Прислать новость

Село Маковское: можно вычёркивать?

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

14.02.2020 14:36
1

Читать все комментарии

184

Первым поселением русских на берегах Енисея была Мангазея. Затем заложили Старый Туруханск, потом - Верхнеимбатский. А далее были Маковское, Енисейск и Красноярск.

Обратите внимание: в те годы казаки заходили в Сибирь с севера на юг. А ставили свои остроги они на расстоянии летнего перехода.

Правда, Мангазеи и первого Старого Туруханска уже нет. Верхнеимбатский ещё стоит на правом берегу Енисея. Есть и пока Маковское. Ключевое слово - "пока".

Маковский острог основан в 1618 году на высоком правом берегу реки Кеть, притоке Оби. В исторической литературе можно найти слова, которые в XVII веке написал русский посланник в Китае Николай Спафарий, проезжая Сибирь:

"Маковский острог стоит на красном месте... В остроге церковь, а дворов с двадцать, и тут дощаников и каюков зело много разбитых и целых, потому что здесь пристанище великое государевым людям".

Знаменито село было прежде всего своим волоком, который долгое время был единственной транспортной артерией, связывающей Восточную Сибирь с Россией. До наших дней дошли очерки и записки первого губернатора Енисейской губернии Александра Петровича Степанова, в которых многократно упоминается село Маковское:

"Суда приходят к устью Ангары в конце июня... При сём они входят в Енисей не прежде половины июля и, проплыв им вниз по течению 80 вёрст, пристают в устье Кема (р. Кемь), к селу того же имени (Усть-Кемь). Здесь перегружают клади на подводы и сухим путём перевозят 90 вёрст через так называемый Маковский волок до села Маковского, которое стоит на берегу Кети..."

"По течению Кети до впадения её в Обь (...) доходят они к 15 августа (...) от устья Кети по Оби, к устью Ертыша (...) достигают наконец Тобольска..."

Так доставляли всевозможные товары через Тобольск в центральную Россию. "...Но свинец (казённый из Нерченска) - имеет исключение. Он зимует в Енисейске, к весне перевозится в село Маковское и к 10 мая нагружается на суда (...). Достоинства тех судов, оснащённых по надлежащему, и ранний выход в полную воду из села Маковского способствует доставлению свинца в Тобольск к 20 числу июля".

Основное значение этого острога первоначально заключалось в том, что он являлся опорным пунктом первопроходцев, а затем приобрёл хозяйственно-экономическое и торговое значение. Первыми жителями в Маковском остроге были служилые люди, промышленники и купцы.

Вскоре появились "государевы пашенные крестьяне", а за ними селились ремесленники и "гулящие", то есть люди свободных профессий - все они объединялись под общим названием посадских людей.

По Маковскому волоку зимой 1662 года везли в ссылку протопопа Аввакума Петрова. В 1675 году с посольством в Китай здесь ехал учёный Николай Спафарий-Милеску. В 1734-м волоком проезжал первый исследователь Сибири Герард Фридрих Миллер.

...Побывать в Маковском я мечтал давно. Во многом моё представление о нём было сформировано литературой. Я думал, что это село с домами-пятистенками, и живут в нём люди, занятые охотой, рыбалкой и иными промыслами...

Увы. Всё оказалось далеко не так. В Маковское мы добирались по зимнику - автодороге, проложенной в тайге и работающей только зимой. В реальности дороги нет, и в период распутицы, а также летом, в Маковское можно добраться исключительно на вертолёте, который летает сюда из Енисейска раз в неделю. Есть второй вариант - пешком. Всего-то 80 километров.

Если говорить по большому счёту, то села как такового нет. Есть огромное количество брошенных и полуразрушенных домов. В Маковском есть школа с педагогом и двумя учениками, покосившийся клуб с небольшим зрительным залом и библиотекой, дизельная, которая вырабатывает электроэнергию и даёт её потребителям не 24, а 19 часов в сутки. Есть медик, который ведёт приём на дому.

Теперь - чего нет. Нет магазина, почты, сберкассы, аптеки, сотовой связи... А главное, в Маковском нет работы, кроме как в дизельной, в школе, клубе и сельском Совете. Сегодня в старинном селе живут около шести десятков человек.

Своим собеседникам я задавал вопрос о том, что держит их в этом таёжном полуселе? Традиционный уклад жизни и тайга, где есть зверь, ягода, орехи. К слову, в Кети есть и рыба, которую тут всё-таки ловят, невзирая на запреты и ограничения. Жить-то надо...

И тем не менее в Маковское ежегодно приезжают сотни людей. Но едут они не любоваться красотами местной природы, а в гости к старцу Севастьяну, монаху Енисейского Свято-Преображенского монастыря.

Отец Севастьян живёт здесь около тринадцати лет, и в свои девяносто четыре года служит в местном Свято-Покровском храме, построенном ещё в 1847 году.

Именно к нему в Маковское устремляются паломники со всей страны. Зимой - больше, летом - значительно меньше. Но старец принимает всех. Дай Бог ему многие лета!

Среди гостей есть состоятельные люди и люди, облечённые властью. Но только Маковскому от этого, как говорится, не тепло и не холодно. Старец рассказал, что когда-то здесь жили ещё и староверы, но теперь они ушли на север.

С друзьями мы долго бродили по заснеженным улицам Маковского. Очистили от сугробов мемориал, построенный в память тех, кто ушёл на фронты Великой Отечественной войны, поговорили с немногочисленными прохожими.

И вот что подумалось после увиденного и услышанного. Сегодня в коридорах власти много говорят о возрождении деревень, о развитии туризма, о вопросах экологии... Господа чиновники, обратите внимание на Маковское и десятки других деревень, затерянных в нашей пока ещё не вырубленной и не сгоревшей тайге (правда, к Маковскому лесорубы подошли совсем близко, и это беспокоит).

Итак, мне, дилетанту, кажется, что в таких сёлах, как Маковское, вполне можно развивать экологический и этнографический туризм. Они сейчас популярны во всём мире. Для этого, понятно, надо вложить средства в обустройство, обеспечить всесезонную транспортную доступность, создать инфраструктуру (медицина, телефонная и иная связь, регулярное энергоснабжение и прочее). Ведь здесь ещё сохранён традиционный уклад жизни сибиряков, архитектура, промыслы...

Всё это чаще всего в умирающем состоянии. Но их легче восстановить, чем воссоздавать в городах или близлежащих посёлках, и использовать на благо местного населения. Да, по сути, и всего края, ведь поступления от этнографического туризма пойдут не только в бюджеты муниципальных образований.

Об этом же я думаю каждый раз, бывая в Ворогове, Подкаменной Тунгуске, Бакланихе, Верхнеимбатском и других сёлах. Здесь нет работы, кроме как в учреждениях бюджетной сферы или в торговле. А туризм способен создать новые рабочие места.

Но есть одно, весьма важное, уточнение - туризм должен быть круглогодичным. И в этом плане этнографический или экологический туризм - наиболее выигрышные варианты.

Сегодня много говорят о том, что Енисейск и Енисей могут стать туристическими магнитами края. Однако далеко не всем гостям интересно бродить по городским, пусть и отремонтированным, улицам. Многое из этого дешевле найти в пределах "Золотого кольца".

Туристы хотят экзотики. Сибирской экзотики. И она у нас есть - в таких небольших деревнях, как Маковское. Но её и нет. Надеюсь, пока нет.

Виталий ИВАНОВ.

Фото автора.

Енисейский район.

#krasrab

Подписывайтесь на "КР" в отделениях связи или через онлайн-сервис "Почты России", а также - совершенно бесплатно - на канал "Красноярский рабочий" в "Яндекс.Дзен", читайте и комментируйте статьи вместе с многотысячной аудиторией!

Комментарии (1)

Николай


14.02.2020 16:32

Ездят люди  по автозимнику, где изобилие опасных поворотов и спусков- и ничего не поделаешь, хотя нет дороги и эта не дорога.

Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры