В Ачинском драмтеатре поставили спектакль по повести Виктора Астафьева "Звездопад"

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

21.05.2024 15:51
0

Читать все комментарии

2236

В Ачинском драматическом театре режиссёр Никита Рак поставил повесть о любви "Звездопад" по одноимённому произведению Виктора Петровича Астафьева.

- Конечно, этот спектакль был своеобразным театральным подношением к 100-летию нашего великого земляка. Но подношением особым, и я считаю, прежде всего искренним, что определяется самой сердцевиной театрального дела,- размышляет режиссёр Никита Игоревич Рак.- Актёры выходят на сцену перед сегодняшним зрителем, и нам очень хотелось доказать, насколько Астафьев остаётся актуальным, важным и современным для нынешней России.

И что же для этого нужно было придумать? Ответ дала одна из самых востребованных драматургов российского театра Ярослава Пулинович, написавшая эту инсценировку специально для ачинцев. А режиссёр, судя по всему, понял её с полуслова, потому что спектакль начинается с того, что на сцене появляется... автор.

Пожилой человек, лысый, но с каким-то пронзительным взглядом серых глаз и неторопливой, вдумчивой речью. Так актёр Игорь Ивашутин в роли автора говорит первую фразу из текста Астафьева:

- Я родился при свете лампы в деревенской бане. Об этом мне рассказала бабушка. Любовь моя родилась при свете лампы в госпитале. Об этом я расскажу сам. О своей любви мне рассказывать не стыдно...

Эти простые слова покоряют театральный зал, как проза Астафьева всегда покоряла читателей главным своим качеством - исповедальной честностью. И действительно в лучших своих произведениях Виктор Петрович всегда говорит как бы от самого себя, от автора, говорит без прикрас, порой с болью, а порой и с любовью о том, что жило в его памяти.

Никита Рак тонко уловил эту особенность прозы Астафьева и сумел замечательно перевести её на язык театра. Автор стал действующим лицом спектакля, более того, он постоянно ведёт диалог как бы с самим собой, но только через десятилетия, когда был молодым солдатом Мишей Ерофеевым, который после тяжёлого ранения оказался в госпитале. Миша почти поправился, но вот рука его никак не слушалась (а ведь для будущего писателя это могло стать приговором).

И сколько юмора, непосредственности в этом диалоге как бы "двух Астафьевых" сразу, они периодически подкалывают друг друга, а порой и что-то подсказывают один другому, чтобы поступить правильно. Запомнилось, как пожилой автор слегка погладил молодого солдата по тому месту, где у него красовался заботливо отращиваемый чуб, а тот в ответ погладил своего визави по лысине.

И вот оно, театральное чудо: дистанция времени сокращается не только между ними, но и между Астафьевым и современным зрителем. И это большая удача опытного актёра Игоря Ивашутина.

А Василия Гладкий в роли Михаила Ерофеева очень рельефно воссоздал юного Астафьева. Виктор Петрович многое в этой повести от себя лично вложил в этот образ. Миша - сибиряк, с берегов Енисея, детдомовец, успел до войны получить специальность сцепщика вагонов. И Василий представил на сцене именно такого паренька - чуть угловатого, не очень разговорчивого, совершенно неопытного в обращении с девушками, но очень честного, а самое главное - талантливого.

Удивительно, как сам Виктор Петрович в своей повести, а команда Ачинского театра в своём спектакле сумели показать природную одарённость паренька, которая буквально не даёт ему покоя. Например, именно он в своём госпитале стал штатным "сказочником", которого часами слушают и медсёстры, и раненые бойцы. А ещё в одном месте он произносит очень меткое, астафьевское словцо "студёно".

И ещё об одной находке режиссёра: на сцене время от времени появляется бабушка главного героя со старинным народным напевом (Светлана Романтеева). Это нравственный камертон как для героя повести, так и для самого Астафьева. Образ знаковый, это поклон театра великому "Последнему поклону", самому заветному произведению Виктора Петровича.

И всё-таки для чего это всё, о чём спектакль? Когда в финале автор не может сдержать слёз, а юный солдат всё-таки вопреки судьбе обнимает любимую Лидочку (Анжелика Мешкова), зрители ясно понимают, что это всё не только о войне, не только заслуженная дань Мастеру, но этот спектакль о нас с вами, сегодняшних, которые хотят встретиться с настоящей любовью, быть счастливыми и преодолеть одиночество отдельного человека.

Самого Виктора Петровича спросили однажды:

- Выходит, вся литература - об одиночестве?

- Конечно, как же иначе. Я много писал об одиночестве всегда, но в своих ранних вещах мне удавалось эту беду как-то одолеть. Сейчас труднее. Поэтому я перечитываю свои ранние вещи.

Повесть "Звездопад" Виктор Петрович создал в 1960 году, когда учился в Литературном институте, написал всего за три недели, и она сразу же была напечатана в журнале. Правда, тогдашние критики почему-то обратили внимание на то, что в 1959 году впервые в СССР была переведена и издана повесть Хемингуэя "Прощай, оружие". И кто-то даже задал вопрос: не подражает ли молодой автор американскому классику?

Но достаточно перечитать два этих произведения, чтобы убедиться: они очень разные. Американский архитектор, лейтенант Фредерик Генри воюет на чужой для себя войне, он чувствует, как иссушается его душа, как он не способен полюбить по-настоящему. А русский солдатик Миша идёт на смерть, он уже повидал немало зла, он не надеется вернуться, но при этом чувство своей первой любви оставляет чистым и нетронутым. Лидочка для него - как святая, именно это, возможно, и помогает ему выжить.

"Духовность для нас, деревенщиков, это половодье на Енисее, прилёт скворцов, шёпот звёзд в сорокоградусные морозы. Стакан молока, которым благословляла Екатерина Петровна внука на ночь, сказки её, наставления к покорности и управляемости, и постоянные прощения детских прегрешений внука... Истинная духовность особенно важна на войне, на самой жестокой и бесчеловечной вещи на свете..."

Удивительно, как уже в этой повести, фактически ученической, сквозь простоту повествования прорывается философская глубина астафьевского стиля. Сам сюжет философичен, потому что юный герой вопреки возможной смерти выбирает чистоту первой любви, сохраняет её в своём сердце. Потому и "Звездопад", что звёзды падают с неба, но не гаснут, а зажигают сердце человека высокой верой в его предназначение на Земле.

Неслучайно (Астафьев помог, конечно!) в спектакле так много и других актёрских удач. Мать Лиды (Людмила Александрова) всего в одном диалоге сумела выразить беззаветную любовь к дочери. Пронзительна трагичность художницы Жени (Татьяна Панич-Коренская), потерявшей всю семью и смысл жизни. Солдат Гусаков (Владимир Иноземцев) за трогательной улыбкой скрывает ненависть к войне, которая может оставить его пятерых детей сиротами, и это не даёт отцу покоя.

Запоминается шутник из Саратова Рюрик Ветров (Михаил Вергунов) своим жизнелюбием. А главврач Агния Васильевна (Надежда Суханова) лукавым взглядом и всплеском маленьких ручек внушает своим пациентам и зрителям, что всё будет хорошо.

Известно, что Виктор Петрович очень жалел о том, что в сиротском детстве своём не получил никакого музыкального образования, но он очень любил и глубоко чувствовал музыку, особенно классическую, оттого так звонко звучит его проза.

А ачинцы придумали, что в госпитале могли выступать артисты. Эти роли взяли на себя любимцы местных зрителей Галина Никонова и Виктор Чекменёв - они исполнили несколько песен так, что мелодии любви окончательно победили какофонию войны. Украсили спектакль и выразительные танцы, которые поставила хореограф Анастасия Селянская.

Словом, Ачинский театр завершает очередной творческий сезон на высокой ноте!

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры