Один день социального работника из Большого Улуя как итог всей её жизни

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

30.11.2023 07:35
0

Читать все комментарии

6754

Можно по-разному реагировать на чужую беду, и есть два вида сострадания. Первый - сентиментальный, когда ощущают душевную боль, но при этом спешат поскорее избавиться от тягостного чувства, нарушившего душевный покой. Находят себе кучу оправданий и проходят мимо. И есть второй вариант: милосердный, когда человек делает всё возможное и не возможное, чтобы решить проблему ближнего и попытаться избавить его от страданий.

Психологическая мотивация

Утро понедельника, 13 ноября 2023 года, специалист по социальной работе с инвалидами Ирина Николаевна Манкевич встретила на своём рабочем месте в Большеулуйском комплексном центре социального обслуживания.

В её основные служебные обязанности входит приём жителей села и района, решение их проблем, что требует особенно скрупулёзного, предельно внимательного отношения к этой категории граждан. Плюс работа с документами.

Еженедельный график плотный, но понедельник и среда расписаны уже не по часам, а по минутам. Вот и сегодня 10 часов 40 минут - 12 часов - больница, реабилитационная работа с инвалидом. Затем ещё два вида деятельности вне стен рабочего кабинета. Ближе к вечеру в этот день - возвращение в комплексный центр, где есть ещё дела. Психологическая мотивация во всех случаях - сострадание и милосердие, как и у всех специалистов учреждения, что вытекает из специфики их работы.

1 августа этого года Ирина Николаевна повезла в Ачинск на обследование инвалида. Алексей (имя изменено) - мужчина тридцати шести лет - в апреле текущего года пережил серьёзную травму головы, повлёкшую паралич правой стороны. Он сидел в коляске - обездвиженный, лишённый речи, и абсолютно не реагировал на происходящее с ним.

Между первым обследованием у невролога и последующим - у психолога было время, и Ирина Николаевна решила проверить, насколько глубоко травмирован инвалид. Она взяла его за правую руку, и ощутила слабое подёргивание. Решила для себя: значит, ещё не всё потеряно, можно попробовать...

Ведь не зря почти одновременно с получением высшего образования окончила курсы по адаптивной и лечебной физической культуре для лиц с отклонениями в состоянии здоровья, получателей социальных услуг. И давно мечтала заниматься реабилитацией. Вот и выдался случай.

Ей часто приходилось общаться с заведующим Ачинским реабилитационным отделением Вадимом Петровичем Ветровым. Отправляла к нему на консультацию детей-инвалидов. Он переехал в Красноярск и оставил ей свой телефон.

Позвонила. Подробно, отталкиваясь от результатов только что проведённых обследований у невролога и психолога, объяснила ситуацию с Алексеем. Ответ Ветрова предельно ясен. Положение серьёзное. Но шанс на подвижки в состоянии больного существует в том случае, если регулярно, обстоятельно и каждый день с ним заниматься.

Для этого необходимы три вещи: общение, общение и ещё раз - общение. Но не простое, а профессиональное, и - что главное - эмоциональное, душевное, такое, чтобы он почувствовал искреннее человеческое участие и неподдельное внимание к себе.

"Каждое слово - как счастье"

Общаться с человеком было некому. У него в жизни, так случилось, не осталось никого из родных и близких, кто бы мог ему помочь. Находился на излечении в Большеулуйской больнице.

Помимо Алексея в терапевтическом отделении, а это целое обширное крыло с большим числом палат, проходят лечение ещё многие пациенты. Врачи, медсёстры, нянечки - чуткие, профессиональные, сопереживающие. Их смена плотно заполнена многочисленными прямыми обязанностями. А с Алексеем нужно заниматься индивидуально и подолгу.

Ирина Николаевна каждый день, исключая выходные, весь август и сентябрь минимум час занималась с Алексеем с одобрения заведующей терапевтическим отделением Светланы Александровны Кубрак. Вообще, этот пример показывает, насколько плодотворным и гармоничным может быть взаимодействие двух важнейших для жизнедеятельности района учреждений - больницы и комплексного центра социального обслуживания.

В обоих учреждениях работают добросовестные, опытные специалисты, для которых истинное действенное сострадание является естественной и важной частью их профессиональной деятельности.

С октября и по сей день, когда, как говорится, позитивный процесс пошёл, Ирина Николаевна перешла на занятия с Алексеем два раза в неделю. Так было и в понедельник, 13 ноября.

А начинала три с половиной месяца назад как с ребёнком. Вначале складывали кубики. Даже это далось ему не просто. Через две недели играли в детское домино с картинками. Параллельно делала ему массаж рук и позвоночника. Применяя методику под названием "зона ближайшего развития": от простого - к всё более сложному, настойчиво и терпеливо обучала упражнениям на расслабление спазмированных мышц, возвращение двигательных функций. Это было комплексное воздействие на пробуждение душевных, интеллектуальных и физических сил, сопутствующее медикаментозному врачебному лечению.

И он поверил! Поверил, что его жизнь и судьба не безразличны ни Ирине Николаевне, ни всему персоналу больницы и терапевтического отделения. И все дальнейшие его шаги, и в прямом смысле, были обусловлены этой исцеляющей верой.

Через месяц он встал с коляски. Но ещё - опираясь на ходунки. Ещё через две недели пошёл вдоль больничного коридора, толкая впереди себя коляску. Ирина Николаевна шла за ним следом, подстраховывая его второй коляской сзади, если вдруг устанет и сядет. Через два месяца ходил сам, ещё соприкасаясь с коридорной стеной. А однажды, оттолкнувшись от стены, пошёл к ней навстречу, как делают первые шаги малыши навстречу маме.

С речью было сложнее. Через два месяца начал повторять вслед за своей наставницей два слова - "да" и "нет". И как-то раз старался, старался, напрягся - и у него вырвалось чётко и внятно эмоциональное и весьма занятное непечатное словечко.

Это прозвучало так неожиданно! Ирина Николаевна засмеялась, а затем чуть не заплакала от радости. И сказала, обращаясь к нему:

- Мне каждое твоё слово - как счастье.

Он понял. Понял и смысл её слов, и её эмоциональное состояние, которое передалось и ему. Эта обоюдная психологическая волна экспрессивного духовного единения на взаимопонимании ради достижения поставленной цели и даёт эффект исцеления.

В настоящее время Алексея ждёт устройство в специализированный интернат. Он придёт туда не тем абсолютно недееспособным инвалидом, каким был.

Серебряные волонтёры

Рабочий день продолжается в спортивном клубе "Олимп", находящимся в центре села в двадцати минутах ходьбы от больницы. Время - 13 часов. Начало индивидуальных занятий по адаптивно-восстановительной физкультуре. Несколько женщин с различными проблемами опорно-двигательного аппарата вслед за Ириной Николаевной повторяют её чётко выверенные движения.

И здесь царит атмосфера взаимопонимания. Всё свидетельствует о несомненной пользе, на первый взгляд, не слишком сложных, но эффективных упражнений, требующих правильного исполнения. Через день, в среду, занятия повторятся также - с 13 до 14 часов.

Время - 14.10. Дорога в молодёжный центр занимает у Ирины Николаевны десять минут. Здесь расположен волонтёрский штаб Большеулуйского района. В одной из комнат несколько женщин плетут маскировочные сети и нашлемники для солдат специальной военной операции.

Все удивительно красивые своей одухотворённостью, сосредоточенным вниманием к своему делу, которое спорится в их руках. И недаром для них существует точное обозначение - серебряные волонтёры. Это те, кто находится в прекрасном возрасте - за пятьдесят пять.

- Как же у вас это здорово получается,- говорю.

- Для наших мальчиков,- отвечают.

И невольно перед глазами встаёт картина проводов на СВО в Большом Улуе. Две длинные шеренги мужчин с рюкзаками за плечами. Лица разные, молодые и зрелые. Их объединяет новый поворот личной судьбы, отныне общей для всех.

А вокруг - народ. Площадь возле клуба заполнена до отказа. У женщин лица с выплаканными дома сухими глазами. Они уже скучают по своим "мальчикам" и переживают за них. Но держатся. Никто не плачет, чтобы не омрачить минуты расставания. И только одна из них вдруг хватается за сердце, когда отходят автобусы, и медленно опускается. Её успевают подхватить чьи-то руки.

И в какой-то миг всё это видится в нереальном свете, как съёмки исторического фильма про Великую Отечественную. И лишь осознание неотвратимости происходящего и нахлынувшие чувства, в которых причудливо переплелись боль и надежда, возвращают в XXI век и в наши дни. И беззвучно шепчут онемевшие уста: "Возвращайтесь, ребята, живыми"!

Золотые сердца России

Этим летом - в субботу вечером 8 июля - Ирина Николаевна в Интернете увидела информацию, о том, что 9 июля, в воскресенье, в Доме культуры города Назарово будет проходить мастер-класс по изготовлению маскировочных сетей. Она была ещё в отпуске, но уже на следующий день постигала новое для неё мастерство. До неё в Большом Улуе были попытки наладить подобное. Возможно, не хватило некоторых знаний.

Вот как раз это у Ирины Николаевны оказалось в достатке. И то внутреннее чувство острой необходимости преодолеть все препятствия (а их было немало) и организовать помощь солдатам СВО, чтобы, насколько это в силах матерей, сестёр, жён - всех воистину золотых сердец России - защитить "наших мальчиков" от вражьих пуль и снарядов.

Чтобы перечислить тех, кто сегодня занят этим святым делом, нужен отдельный рассказ. И нельзя никого забыть. Надеюсь, это будет сделано в ближайшее время.

Руководитель волонтёрской флагманской программы "Мы вместе" Алёна Андреевна Балаескул, с которой обсуждали эту тему, утверждает:

- Если бы не Ирина Николаевна, думаю, мы бы до сих пор не начали заниматься маскировочными сетями. Приходилось сталкиваться с мнением, мол, зачем это надо, когда есть заводские сети. Наши весят четыре килограмма, и гораздо более прочные. Заводские - все тридцать. Ребята приходят с фронта в отпуск, благодарят, говорят: ваши сети - самые удобные, побольше бы таких.

- А как вы считаете, что в основе поступков Ирины Николаевны?

- Альтруизм,- следует ответ.

"Альтер" в переводе с латыни - "другой". Альтруизм - активная, бескорыстная забота о других. Соотносится с понятием самоотверженность.

С психологической точки зрения, человеком движет инерция детских лет, в данном случае - проведённых в тёплой трудовой семейной атмосфере. Именно в детстве, откуда мы все родом, формируются не только наши главные установки и качества характера, но и будущий жизненный сюжет.

Она выросла в деревне Симоново, что рядом с Большим Улуем. Мама Людмила Леопольдовна - учитель начальных классов. Дед Леопольд Петрович - учитель физики и математики. Оба с красивой латгальской прибалтийской фамилией Ладусан. Ладные люди!

Впрочем, кто такие сельские учителя, объяснять не надо. В основе их жизнедеятельности - самоотверженный каждодневный труд на всеобщее благо. То же самое можно сказать об отце Ирины Николаевны - Николае Андреевиче Карасёве, по образованию - бухгалтере. Работал он трактористом и комбайнёром.

* * *

Вот такие - один день, 13 ноября, и вся жизнь героини нашего рассказа. Кстати, 13 ноября - Всемирный день доброты. Символ праздника - открытое сердце, созидающее добрый и полный сочувствия мир.

И это не только про альтруизм. Согласно психологическим исследованиям, люди, совершающие добрые поступки и проявляющие бескорыстную заботу о других, меньше болеют, дольше живут, легче справляются с негативными эмоциями, не тратят драгоценное время на выяснение отношений. И при этом ощущают свою жизнь более счастливой, гармоничной и наполненной смыслом.

Большой Улуй.

Автор:

Валерий Зальцман, член Союза журналистов России, медицинский психолог

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры