В понедельник краеведы Енисейской Сибири объединятся в творческий союз

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

16.09.2021 08:50
0

Читать все комментарии

499

В понедельник, 20 сентября, в Красноярске будет проходить съезд краеведов Енисейской Сибири. Впервые за долгие годы соберутся вместе краеведы из разных городов и районов края, Тувы и Хакасии. Сегодня мы расскажем об истории краеведческого движения, подвижнической работе любителей истории, предстоящем съезде. О подготовке к съезду, проблемах краеведения беседуем с руководителем организационного комитета, кандидатом исторических наук Сергеем КОМАРИЦЫНЫМ.

- Сергей Гурьевич, можно ли говорить о возрождении исторического краеведения? В чём основная задача съезда?

- Сама краеведческая деятельность не прерывалась на протяжении почти двух веков, даже в самые тяжёлые годы репрессий и гонений на любителей истории. Но краеведческое движение переживало, конечно, разные времена.

Зародилось оно в XIX веке, расцвет пришёлся на 20-е годы прошлого столетия. Тогда существовала разветвлённая сеть краеведческих организаций: Минусинское, Канское, Ачинское, Хакасское и другие общества имели свои кружки и ячейки во многих населённых пунктах, Приенисейское бюро краеведов координировало деятельность всех отделений, проводились многочисленные мероприятия, выходили периодические издания, в том числе серия "Библиотека Приенисейского краеведа", брошюры, книги и даже хрестоматии и учебники - Александра Робертовича Шнейдера, например, и Лидии Николаевны Добровой-Ядринцевой - дочери Николая Михайловича Ядринцева. Про семью Шнейдеров, кстати, "Красноярский рабочий" много писал.

Потом последовал разгром краеведов, и уже единой организации не было. Конкретно в этом смысле можно говорить о возрождении. Потому что нынешнее краеведческое движение раздроблено, в каких-то городах и районах есть общества краеведов, в других нет, сами краеведы мало знают о деятельности друг друга, как-то спонтанно возникают и умирают краеведческие альманахи, специализированных общекраевых периодических изданий нет, нет общего интернет-портала, книги выходят микроскопическими тиражами и не выполняют просветительскую функцию.

Задача нашего съезда - объединить вот эти разрозненные организации, краеведов, работающих в музеях, архивах, библиотеках, в журналистике, школьными учителями, и просто любителей истории, для которых краеведение - хобби, составить единый реестр, создать единую информационную площадку, учредить ассоциацию - Союз краеведов Енисейской Сибири.

- Кому принадлежит идея созвать такой съезд?

- Последний раз краеведы со всех территорий собирались почти сто лет назад - в 1924 году проходила первая (она же и последняя) общегубернская краеведческая конференция. Попытки провести такое собрание предпринимались, но оказались неудачными.

В прошлом году по нашей инициативе губернатор края подписал распоряжение о праздновании 200-летия Енисейской губернии. Это очень важная дата. В 1934 году Красноярский край был образован практически в тех же границах, в которых с 1822 года существовала Енисейская губерния. Это уникальный случай - в стране были десятки реформ административно-территориального устройства, границы неоднократно перекраивались - не было же до революции ни Кемеровской области, ни Новосибирской, даже у Иркутской, Томской губерний или Якутии границы были другими.

Мы же можем говорить о преемственности и непрерывности истории. Других таких субъектов Федерации, наверно, нет. Даже несмотря на то, что Хакасия 30 лет назад вышла из состава края, у нас сохранилось общее культурно-историческое пространство.

И когда обсуждался план разных мероприятий к 200-летию, появилась идея собрать краеведов. Мы обратились в ПАО "ГМК "Норильский никель" с просьбой оказать финансовую поддержку, компания отозвалась - расходы на организацию, создание корпоративного сайта и так далее взяла на себя. Кстати сайт https://енисейскаягуберния.рф к началу съезда заработает в пилотном режиме. Он должен стать общей площадкой всех краеведов Енисейской Сибири.

- Задача съезда только в том, чтобы объединить краеведов разных городов и районов края?

- А также Тувы и Хакасии. Это первоочередная задача. Без её решения невозможна выработка консолидированной позиции нашего сообщества, продуктивное вовлечение его в общественные процессы.

Два года назад мы отмечали 400-летие Енисейска - "отца городов сибирских и дальневосточных", центра великих русских географических открытий, освоения Арктики и Северного морского пути - юбилей не локального, не регионального, а общероссийского и даже мирового значения.

Город преобразился, спасибо реставраторам, строителям, архитекторам, но вот гуманитарная составляющая - а это всё-таки исторический юбилей - была очень слабая. Вышло несколько книжек не для широкой публики, что-то показали по телевизору, но по большому счёту это не стало событием общественной жизни - с точки зрения просветительской, формирования гордости за нашу историю, подвиги наших предков. И академическая, вузовская общественность, и краеведы в большинстве своём оказались вне этого юбилея.

Это неправильно. Сейчас то же самое повторяется с юбилеем Красноярска в 2028 году. Уже скоро три года как вышел Указ президента страны о праздновании 400-летия, который даёт большие возможности, а практически ничего не происходит.

Вообще ситуация с историческим знанием у нас плачевная. К съезду был проведён социологический опрос в нескольких территориях края - Красноярске, Минусинске, Железногорске, Ачинске и других. Выборка сознательно была смещена, опрашивались в основном люди образованные, и результаты обескураживают.

Историей своей семьи, своих предков интересуются только 13 процентов опрошенных, почти никто не смог назвать даты основания городов края, фамилии наших известных земляков сводятся к очень короткому дежурному списку (Суриков, Астафьев, Хворостовский, Ярыгин), мало кто знает, в честь кого названы улицы наших городов. За краеведческой литературой следят только 1,2 процента участников опроса и ничего не знают о деятельности краеведов 62,6 процента респондентов.

Люди довольно самокритично оценивают собственные знания истории края (по 10-балльной шкале средний показатель - 2,7), но при этом подавляющее большинство хотели бы расширить знания, что-то читать, смотреть телевизионные передачи и тому подобное.

Это проблема общества, и объединённые усилия краеведов будут способствовать изменению ситуации.

- Сергей Гурьевич, поскольку речь зашла о юбилеях - как краеведы должны проявить себя в подготовке празднований? Это статьи в газетах, телепередачи, выставки, книги, конференции или что-то ещё?

- Всё это обязательно. Популяризация исторического знания - одна из главных функций краеведения. И исследовательская, конечно, тоже. Краеведы могут сделать очень много.

Юбилеи у нас разные. Скоро 200 лет Минусинску. История города хорошо известна, она написана. И заслуга здесь как раз краеведов и в первую очередь старейшего нашего музея имени Н. М. Мартьянова, которому 145 лет уже. Может быть, не хватает некоторой фундаментальности, современного обобщения. Это решаемо в самой близкой временной перспективе.

А вот с Красноярском значительно сложнее. Это единственный из крупных исторических городов, который не имеет своей написанной академической истории. В этом собственно причина и малочисленной, фрагментарной литературы с популярным изложением для широкой публики, для школьников и так далее.

Планида такая у Красноярска. В конце XIX века предпринимались попытки написать историю города, Николай Васильевич Латкин хотел, Геннадий Васильевич Юдин готов был профинансировать и обращался к разным историкам сибирским, один из лучших наших градоначальников Николай Александрович Шепетковский сам хотел возглавить эту работу (кстати, на здании городской библиотеки на улице Перенсона появилась мемориальная доска Шепетковскому именно благодаря краеведам), но история города так и не получилась.

Уже при советской власти к 300-летию города городской Совет по инициативе его секретаря краеведа Всеволода Афанасьевича Смирнова обратился к одному из самых крупных историков той эпохи Сергею Владимировичу Бахрушину, основоположнику научного сибиреведения, заказали ему написание истории города.

Бахрушин засел за работу, написал начало задуманного труда - уже после его смерти были опубликованы "Очерки по истории Красноярского уезда в XVII в.", но его арестовали. С этого ареста и начался разгром краеведов, его обвинили в том, что он "уводил историков и краеведов от насущных проблем социалистического строительства в никому не нужную областную историю".

Кстати, если говорить о 300-летнем юбилее, все, кто его готовил, как раз и стали жертвами той политической кампании - покончил с собой директор краеведческого музея Александр Соболев, позже были арестованы Всеволод Смирнов и председатель горисполкома Павел Персиков. Между прочим, свой вклад в это дело внёс и "Красноярский рабочий". Это не в упрёк, разумеется, нынешней газете, времена были другие.

С перепечатки статьи из "Советской Сибири" "Красноярский совет увековечил память царского колонизатора", редакция "Красраба" начала каяться за своё участие в праздновании 300-летия. Тогда горсовет вернул переулку имени Парижской Коммуны историческое название улицы Дубенского - основателя города, но пришлось опять менять таблички; "Красноярский рабочий" критиковал брошюру Смирнова "300 лет города Красноярска" за "монархизм и контрреволюционность", Смирнова арестовали, через три года он умер в заключении.

- И академическая история города так и не появилась?

- Прошло ещё почти сто лет, а фундаментальная история Красноярска так и не написана. И задача, которую определял Сергей Владимирович Бахрушин в установочном докладе на Первом Всесибирском съезде краеведов в 1926 году об объединении академической науки и любителей локальной истории в единое историческое краеведение, также не решена.

Даже внутри вузовского историко-научного сообщества, занимающегося историй родного края, нет устойчивых связей, тем более их нет между краеведческими общественными организациями в районах края, краеведами, работающими в разных сферах - в музеях, библиотеках, СМИ. Нет системного взаимодействия между краеведами и органами государственной власти и местного самоуправления, например, по издательским программам, юбилейным мероприятиям и тому подобного.

Подготовкой академической истории Красноярска, конечно, должны заниматься профессиональные учёные. Но у нас очень мало тех, кто специализируется в области городской истории. И здесь неоценимую помощь могут оказать краеведы. Вот, например, Геннадий Васильевич Ульянов - он работает в банке, не в вузе, но несколько десятилетий посвятил изучению конкретной истории нашего города, подготовил и издал уникальный краеведческий справочник "Красноярск" - это летопись почти 400-летней истории.

Есть краеведы, занимающиеся историей архитектурных памятников, историей некрополей, есть потомки красноярских меценатов, которые изучают историю собственных семей. Весьма разнообразны интересы Леонида Павловича Бердникова - история местного самоуправления, книгоиздания, библиотечного дела, финансовых учреждений, купечества и так далее. У Сергея Александровича Месяца очень интересные работы по именам и фамилиям, по родословной тематике.

Краеведческие исследования, пусть локальные, по отдельным каким-то персоналиям, событиям, зданиям, истории повседневности, создают своеобразную мозаику истории городской жизни, которая поможет в подготовке академического издания к 400-летию Красноярска. Мы надеемся, что удастся осуществить такой проект, хотя это непросто.

- В чём ещё вы видите задачи создаваемого Союза краеведов?

- Их много. Это и конкретные проекты. Например, создание Исторической энциклопедии Енисейской Сибири. Три четверти опрошенных участников съезда готовы заняться такой работой.

Союз краеведов поможет самоорганизации нашего сообщества. Есть задачи стратегические. Главная из них - вовлечение в краеведческое движение молодёжи. К сожалению, средний возраст наших краеведов довольно солидный. Есть точка зрения, что это объективно, что историей малой родины, как и собственной семьи, люди начинают интересоваться, прожив значительную часть жизни. В этом есть доля правды. Но если мы за ориентир возьмём краеведение столетней давности, то там совсем другая картина.

Три года назад Мария Михайловна Федотова на основе личных анкет членов краеведческих обществ Приенисейской Сибири, хранящихся в Государственном архиве края, составила базу данных о краеведах 1920-х годов. В этой базе 1 400 человек, и значительная часть из них очень молодые люди были. Студенты, учащиеся.

Почему тогда, в эпоху искоренения исторической памяти ("царская история не нужна трудовому народу") - молодёжь была более подвержена официальному идеологическому курсу, чем старшие поколения - краеведческое движение по составу было моложе?

Союз краеведов и должен построить работу с молодыми исследователями, привлекать, организовывать. Вот на съезд приедут молодые ребята из Канска, занимаются поисковой работой. Это хорошо, надо закрепить их интерес к историческому краеведению.

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры