Из редакционной почты: "Спешите делать добрые дела!"

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

18.04.2021 10:41
0

Читать все комментарии

290

Совсем недавно мы сокрушались, что "велика Россия, а вывозить снег некуда". Но он тает, тает... Скоро будем мы вздыхать, что некуда деться от пыли.

В конце марта снега ещё было много, особенно во дворах, где от лучей весеннего солнышка он прятался в тени, и потому жителям частных домов на помощь в его расчистке приходили волонтёры.

Повсюду только и слышно: волонтёры СУЭК там, волонтёры СУЭК сям... И когда мне позвонили из соцзащиты и сказали, что придут помочь с уборкой снега взрослые люди, я, конечно, подумала, что это из СУЭК. И не угадала.

Да, пришли взрослые люди (Мария, Алексей, Николай и Пётр), да, бесплатные и добровольные помощники, но... от Церкви христиан веры Евангельской. Они без промедления, деловито приступили к работе, и уже во время оной выяснилось, что прислала их не СУЭК.

Я как-то от сектантов (любых) подальше держусь, но что мне было делать в данном случае? Отказаться, раз это не от СУЭК? Так ведь угольная компания обо мне вряд ли подумает - я же не её работник, а мой отец - ветеран разреза - десять лет как умер (когда о волонтёрах мы ещё не слыхивали).

Эти же люди фактически пришли, работают добросовестно, лишних слов не говорят (всё по делу - где нужно убрать, куда можно кидать?), и в свою веру меня обратить никто не пытается.

Потому, смирив своё изумление, я приняла происходящее как таковое и положительное, а потом ещё с Марией (мужчины работали без остановок, и говорить с ними не было возможности) вкратце обсудила вопросы, касающиеся ситуаций с различными верованиями. При этом вынесла на крыльцо некоторые номера "Красноярского рабочего" с публикациями о курагинской секте, и по ним Марию "допрашивала".

Как я её поняла, бородинские христиане Церкви Евангельской живут очень скромно, и на виссарионовцев совсем не похожи. Никто у них себя не возвеличивает, "назваться Христом - упаси Бог!" Их пастор - "такой же, как все братья, так же трудится, как и все мы". С православными верующими они не конфликтуют - "мы все братья и сёстры, мы все делаем одно дело". К концу света специально не готовятся - "к нему всегда надо быть готовым".

Я зачитала ей слова уполномоченного по правам человека в Красноярском крае Марка Денисова ("КР" N 67 за 30.09.2020 года), где он пугал, что, мол, арест Виссариона создал прецедент, и теперь "...ни одна церковь в нашей стране, где собирается десятина и звучит проповедь, не может чувствовать себя в безопасности".

Мария уверила меня, что никакой связи с арестом Виссариона у бородинских верующих не было прежде и сейчас нет, и никак на их жизнь и верование это не повлияло. Считать, что Сергея Анатольевича Торопа можно называть Христом, по их мнению, неверно, и что, по всей видимости, в курагинской истории замешаны, причём с самого начала, интересы бизнеса.

Мария, конечно, со мной говорила "аккуратно". Мужчины же о вере не говорили ни слова, они, закончив работу, благосклонно приняли моё "спасибо" и так же дружно и деловито, как пришли, удалились.

Приход таких непривычных волонтёров невольно навёл меня на размышления о сектах и о людях, выбирающих, кому и как веровать. Почему некоторые предпочитают ходить не в православные храмы, а в какие-то другие места, становиться членами разных общин? Что вообще даёт такое религиозное многообразие?

Я всегда как-то придерживалась мнения, что нет в этом ничего хорошего. И так считаю не я одна. Вот недавно опять встретила в Интернете высказывание на эту тему. Хоть оно, наверно, уж слишком радикальное:

"Всех этих сектантов надо разогнать, а руководителям сект впаять реальные сроки. Начали со "Свидетелей Иеговы" (Верховный суд РФ признал религиозную организацию "Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России" экстремистской и запретил её деятельность. - Прим. ред.) и остановились на полпути! Ещё задолго до революции 1917 года англосаксы внедряли эту заразу в православную Россию, чтобы развалить государство изнутри. Продолжают они это делать и сейчас. Им без разницы, какая секта и как она называется. Главное, чтобы их было больше. Социальным программированием они занимаются давно и всерьёз".

Всё правильно человек написал, но ведь люди, выбравшие для себя какую-либо общину, вряд ли думали вредить своему государству, их туда привели разные жизненные обстоятельства.

Почему они не пошли в традиционную церковь? Может, потому, что в православном храме всё более строго: там высокий купол, с его высоты и вокруг со стен смотрят на вошедших строгие лики святых, и даже при множестве народа ты стоишь под этим сводом будто один на один с Богом, ощущая свою малость пред Ним и чувство вины за грехи свои, "вольныя и невольныя". В такой божественной торжественности и молиться надо более высоко и строго. Храм и его службы - это не посиделки.

А вот община - как раз ближе к посиделкам. Там больше конкретного общения и внимания к каждому человеку, а именно этого часто не хватает людям. И известно, что "ловцы душ" - хорошие психологи. Впрочем, насчёт "посиделок" я могу и ошибаться, так как никогда на подобных собраниях не была.

Православную церковь хоть и посещаю, но редко - только если помянуть близких. Правда, помню случай, когда была поставлена свеча за здравие. Это было давно - лет 15 назад...

Мой папа той поздней осенью лежал в больнице. Толку от лечения не было, зато он там ещё и сильно простудился. На старика медики (да и не только они) смотрели беспристрастно - мол, возраст, да и пожил уже, хватит...

Но я-то, в отличие от чужих людей, была по отношению к близкому человеку очень пристрастна, и потому не соглашалась с их мнением, переживала, как бы ему всё-таки помочь, что сделать, какие ещё лекарства купить...

В один пасмурный день, под мелкой моросящей пургой, думая всё время об одном, шла я печально из аптеки. Путь лежал мимо церкви, и сквозь мокрую снежную пелену я увидела в её окнах мягкий и тёплый свет. И я - зашла в неё.

Это был будний день, службы могло и не быть, или же она давно закончилась, так как внутри было совсем пусто. Но навстречу мне вышла матушка. Немного расспросив, она предложила поставить во здравие моего родителя свечу - куда-то поближе к царским вратам. Я сказала, что стесняюсь идти туда, ведь я ничего не соблюдаю, не хожу на службы - я не достойна...

Матушка ответила, что может сделать это, если я не против, за меня. Она пошла вперёд, поставила и зажгла где-то там свечу и опять подошла ко мне, стоящей не слишком далеко от входа. Я поблагодарила её и тут же (бука!) покинула храм.

Мы тогда сумели выкарабкаться с отцом, хоть привезли его домой совершенно обессилевшего и с пневмонией вдобавок. То ли рано было моему папе ещё уходить, то ли доброе участие матушки и зажжённая ею свеча сыграли роль - понимай как хочешь.

Та матушка вообще была участливая. Помню, когда после похорон мамы я пришла в церковь, чтобы провести обряд отпевания, то она и ещё одна или две женщины (видимо, певчие из церковного хора), встав рядом со мной, пели то, что полагается в таких случаях. Их голоса были чистыми и высокими, они и утешали, и бередили боль утраты...

И по лицу моему, как я ни пыталась сдерживаться, текли ручьями слёзы. И вдруг я увидела, что стоявшая напротив меня матушка тоже плачет. Глядя на меня, не утирая слёзы и не прерываясь, она продолжала петь. А ведь это была их обычная церковная работа.

Наверно, всё-таки редко встречается нам в жизни искреннее сопереживание, потому оно так и запомнилось. Я имён тех батюшки с матушкой (их вскоре перевели из Бородина куда-то в другой приход) сейчас уж и не назову, осталась о них лишь память.

В свой бородинский храм чем дальше, тем реже, к сожалению, я захожу. Но православную церковь ставлю выше всех других церквей и считаю: будь ты хоть агностиком, хоть стопроцентным атеистом (а советских детей такими и воспитывали), только не изгнать тебе из глубин души память о своих предках, которые веками именно в православных храмах молились, венчались, крестили своих детей, благословлялись на мир и на битву. Это как предать их - стоявших за веру, царя и Отечество.

Пусть уж лучше будут преданы анафеме (вечной, непреходящей) те, которые добивались мировой революции (и как следствие - мирового господства) и ради своей интернациональной власти разрушили наше с вами православное отечество, убив миллионы людей.

То, что было, не изменить, но помнить об этом нужно. Как сказал один государственный деятель: "Прощайте врагов наших, но не забывайте их имена". Конечно, жизнь есть жизнь, и мы все разные, и служители церкви разными бывают, и жизненные ситуации тоже случаются всякие. И у каждого свой путь к Богу.

Может быть, из-за всяческих обращений, публикуемых на сайте "Красноярского рабочего" и его газетных страницах, создаётся впечатление, что опять возрос накал страстей вокруг общины Виссариона и лично Сергея Анатольевича Торопа. Читать эти взывания "ко всем добрым людям в мире" как-то странно - будто не XXI век на дворе: "он - наш Иисус Христос", "мы не можем без него", "спасите невинного"...

Какое-то письмо из Петербурга... Автор его - женщина, с надрывом ссылающаяся на свою покойную бабушку, будто бы при смерти сказавшую внучке, что, мол, та увидит Христа во втором его пришествии на Землю. И что? Эта бабушка имела в виду конкретно Сергея Анатольевича Торопа?

Те виссарионовцы, которые сейчас причитают и голосят, по-моему, только хуже своему божеству делают. Члены общины хотят оказать ему поддержку? Хорошо (своих не бросаем!), но ведь они же образованные люди. Где юридическая служба? Она у Торопа была и работала. Сейчас она где? И где адвокаты? Почему ничего не говорят, не пишут именно они, специалисты? На одних причитаниях "мы без него не можем..." далеко не уедешь.

Сергей Анатольевич, будучи пророком, не мог предвидеть такой поворот в своей судьбе? Странно. С самого начала это была очень нелогичная история. Какой-то молодой ещё человек объявляет себя Учителем, и далее - Иисусом Христом, и власти, вместо того, чтобы рекомендовать этому гражданину обратиться в психиатрическую лечебницу (ведь как раз там по палатам распределены и Иисусы, и Наполеоны, и прочие громкие личности), выделяют ему 250 гектаров тайги на юге края. А также позволяют делать всё, что он пожелает, с массой народа, едущей туда отовсюду.

Сергей Тороп был тогда весь из себя такой харизматичный, что и оказало небывалое воздействие на государственных чиновников? Так харизматов не так уж и мало, как может показаться.

Вспоминается шутка (анекдот из жизни):

"В переполненном автобусе один пассажир вглядывается в другого и говорит:

- Вы так похожи на Иисуса Христа!

- О, когда я пробирался в автобус, мне тоже сказали: "Господи! Куда вы лезете?"

Шутки шутками, но кому ещё такое позволялось? Это очень успешный проект - настаивают ученики Виссариона. Даже если так, всё равно держался этот успех не на честном даже слове, а неизвестно на каком.

Не ладно что-то в виссарионовском королевстве. То ли на людях ставился эксперимент - манипулирование человеческим сознанием путём псевдорелигиозного воздействия на психику большого количества людей. То ли идёт, как и везде, грызня за большие деньги, делёж сибирской тайги. То ли и то, и другое.

Но эту сторону дела упорно не раскрывают. А Торопа взяли за слабое место. Обманывал Сергей Анатольевич людей, плёл им небылицы о своём божественной сущности? Считаю - плёл. Это мошенничество? Несомненно, на мой взгляд. Эксплуатировал людей? Да. Забирал у них деньги? Да. Они, говорите, ему сами отдавали? Ну да, конечно,- "не виноватая я, он сам пришёл!.."

Были человеческие жертвы в общине? Да, были. И, как писали в "Известиях", есть "основания подозревать, что там есть огромное количество неучтённых смертей". Огромное ли, не огромное, но они были, и, действительно, кто их учитывал? Говорят, мол, людям свойственно везде умирать. Свойственно-то свойственно, только надо ведь выяснять, по каким причинам.

Скажут: это же было давно, сейчас не так. Давно было, да только всё равно, когда потребовалось, всплыло. "Мельницы господни мелют медленно, но верно". Восседать на троне, куда пророк столь уверенно взгромоздился, и красоваться в божественного покроя балахоне до конца дней не получилось. Пришла пора сей театральный реквизит убрать на склад или вывезти на свалку.

Вспоминается обзор недели главного редактора "Красноярского рабочего" Владимира Павловского (N 68 за 2.10.2020 года), в котором он высказал удручённо-обречённое предсказание: "...Всё для общины завершится печально. Суд - всего лишь формальность, он поступит ровно так, как повелят сверху". Поживём - увидим.

Сергей Николаевич Орловский из Красноярска уже не один раз написал на сайте "Красноярского рабочего", что не надо, мол, трогать людей, пусть себе спокойно живут. Я уважаю Сергея Николаевича (он активный, умный, положительный человек), но в данном случае его доброжелательная позиция мне не очень ясна: их что - кто-то "трогает", у них отбирают их дома, земельные участки, выгоняют с работы?

Если так, то вот с этим беззаконием надо и бороться. И у каждого такого случая есть, как говорится, должность, имя и фамилия. И законы есть, которые регулируют всю эту борьбу. Не всегда справедливость и законность торжествуют, к сожалению, но, по крайней мере, есть на чём основываться.

А если речь идёт о пророке Виссарионе или, как уверяют его подданные, о втором пришествии Христа, то скажите на милость, какое законодательство регулирует данный вопрос?

Верным ученикам, конечно, можно продолжать выступать в поддержку своего Учителя, только делать это надо не распространением писем о чьей-то давно усопшей бабушке и Втором пришествии. Впрочем, это их дело, и выбор за ними.

Бороться приходится многим из нас, если не сказать - всем. Цели, причины, обстоятельства могут быть разными, одно лишь схоже - всегда нелегко добиваться цели.

Вот 28 марта отметил свой юбилей Почётный гражданин города Бородино, символ бородинского спорта (уже и детская юношеская спортивная школа носит его имя) - Гарри Андреевич Эллер. 80 лет - вроде и немало. Но, не придавая большого значения датам, Заслуженный тренер России, Заслуженный работник физической культуры Российской Федерации Гарри Эллер весь в работе. И внешне не меняется почти - такой же лёгкий, бодрый, спортивный. В нём всегда ощущается положительная энергия.

Но легко ли ему было? В молодости, когда он начинал, лыжная секция ютилась то в одном углу, то в другом. До спортивной школы, до настоящей тренировочной базы были годы борьбы.

Как он сам говорил: "Смеяться надо мной, может, и не смеялись, но за спиной поговаривали: мол, делать ему нечего. Кому я только не писал - всем нашим губернаторам, Путину, Медведеву, Фетисову, когда он возглавлял Минспорт... Я верил, что добьюсь цели. Всё-таки мои настойчивость и упёртость помогли. И ещё - результаты наших спортсменов. Если в таком маленьком городе, как наш, есть четыре олимпийские медали, из них две золотые,- это что-то да значит".

Оксана Серенкова - журналистка, работавшая в городской газете и потому постоянно освещающая спортивную тему, с большим уважением относящаяся к Г. А. Эллеру, искренне болеющая за успех и сама то верящая, то уже теряющая надежду в то, что можно добиться желаемого, однажды так написала о его пути к победе:

"Какая бы неудача ни постигла тебя, как бы больно ты ни упал, надо вставать и двигаться дальше. Вопреки боли, насмешливым взглядам, непробиваемости чиновников, ударам в спину от недоброжелателей и от тех, кого считал друзьями, вопреки накатывающимся порой собственным неверию и бессилию".

На страницах "Красноярского рабочего" постоянно читаю и очень большие по объёму, и совсем краткие материалы от людей, к которым в полной мере можно отнести эти слова. Обо всех в одной статье отклик не напишешь. Да притом главное - чем ты им поможешь? А так хочется, чтобы они добились успеха, и так жаль, что им часто приходится опускать руки.

"Спешите делать добрые дела",- написал поэт. Спасибо всем, кто их делает, и удачи тем, кто к этому стремится.

Бородино.

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры