многом. Как писал Г. А. Федосеев, "нас приютил горбатый кедр, изувеченный ветрами да зимней стужей... Следы борьбы за существование лежат на всех растениях подгольцовой зоны. Деревья были маленькие, корявые и дупляные..."

Человек, выходящий после утомительного подъёма на верх гольцов, вдруг ощущает открытую всем ветрам пустоту окружающего пространства, одиночество, нередко его настигает гнетущее душу настроение. Жуткое впечатление от ночёвки на гольце в одиночку описал Г. А. Федосеев:

"Многие ли знают, какие картины рисует воображение человека, когда он остаётся один на один с безмолвием окружающего мира? Сердца даже сильных подвержены смятению и страху, и не надо насмехаться над теми, кто не выдержит такого испытания..."

Микроклимат гольцов отличается исключительной суровостью. Обстановка здесь может мгновенно меняться. Среди полной тишины и безмолвия, безветрия вдруг поднимается непроглядный туман, прогремит гром, подует резкий ветер, польёт дождь, переходящий в ливень, иногда и в снежную бурю, от которых негде спрятаться.

В любое время года человек, промокнув, может насквозь промёрзнуть среди лета, в густом тумане или в вечерних сумерках потерять ориентиры, впасть в панику и погибнуть, упав в пропасть или в результате общего переохлаждения организма.

Местные жители, зная "коварство" гольцов по преданиям и собственному опыту, опасаются невзгод и внезапных напастей, связанных с нахождением здесь. Они издревле верили, что в гольцах, особенно на перевалах и вершинах, а также в непосредственной близости от них присутствуют невидимые глазу силы (духи), которые могут навредить людям.

Пытаясь задобрить, умилостивить духов, создавали "обо" - насыпанные кучками камни, привязывая к веткам чудом державшихся на краю подгольцовья деревец цветные тряпочки, бросая здесь монетки. Каждый, поднимаясь на перевал или вершину горы, бросал свой камешек в "обо", выпивая водку (араку), брызгал её на "обо" или в основание деревца.

Мы неоднократно встречали в Бурятии и Туве "обо" и жертвенные деревья. Работая на Хутинском стационаре, до четырёх раз в году, весной и осенью, преодолевали хребет Таскыл по перевалу Болдурган, примыкающему к вершине 2 528 метров, останавливаясь у жертвенного дерева, бросали монетки и брызгали водкой.

Спускаясь по бездорожью с этого перевала, всегда с трудом, но доезжали до посёлка Хут, и лишь однажды (кто знает, может, не отдали должное хозяину этих гор?) у нас заклинило двигатель, и добираться пришлось пешком по непогоде.

В Южной Сибири русские старожилые охотники по прибытии в своё зимовье отдавали должное местным божествам, сливая через край кружки немного водки со словами "Местному бурхану". Думается, что все эти действия в определённой мере укрепляют веру человека в себя, в удачу, в содействие ему внешних высших сил.

Оскорбление невниманием или действиями священных, жертвенных мест может дорого обходиться виновным. С моим однокурсником А. Н. Шарпинским произошёл такой случай. Когда он был в начале 1950-х годов на охотоведческой практике на хребте Хамар-Дабан, то, минуя жертвенное дерево, выстрелил в него из ружья и, следуя дальше, провалился на речке в наледь с лыжами, кое-как выбрался.

О том, что надо уважать верования древних, считаться с ними, свидетельствуют реальные факты. По словам археолога кандидата исторических наук А. Заики, который с группой сотрудников исследовал петроглифы в Шушенском районе, он в солнечный осенний день разбил лагерь у самой скалы с петроглифами.

Вдруг ни с того ни с сего над скалой зависла чёрная косматая туча, окружила скалу со всех сторон, как будто вышла из самой скалы. Налетел свирепый ветер, сорвал палатку и унёс её прочь, разбросав вещи, и сразу ударил град, а потом ещё и снег запорошил окрестности. Пришлось срочно искать новое место для лагеря.

Через несколько лет снова вернулись на то же место и вновь разбили лагерь под этой же скалой. И всё повторилось, как в предыдущий раз. Только вместо града с неба обрушился мощный ливень, загрохотал гром, молнии начали бить по лагерю. За считанные минуты лагерь был разгромлен полностью.

По мнению А. Заики, каждая писаница была для древних священным местом, храмом со своим алтарём, а нередко - и погостом, нарушать покой её кощунственно.

Обратимся к материалам походов на гольцы, окончившихся трагически.

Северный Урал

Чтобы ввести читателя в понимание особой суровости природы этого края, предоставлю слово крупному исследователю Севера К. Д. Носилову, который в январе решил пересечь Северный Урал - хребет Поясовый Камень - в верховьях реки Северная Сосьва, берущей своё начало с северных склонов горы Отортен.

Манси, к которым обратился К. Д., категорически не советовали ему пускаться в такой рискованный путь, говоря: "Заметёт на Камне, там страшен ветер, срывающий оленя с ног, олени пропадут, пропадёшь и ты".

Никто из этих закалённых таёжной жизнью людей не хотел ехать с ним, нашёлся лишь один молодой храбрец. Выехали на двух нартах с 10 оленями.

"При подъезде к перевалу,- пишет учёный,- пока тихо, но уже впереди что-то шумит, воет, словно завесой какой тёмной закрывая просвет между двух гор, мимо которых мы двигаемся... Вот вихрь несётся на нас, вот другой... Вдруг всё теряем из вида... Всё скрывается в белой снежной пыли, и мы в каком-то круговороте вихрей идём, едва сдерживая дыхание, придерживаясь за нарты, чтобы не быть сбитыми с ног, ослеплённые снегом, сбитые с толку вихрями, чувствуя, как они рвут одежду, поднимают полы, толкают нас сзади, упирают в грудь, захватывают дыхание, свистят в ушах. Происходит что-то ужасное, чего я не ждал ещё за минуту; вера в свои силы теряется; мы сбиваемся в кучу; олени отказываются идти, мы уже способны бежать назад..."

Только прилагая чрезвычайные усилия, сверхсильным напряжением воли им удалось пробиться сквозь ураган, в покоть бассейна Печоры на западный склон хребта.

Известный охотовед, профессор Ю. П. Язан в 1950-х годах, работая в Печоро-Илычском заповеднике, посещал близкую к месту ночёвки "дятловцев" западную часть макросклона Северного Урала. Он дал яркое и точное описание своих ощущений:

"Большое впечатление оставляют закаты солнца в этих горах. Выраженные в кровавых тёмно-бордовых тонах, сопровождающиеся обычными здесь сильными, холодными ветрами, свистящими, скрипящими, грохочущими в каменных громадах останцев, они навевают жуть. Но стоит спуститься с гор в зону леса и развести огонёк, как сразу же весёлые язычки пламени создают хорошее настроение".

Итак, лыжный маршрут туристов проходил по реке Лозьве и её притоку Ауспии в течении 6 дней января 1959 года в направлении к горе Отортен. Члены группы - молодые, крепкие люди - неоднократно участвовали в подобных походах, возглавил её И. Дятлов. Погода стояла морозная, вероятно - 20-30 градусов Цельсия с лёгким туманом.

На пологом склоне со скалами-"останцами" гольца горы Холатчахль (1 079 метров), куда они вышли 1 февраля и поставили палатку, ветер, несомненно, был значительно сильнее. Все дни перед этим шли с подъёмом вверх "в целик", как говорят охотники-промысловики, поднимались в довольно крутую гору и уже в вечернее время, чтобы поставить палатку, делали раскоп в плотном снегу глубиной 0,5-1 метр.

Люди сильно устали и промёрзли на ветру, но надо было ещё добыть из снега воду и заготовить дров на долгую ночь. Закончили подготовку к ночлегу в сумерках, ночью ветер, вероятно, усилился, загудел и заскрипел в останцевых скалах.

Полагаю, что в ночь на 2 февраля 1959 года тягостное состояние "навалилось" на студентов в палатке на гольце горы Холатчахль. Сказалось переутомление, охлаждение, возникло безудержное желание покинуть голец и укрыться в лесу. Взмах ножа, и в этот проём они вышли в чём были, то есть не все одеты, большинство без обуви,- в носках или босые. Следствие установило, что палатка была оставлена внезапно, одновременно всеми туристами. Большую часть тёплых вещей и обуви оставили внутри её.

На протяжении 500 метров сохранялись следы, идущие от палатки в долину. Дорожки следов располагались близко, сходились и вновь расходились недалеко друг от друга. Дошли до леса (около 1,5 километра от палатки) и разожгли костёр под кедром.

Спустя какое-то время разбились на группы - выделились четверо, которые отошли от кедра на 75 метров вниз к ручью, трое одиночек, которых впоследствии обнаружили между кедром и палаткой, и два оставшихся у костра. Причины смерти одиночек, пары и одного из четверых - воздействие низкой температуры, а трое из четверых в ручье погибли, по мнению следствия, от тяжёлых травм: у двух - переломы рёбер и один - от повреждения черепа.

Отмечены у костра клочки одежды, а отдельные предметы её надеты с одного из туристов на других. Двое у костра, вероятно, погибли раньше других, так как с них, уже мёртвых, снимали одежду, надрезая её ножом, туристы, находившиеся у ручья. Оба у костра остались в нижнем белье.

На одном из одиночек был валенок, второй валенок остался в палатке, двое других были без обуви, в носках. На туристах из четвёрки отмечены срезанные с двух оставшихся у костра верхние одежды.

Тяжёлые травмы могли получить, по моему предположению, туристы, забиравшиеся на кедр у костра (следствие установило, что сучья у него были обломаны до высоты 4-5 метров). Находясь в неадекватном состоянии, человек мог упасть и повредить себя или отдыхавшего внизу (особенно если тот лежал).

Другой, впрочем, весьма маловероятный вариант: отошедшие от костра к ручью могли провалиться в медвежью берлогу. Случаи нападения на человека медведя, потревоженного в берлоге, отмечались рядом исследователей.

Абсолютно исключать ссору и драку туристов друг с другом тоже не следует, учитывая их явно ненормальное состояние.

Горный массив Сохондо

Лыжный маршрут группы сотрудников Сохондинского заповедника проводился с целью обследования территории его с заходом на голец горы Сохондо в феврале - марте 1984 года.

Погода вначале была, по-видимому, средняя для этих мест. Вероятно, к концу дня после затяжного весьма утомительного подъёма на голец люди сильно устали, и на вершине трое сели отдыхать, прислонившись друг к другу, возможно, ещё и таким образом спасаясь от изрядного ветра.

По мнению тех, кто впоследствии обнаружил погибших, четвёртый спустился вниз якобы к зимовью, а затем поднялся к отдыхавшим и застал их бездыханными. В рюкзаках замёрзших была нетронутая еда, водка, тёплая одежда.

Убедившись, что товарищи мертвы, он снова направился к избушке. По дороге бросал одежду из своего рюкзака (по ней его и нашли). До кромки леса и избушки не дошёл всего 400 метров. Замёрз свернувшись в "позу эмбриона", как сообщили спасатели.

Хребет Хамар-Дабан

Пеший поход туристов был осуществлён в начале августа вверх по реке Лангутай и реке Барун-Юнкацук в направлении к горе Хан-Ула (2 371 метров), проходил он в течение 6 дней.

Остановились на гольце перевала между вершинами Голец Ягодный (2 204 метров) и Тритранс (2 310 метров). Движение группы почти постоянно сопровождал снег с дождём и пронизывающим ветром, а в ночь с 4 на 5 августа - гроза, буран.

В это время туристы, не разводя костра, мёрзли в палатке в промокшей одежде. Удивительно, что они даже не пытались согреться, хотя у каждого в рюкзаке в сухом виде лежали спальные мешки и полиэтиленовая плёнка.

Наутро 5 августа, промёрзшие, в сырой одежде, они стали собираться, чтобы покинуть стоянку, и вдруг один из парней упал, из ушей пошла кровь, изо рта - пена, и вскоре он скончался. Стали спускаться к лесу, возникла паника.

Внезапно начали падать сначала трое, затем - ещё один, они катались по земле, рвали на себе одежду, хватали себя за горло. Упала и руководитель Л. Коровина. Ещё один парень стал убегать и прятаться за камни. Одна из девушек билась о камни головой. Речь у беснующихся была сбивчивой, малопонятной. По рассказу уцелевшей Валентины Уточенко, погибли все в течение получаса, лишь в полуобморочном состоянии дожила до утра Л. Коровина.

В. Уточенко, взяв спальник, переночевала под валуном, а утром следующего дня пошла вниз и дошла до реки Снежной, спускалась по её берегу 6 дней. Девушку подобрали водные туристы. От пережитого она находилась в глубоком шоке, несколько дней не в состоянии была даже говорить.

Найденные через месяц спасателями туристы группы Коровиной лежали в 40-50 метрах друг от друга, в тонких трико, трое - босиком, у всех на лицах - гримасы ужаса.

...Побывавший на гольце у пика Грандиозный летом в июле 1938 года Г. А. Федосеев испытал много тяжёлых минут и описал всё практически документально:

"Кругом только россыпь, снег, да мокрая ночь. По телу гуляет колючий озноб. По-прежнему темно, сквозь туман падает дождь... Нас сторожат чёрные выступы скал, словно мертвецы, поднявшиеся из могил. Мучительно пошевелиться. Ни тревоги, ни желаний... Не стал чувствовать себя, кажется, всё обледенело, и ничего не осталось в моей власти. "Какой мучительный конец должен быть у замерзающего человека",- подумал я".

На Орзагайском гольце так же летом, в августе 1938 года:

"...Подъём отобрал у меня остатки сил, в глазах - рой звёзд... густой вечерний сумрак окутывал горы... При первой же попытке спуститься на дно котловины я почувствовал странную слабость в ногах, закружилась голова, земля вдруг потеряла устойчивость... Захотелось прилечь, свернуться в комочек и надолго забыться. Слабость усилилась, и вдруг поползли передо мною россыпи, скалы, закачалось небо, всё вмиг перевернулось, и связь с окружающим миром оборвалась..."

Спасла автора, лежащего поперёк склона без сознания, собака, прибежавшая из лагеря экспедиции.

Кольский полуостров

Лыжный поход группы туристов по Ловоозерским тундрам (горам) проходил в январе 1973 года. 26 января они поднялись по реке Чивруай к границе леса.

Погода была вначале тихой с морозом более 20 градусов Цельсия. Сделали привал с горячей едой. После полудня изрядно пуржило. Уже в сумерках начали восхождение на гольцовое Чивруайское плато.

Ветер усиливался (был до 50 метров в секунду, по словам жителей близкого к этому месту посёлка Ильма), температура резко упала. В темноте пересекли плато и остановились у крутого склона цирка.

Пятеро тепло оделись и ушли, почему-то без лыж, вниз по этому склону в долину реки Киткуай (по предположению, спускались на разведку). Оставшиеся расстелили палатку и легли на неё, причём тёплые вещи, которые были в рюкзаках, надевать не стали. Легли, прижавшись плотно друг к другу.

Двое из ушедших, юноша и девушка, якобы пытались возвратиться, но, не дойдя до оставшихся наверху 200 метров, легли на камень и застыли. Юноша отдал свою тёплую одежду девушке, сам остался в штормовке. Трое спустились в долину.

Спасатели сумели добраться до туристов лишь через неделю, так как в эти дни бушевала буря с сильным ветром. В десяти метрах от обрыва обнаружили 5 замёрзших тел, лежавших на палатке, один замёрз в позе человека, натягивающего стропы палатки. Невдалеке нашли молодую пару - на камне.

Двоих из спускавшихся вниз нашли в 2 километрах от цирка - в 10 метрах друг от друга, а последнего - в 400 метрах от этих двух, он был тепло одет, но без рукавиц. Поиски продолжались до 1 июня.

...Обратимся опять к Г. А. Федосееву. Свирепая пурга застала его в конце зимы на гольце Козя в Восточном Саяне:

"Ветер крепчал. Пошёл снег, разыгрался буран. Всё вокруг меня взбудоражилось, завертелось, взревело. Но самым страшным был холод. Он сковывает руки и ноги... Тревожные мысли не покидали меня. Начинался озноб... Провалился в сугроб, потерял сознание... когда же пришёл в себя, то оказалось, что лежу в глубоком снегу. Тело коченело... я не чувствовал носа и щёк - они омертвели, и странно стучали пальцы рук... Мысли обрывались. Наступило состояние безразличия. Не хотелось ни думать, ни двигаться. "Неужели конец?" - мелькнуло в голове. Напрягаю силы, с трудом передвигаю ноги... Одежда застыла коробом, пытался засунуть руки в карманы, но не смог. Где-то на грани билась жизнь, поддерживая во мне волю к сопротивлению..."

Западный Кавказ

Пеший поход по одному из отработанных официальных маршрутов крупной (53 человека) сводной группы туристов из Украины, Центральной России и Узбекистана.

Вышли 9 сентября 1975 года по основному (перед этим был тренировочный) маршруту. На первом "приюте" отметились гулянкой, наутро встали поздно. 10 сентября - пасмурно, мелкий дождь.

После обеда вышли в альпийский пояс к восточному склону горы Гузерипль примерно на 1 800 метров. Здесь сильный порывистый ветер, дождь, постепенно перерастающий в снежную метель. Некоторые на ходу начали избавляться от "лишнего" груза, выбрасывая из рюкзаков вещи и продукты.

Видимость сократилась до 2-3 метров. Ветер затруднял движение, снег постоянно засыпал тропу. Началась паника. Не слушая инструкторов, туристы бросились вниз к лесу, до которого было около 500 метров. Самые сильные парни добежали до леса и разожгли костёр. Остальные, обессилев, рассыпались по склону балки Могильной, призывая помочь им выбраться из сугробов.

Инструкторы собирали людей по одному, а сидевшие у костра не обращали никакого внимания на призывы отставших. Инструкторы найденных ими туристов заставили развести костёр, но, вернувшись, застали людей безвольно сидевшими и прижавшимися друг к другу у потухшего костра, не проявлявшими желания идти за дровами.

Когда инструктор развёл костёр, они придвинулись к нему, оттесняя более слабых и женщин, огрызаясь и скандаля. Другая часть туристов - без костра и тёплых вещей - сидела, прижавшись друг другу спинами и накрывшись полиэтиленовой плёнкой. К утру многие из них замёрзли.

Только мощные парни, первыми достигшие леса, поддерживали всю ночь костёр и не сходили с места, несмотря на доносившиеся со дна балки крики людей, зовущих на помощь. Утром парни прихватили с собой вещи, снятые с погибающих товарищей, и спокойно ушли по тропе вниз. Впоследствии они были оправданы судом, объяснив, что на них подействовала стихия, и они не ведали, что творили.

Лишь одна девушка, Светлана Ветрикут, не добравшись до костра, смогла выжить, сделав под пихтой шалаш из веток и папоротника. Вокруг пихты она пробивала тропу и, двигаясь по ней, не давала себе замёрзнуть. В борьбе с холодом и голодом провела 3 дня.

Другие, потеряв волю к борьбе, обрекли себя на замерзание. Их было 21 из 53 человек, причём среди погибших преобладали на 70 процентов молодые мужчины - от 22 до 40 лет.

...Непогоду на гольце Кубарь в Восточном Саяне Г. А. Федосеев описал впечатляюще:

"С утра было тепло и тихо, но в середине дня внезапно налетела туча. Сразу потемнело, ветер заиграл по хребту. Резко похолодало... Руки не разжимались, холод пронизывал тело, сковывая веки, сжимал дыхание. Всё утонуло в сером море снежного бурана. Руки и ноги не подчинялись. Каждый лишний час, проведённый на вершине, мог оказаться гибельным. С трудом добрались до тайги. Одежда застыла коробом, тело потеряло чувствительность, челюсти сводило судорогой. Пальцы на руках закоченели и так обессилели, что никто из нас не мог достать из коробки спички и зажечь их. В сознание ворвалась страшная мысль ненужной развязки..."

С огромными усилиями людям удалось разжечь костёр и, согревшись, спастись.

"...Бежал быстрее лани"

К одной из сторон воздействия на человека гольцов я отношу и характерные детали случая, произошедшего со мной.

Летом 1976 года мы работали на Чаа-Хольском стационаре в Западном Танну-Ола (Тува). Вместе с охотоведом В. В. Шурыгиным в полдень 19 июня отправились в вершину реки Полуктуг-Хема в гольцовый пояс.

В гольцах субстрат каменистый, щебнистый. Прошли километра два по гольцовому плоскогорью. Растительность куртинками - кустарниковые берёзки высотой 20-30 сантиметров, много цветущих низкорослых трав. Дерновой покров составляли два вида осок, очень редко отмечались стелющаяся форма ивы, низкорослые можжевельники. Повсеместно между камнями, как крупнообломочными, так и плитами разных размеров, была вода, оставленная растаявшими снегами.

Вечером скрипел и свистел крыльями бекас, и кричала "Кяв-кяв-кяв", сидя на дереве над шалашом, где мы заночевали, сумеречная птица. Ни одного зверя в высокогорной тундре мы не встретили.

20 июня утром Шурыгин, который хорошо знал эти места, посадил меня на опушке листвяга на границе подгольцовья, у маральей тропы, а сам стал обходить окрестные поляны с целью напугнуть на меня зверя. Было тихое, какое-то не хмурое, но смутное утро, вдали громоздились водораздельные тёмно-серые громады хребта Танну-Ола.

Я просидел минут 30-40, и вдруг какая-то неведомая сила как будто толкнула меня вниз, я бросился бегом по крутой маральей тропе, по косогорам, по гривкам, царапаясь о колючие жёсткие ветви караганника, к реке, к охотничьей тропе, и по ней без остановки дальше и дальше, пока не достиг нашей избушки.

Мой напарник, пришедший через час-полтора, был зол и недоволен, ругал меня за испорченную охоту.

Впоследствии я мысленно анализировал это происшествие. В тайге я не был новичком, приходилось одному и ночевать, и довольно долго жить в лесной глуши. А в этот раз мы вдвоём, вот-вот подойдёт мой напарник, "на дворе" день, мы не заблудились, всё вокруг ясно и понятно. И вдруг такое безотчётное, паническое бегство без каких-либо видимых причин, угроз.

Получилось так, что какая-то таинственная, независимая от тебя сила поднимает и несёт чуть ли не над землёй. Напрашивается лермонтовская цитата: "Гарун бежал быстрее лани, быстрей, чем заяц от орла". Но он бежал от смертельно опасности, с поля боя. Здесь же опасность якобы отсутствовала.

А может, она дышала в затылок, была где-то рядом? И ангел-хранитель вмешался в мою судьбу? Или так проявили себя незримые силы гольцов?

Живых свидетелей не отыскать

Рассматривая в целом трагические события, произошедшие в ряде горных районов, можно выделить некоторый перечень элементов поведения, характерных для людей, погибших в гольцах.

Замечается некоторая последовательность их проявления, которая может иметь в каждом отдельном случае свои особенности.

Наблюдалось стремление покинуть голец всей группой или отдельными её частями. Можно предположить, что людьми овладевало чувство страха или грозящей опасности, как в моём, упомянутом выше, примере. Если группа не разделилась сразу, то обязательно разделится позже.

Это касается и дружных, сплочённых групп, что, возможно, связано с началом душевного расстройства. Поход в темноте на голец и устройство там ночлега, причём в случае на Кольском полуострове - без установки имевшейся палатки, тоже вызывает вопросы.

Развитие отклонений поведения отмечается, как правило, на фоне сильного физического переутомления и охлаждения организма. Поведение людей, причём часто всей группы, почти одновременно, становится необъяснимым. Людьми порой овладевает паника, возможны, на мой взгляд, галлюцинации, потеря ориентации в пространстве.

Почти всегда - в той или иной мере и зимой, и летом - люди, даже замерзающие, несмотря на холод и ветер, стремятся избавиться от "лишней" одежды, обуви, разбрасывая её, и, напротив, иногда берут и надевают чужую. В то же время сильно прозябшие и промокшие не используют лежащую в их рюкзаках тёплую, сухую одежду и спальные мешки - даже в случаях, когда укладываются спать.

Нередко людьми овладевает апатия, сонливость, даже опытные и в достаточной мере сильные люди, безропотно засыпая, замерзали на гольце, по нескольку человек прижавшись друг к другу, что в итоге напоминает коллективное самоубийство.

Возбуждение и ярко выраженное неадекватное поведение, судя по имеющимся данным, возникает, по-видимому, не всегда, редки - членовредительство, ссоры и драки.

Объединяют погибших на Северном Урале, Кольском полуострове и Сохондо изменения цвета открытых участков кожи на жёлто-коричневый тёмный; истечение крови из носа и горла - у некоторых замёрзших на Северном Урале и Хамар-Дабане.

После появления первых признаков расстройства сознания люди могут погибнуть в течение короткого периода времени.

При значительном сходстве отмеченных в гольцах элементов поведения людей, в каждом случае просматриваются свои особенности, которые, вероятно, могут быть объяснены и индивидуальными чертами туристов. Возможное выявление других дополняющих сходство признаков тормозится тем, что обычно не остаётся живых свидетелей происходящего.

Примечательно то, что гибнущие люди не оставляют каких-либо записок, даже отдельных слов. Поэтому очень многое остаётся неясным и труднообъяснимым. Тем более ценны показания, например, В. Уточенко и выживших туристов с Кавказа - очевидцев гольцовых трагедий.

Наиболее общее для всех случаев определение может, на мой взгляд, быть обозначено как отклонение поведения или в той или иной степени - нарушение психики, которое, наверное, допустимо назвать болезнью, например, "Безумие на гольцах". Наиболее резко она выразилась, по имеющимся данным, у "дятловцев" и "коровинцев".

Необходимо упомянуть некоторые обстоятельства, усиливающие "загадочность" событий, происшедших с лицами, погибшими в гольцах. События эти сопровождались сочетанием нескольких явных и внешне скрытых факторов, в числе которых - не только критическое состояние организма, но и определённое влияние обстановки самого гольца (cм. начало очерка).

Таким образом, усталость дополнялась угнетённым настроением, страхами (см. описания Г. А. Федосеевым и другими исследователями ситуаций, возникавших на гольцах), которые могут создавать предпосылки соскальзывания в болезненное психическое состояние.

Воздействие "тёмных сил"

Примечательно, что практически все рассмотренные мною случаи смерти людей на гольцах или близ их происходили в местах с "дурной славой" - ранее они были языческими святынями, местами поклонений, где, возможно, происходили культовые обряды, жертвоприношения, а также в местах гибели людей в недавнем прошлом.

"Дятловцы" погибли на гольце горы Халатчахль (Мертвецов) перед тем, как должны были продолжить путь к горе Отортен ("Не ходи туда"). Вблизи горы Отортен было священное место манси "Ман-Папуньер".

Перевал на Хамар-Дабане, где погибла почти вся группа Коровиной, был шаманским местом, о чём свидетельствуют их потомки (шаман из Прибайкалья Сергей Дамдинов). Близ этого перевала 3 августа 1914 года погиб в снежной метели известный исследователь гор А. П. Детищев, 30 августа 1960 года при переправе через реку Мишиху утонула ботаник Н. А. Епова, изучавшая флору труднодоступных районов Хамар-Дабана.

Из материалов, комментировавших гибель группы Коровиной, следует, что в августе 2011 года другая группа туристов посетила эти места, их преследовал и туман, и дождь со снегом, ветер такой силы, что с гольцов они уходили, сцепившись по трое. Все участники долго не могли отделаться в этом месте от неприятного жуткого ощущения того, что отсюда надо убираться побыстрее.

По словам М. Пруцкова, ему известны были отдельные случаи гибели людей в этих горах во время штормовой погоды, причём признаки нездоровья те же: пена изо рта, истерика, раздевание, иногда с аккуратным укладыванием одежды, разувание со словами "Я буду ждать автобуса".

Гору Сохондо тунгусы, когда-то жившие здесь, почитали как место пребывания гневного божества, на вершине её они поставили "обо".

На Кольском полуострове окрестности Сейдозера издавна имеют "дурную славу" - как очень опасное место. На его южном берегу ранее имели своё пристанище местные шаманы. Люди, посещавшие эти места, порой ощущали слабость, головокружение, безотчётное чувство страха, изменение психического состояния.

В конце 1950-х годов в Ловоозёрской тундре при восхождении на вершину горы Ангвундасчорр погибли два опытных альпиниста. Их товарищи бежали, бросив трупы и всё своё снаряжение. Говорили о внезапно охватившем их чувстве дикого ужаса.

На Западном Кавказе туристы погибали в балке Могильной - месте, где в Великую Отечественную войну немцы расстреляли большую группу мирных жителей.

В итоге можно утверждать, что повинен в возникновении "безумства на гольцах", на мой взгляд, комплекс критических факторов: крайняя степень усталости людей, сопровождаемая промоканием (замерзанием) их одежды и обуви, общим охлаждением тела, душевным переутомлением, пагубным влиянием, угнетающей сознание человека обстановки гольца.

Нельзя совершенно отрицать искони признаваемое местными жителями воздействие так называемых "тёмных сил" данных конкретных мест, возможно, проявляющееся и в конкретное время, и в зависимости от поведения пришельцев - людей, чуждых этим местам.

Особую экстремальность пребывания на гольцах во время непогоды убедительно подчёркивают описания переживаний Г. А. Федосеева. Этот уникальный человек, находясь на волоске от гибели, преодолевал опасности только чрезвычайным напряжением сил физических и благодаря железной воле.

Достойны большого уважения две девушки - В. Уточенко и С. Ветрикут, сохранившие свои жизни благодаря сверхсильным волевым качествам и, может, имевшие мощный наследственный иммунитет к психическим расстройствам.

Марк СМИРНОВ,

доктор биологических наук, профессор Сибирского федерального университета.

Красноярск.

#krasrab

Подписывайтесь на "КР" через онлайн-сервис "Почты России". Оформляйте - совершенно бесплатно подписку на канал "Красноярский рабочий" в "Яндекс.Дзен", читайте и комментируйте статьи вместе с многотысячной аудиторией!

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры