Какой рынок важней для развития производства сельхозпродукции в Красноярском крае?

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

08.01.2022 10:15
0

Читать все комментарии

1409

Губернатору Красноярского края А. В. Уссу

Депутатам Законодательного Собрания Красноярского края

Появилось сообщение, что Красноярский край отправил за рубеж 111 тонн молочной продукции на сумму 185 тысяч долларов.

Филимоновский молочноконсервный комбинат впервые поставил 60 тонн сухого обезжиренного молока в Казахстан. Красноярский комбинат "Милко" АО "Данон Россия" также впервые отправили 40 тонн ультрапастеризованного молока в Китай. Ежегодно край отгружает значительные объёмы зерновых и масличных, а потому у администрации региона появился оптимизм по поводу увеличения экспорта.

Чтобы что-то продать, надо произвести продукт, которого на рынке недостаточно или он лучшего качества и пользуется повышенным спросом, а это определяет уже не внешний, а внутренний рынок. То есть, пожелания относительно экспорта должны основываться на состоянии внутреннего рынка. Я интересовался в администрации края, Законодательном Собрании, министерстве сельского хозяйства - есть ли программа его развития? И получил ответ: нет.

В распоряжении правительства края от 30 сентября 2020 года о развитии производства и переработки сельскохозяйственной продукции на 2021 - 2023 годы я не нашёл среди целей и задач, как и за счёт каких производств будет повышаться конкурентоспособность продукции и продовольственная безопасность региона, как будут решаться проблемы занятости, повышения доходов и уровня жизни сельского населения.

Отсутствие крупномасштабного производства продуктов востребованного, длительного срока хранения, позволяющих получать добавленную стоимость, создавать рабочие места, конечно же, ведёт к снижению эффективности АПК, и как итог - к сокращению производства сельхозпродукции.

Считаю важным опыт изготовления высококачественных сыров в ЗАО "Искра" Ужурского района, где используют итальянские технологии. На мой взгляд, это то хозяйство, на базе которого необходимо организовать масштабное производство сыров. Молоко для этого есть в Ужурском, Назаровском, Шарыповском районах.

Хотел бы заострить внимание на том, что политика массового открытия сыроварен на различных предприятиях не решает проблемы эффективности молочного производства в крае. У нас уже есть печальный опыт малой переработки, зачем ещё раз наступать на эти грабли?

В распоряжении правительства края нет даже такого продукта, как сыры, и если мы не внесём его в программу формирования внутреннего рынка, то алтайцы и новосибирцы заполнят весь этот рынок. Сегодня Алтайский край производит треть российских сыров - 47,8 тысячи тонн - и занимает первое место. В Новосибирской области объём производства жирных сыров достигает 6,1 тысячи тонн. А у нас Красноярском крае произведено их за 2020 год лишь 1,2 тысячи тонн.

Россия в 2018 году экспортировала 24,8 тысячи тонн этой продукции на 68,3 миллиона долларов. И если мы поймём важность производство собственных сыров и не скатимся до малых сыроварен, формирование внутреннего рынка обеспечит медицинские нормы потребления и позволит мечтать об экспорте.

Не могу обозначить все проблемы развития внутреннего рынка производства сельскохозяйственных продуктов - ограничен размером статьи. Я много раз обращался к тому или иному губернатору, говорил об отсутствии у нас крупного производства по переработке зерна. Мы восторгаемся урожаем пшеницы, рапса, а муки на основе переработки этого зерна нет - есть алтайская мука. И если край не реализует проект глубокой переработки зерна, он не решит проблему не только продовольственной, но и национальной безопасности.

Такая же ситуация с мясом: без создания вертикально интегрированного холдинга по производству и переработке говядины, причём именно из мясных пород скота, мы будем продолжать есть мясо выбракованных молочных коров которых при этом становится всё меньше: было 365 тысяч - сейчас 66 тысяч. Наши перерабатывающие предприятия используют импортное сырьё, а некоторые умудряются уже и шкуры заталкивать в колбасу. Вот такая ситуация на рынке.

Регион обладает огромным запасом минеральных веществ, которые могут применяться для организации полноценного питания сельскохозяйственных животных и птиц. Есть научное обоснование по их использованию, но край ежегодно затрачивает 385 миллионов рублей на закупку премиксов в Голландии, Польше, Германии. Даже строчки в распоряжении регионального правительства об их собственном производстве нет.

С гордость говорим об экспорте пяти фляг мёда в Японию, и при этом забываем, что, несмотря на принятие краевого закона о пчеловодстве, в утверждённом перечне продуктов питания у нас нет мёда.

На мой взгляд, Красноярский край в советское время имел хороший опыт клеточного звероводства. Это была отрасль, позволяющая производить меха соболя, норки, песца, лисицы, что позволяло зарабатывать иностранную валюту. Но в программе этой отрасли тоже нет. Развитие её позволило бы использовать отходы животного происхождения, решать проблему загрязнения территорий, а не разводить бездомных собак, которых превратили в крайних, не видя, что мы сами породили эту проблему, уничтожив клеточное звероводство.

Женщины наши сегодня ходят в мехах импортного происхождения. Край потерял экспортное направление, и пора возрождать эту отрасль, она должна быть в программе формирования внутреннего рынка. К началу девяностых годов прошлого века наш регион, включающий Эвенкию, Таймыр и Хакасию, ежегодно производил 49,6 тысячи шкурок соболя, 34,7 тысячи песцов, 109 тысяч норок, 28,2 тысячи лисиц. Сегодня этого нет, хотя, возродив звероводческую отрасль, край мог бы получать до 100 миллионов долларов.

Между прочим, в 2020 году максимальная цена шкурки соболя достигла 1 450 долларов США. Потребность российского рынка велика - 72 процента женщин нашей страны, согласно статистике, приобретают меха не реже одного раза в три года. Эта продукция является и предметом экспорта.

По происшествию многих лет у меня возникает вопрос: кто и зачем в администрации края принял решение о продаже итальянского оборудования мельничного комплекса на Красноярском элеваторе? Оно позволяло производить 500 тонн муки в сутки, хранить 54 тысячи тонн зерна. Объект был готов, он обеспечивал бы потребность в муке не только населения края, но и обеспечивал бы ею Дальний Восток. Увы, край потерял добавленную стоимость, рабочие места от отсутствия переработки своего зерна.

Создаётся мнение, что мы слишком много говорим об экспорте и ничего не делаем по формированию внутреннего рынка, чтобы потом, в процессе, появились возможности реализации многих желаний. Сегодня Красноярск -  единственный региональный центр России, не имеющий собственного мельничного комплекса.

Я коснулся только малой части проблем. Убеждён, что нужна краевая программа формирования внутреннего рынка сельскохозяйственной продукции, которая позволит получать продукцию высокого передела, качества. Вот тогда можно будет всерьёз говорить об экспорте как о средстве по зарабатыванию иностранной валюты, которая пойдёт на приобретение современной техники для модернизации производства.

Николай ТАБАКОВ,

доктор сельскохозяйственных наук, профессор.

Красноярск.

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры