"Амыльские перекаты": прошлое, которое стучит в сердце

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

11.05.2024 22:48
0

Читать все комментарии

1732

В Красноярском доме журналиста состоялась презентация книги Виктора и Татьяны Константиновых "Амыльские перекаты", рассказывающей об исчезнувших деревнях Каратузского района.

Это сборник приложений, которые выходили 30 лет назад в редакции районной газеты "Знамя труда". Все деревни с говорящими названиями: Польский выселок, Киндырлык, Томиловка, Красная Казань, Червизюль, Полудёновка, Ягодный хутор.

Двадцать деревень, хуторов и заимок, которых уже нет на карте Красноярского края или они находятся на грани исчезновения, но о которых до сих пор помнят их бывшие жители. Их предки приехали в Сибирь вынужденно, в поисках плодородных земель, а кто-то был сослан или раскулачен.

Уникальность книги в том, что истории деревень, которые в неё вошли, были написаны в 90-х, начале 2000 годов, когда ещё были живы большинство тех, для кого эти поселения являлись малой родиной, и именно они стали её героями. В сборник вошли работы журналистов Владимира Байзеля, Светланы Сватковой, Елены Филатовой (Шмидт), Станислава Клюшникова, Виктора и Татьяны Константиновых.

Душа и сердце пополам

Мария Гутман родилась на маленьком хуторе в Латвии. Вышла замуж, родила сына и дочь. Во время Великой Отечественной войны на территории прибалтийских республик действовала группа "Лесные братья", целью которых была борьба с советской властью и восстановление независимости Прибалтики.

Однажды участники группы зашли к Марии, попросили покушать. Она дала им хлеба. А сразу после войны была сослана в Сибирь за пособничество врагам. Дома с детьми осталась престарелая мама.

В Красноярске на пересыльном пункте Мария, не знавшая русского языка, вдруг услышала родную речь - это был высланный из Нижней Буланки Мартын Гутман. Оба попали на Север, в Туруханск. Там судьба их сблизила, у них родились двое сыновей.

В 50-х годах ссыльным разрешили вернуться домой. Младшему сыну Марии на тот момент исполнился месяц. Мартын ехать в Латвию отказался, сыновей тоже отдать не мог. И Мария не смогла уехать от этих малышей. Так душа и сердце этой женщины были разбиты пополам. Старшие дети за восемь лет её ссылки выросли и в письмах ни в чём не упрекали маму.

Мария с мужем перебрались жить в Нижнюю Буланку, которая была основана в 1853 году как латышская колония. Сегодня это одна из самых маленьких деревень Каратузского района, в ней живут 26 человек.

Мария Гутман рассказала свою историю авторам "Амыльских перекатов" летом 2001 года.

Полвека без света

Сосновка уникальна тем, что с позапрошлого века в ней жили люди без света и дороги. А в 1933 году в деревне уже насчитывалось 192 двора. Были здесь своя церковь, больница, восьмилетняя школа, сельсовет, колхоз и подстанция с линией электропередачи, ходил рейсовый автобус.

В 70-х годах повсеместно шло укрупнение сёл и деревень. В Сосновке закрыли магазин, больницу, а затем и школу, отрубили электричество. Люди начали разъезжаться. К 80-м годам в деревне осталась одна жительница - Анфуза Бочкарева.

На тот момент ей уже было за 60 лет. В деревне её звали Анфисой. Проводив всех односельчан, она десять лет жила одна в доме, построенном когда-то её отцом, и категорически отказывалась переезжать в районный центр.

Официально деревни уже давно не было, её причислили к ближайшим Верхним Курятам. Лишь в 1991 году сюда стали вновь приезжать люди. Анфуза умерла в 1994 году, дождавшись тех, кому можно передать деревню.

Показать свет в конце тоннеля

Приложение "Амыльские перекаты" начали издавать в редакции Каратузской газеты "Знамя труда" в конце 90-х годов, когда с финансированием районок было очень плохо, не хватало бумаги, не было средств на зарплату сотрудникам, начались взаимозачёты, вместо денег выдавали товары и продукты.

- В то сложное время мне было важно приободрить коллектив, поднять дух, показать, что есть свет в конце тоннеля,- рассказывал участникам презентации Виктор Константинов.- Как это сделать? Меня как редактора беспокоило, что история страны, края, района нам более-менее известна, а историю своей малой родины мы не знаем. И весной 1998 года на одной из планёрок я предложил такую идею - рассказывать о малых деревнях, уже исчезнувших и исчезающих с карты района. Пусть журналисты, а через них и наши читатели узнают из первых уст, что нашим предкам было ещё тяжелее, но они сумели всё преодолеть, выжили.

Сначала редактора не поняли, не до того тогда было. На второй планёрке начали прислушиваться. На третьей он объявил конкурс на названия таких выпусков, победителю пообещал премию, не деньгами, конечно, в то время давали то мукой, то конфеткой. Один сотрудник предложил название "На завалинке", другой - "Окно в прошлое".

- Как-то утром ко мне пришла идея связать приложение о маленьких деревнях с нашей главной рекой, сердцем района - Амылом,- продолжат Виктор Константинов.- Так и родилось название - "Амыльские перекаты". Ведь многие из деревушек как раз расселялись по берегам реки и её притоков. А перекаты - это движение. Нам как раз нужно было шевелиться, куда-то двигаться.

И "Амыльские перекаты" прижились. Когда вышел первый номер, жители района не совсем поняли, что это такое. Но уже после второго в редакцию стали поступать звонки: кому-то не хватило выпуска, кто-то захотел отправить родственникам, жившим здесь раньше. Читатели стали помогать, находить пожилых людей, которые могли что-то рассказать.

Приложение было четырёхполосное, всего выпустили чуть больше ста номеров. В них говорилось не только об исчезнувших деревнях и сёлах, но и о хуторах, заимках, предприятиях и даже пионерских лагерях. В 1998 году тираж "Знамени труда", с которой они распространялись, был 4 500 экземпляров, а уже через год стал 5 300 - самый высокий за всё время существования газеты.

Тыктыковцы или колеватовцы

Истории деревень - это истории сильных духом людей, которые любили свою малую родину и отстаивали своё право жить на родной земле.

- Например, недалеко от Моторска когда-то была большая, перспективная деревня Колеватовка. В 1907 году сюда приехала делегация царского правительства с предложением построить шесть корпусов больницы. Собрали сход граждан, но наши прадеды не согласились: "Корпуса же топить надо будет, вы у нас тут весь лес вырубите!" Распорядившись искать другое место, делегация уехала,- рассказывал Виктор Константинов.

Место нашли за Ширыштыком, на пригорке, выстроили 6 корпусов больницы. Там были и приёмный покой, и инфекционное отделение, и столовая. Лечиться приезжали со всей округи. Даже операции в Колеватовской больнице делали.

Видимо, на эту территорию были большие виды. Но в 1934 году часть зданий больницы перевезли в Каратуз. А на месте оставшихся корпусов позже соорудили базу для телят.

Интересно происхождение названия этой деревни. Она располагалось на берегу маленькой речки Тык-Тык. Сначала её так и назвали - Тык-Тык. Одним из первых поселенцев был Василий Колеватов, приехавший из Вятской губернии, затем прибыли люди из Орловской, Пензенской губерний, где земли было мало. И вскоре было решено называть деревню не Тык-Тык, а Колеватовка.

Видимо, люди не захотели быть тыктыковцами. Сам Василий этому не возражал. Его дочь, Елена Васильевна Колеватова, работала в типографии газеты "Знамя труда" почти с самого образования газеты и дожила до ста лет.

Также необычно, по словам Виктора Константинова, появилось название деревни Красная Поляна. В 1934 году там был образован совхоз, появилась первая ферма. Когда рабочие приехали строить ферму, вокруг было красно от земляники. В обиходе это место стали называть красной поляной. С тех пор деревня так и именовалась - Красная Поляна, пока не исчезла с карты района.

"Здесь рейс на Красносельск?"

Татьяна Константинова призналась, что делать "Амыльские перекаты" было и сложно, и интересно одновременно. Когда подходило время браться за очередной выпуск, всё остальное отходило на второй план. Нужно было работать в архивах, искать людей, которые когда-то жили в Малиновке, Сосновке, Александровке.

Облегчало работу то, что жители распавшихся деревень, переезжая в Каратуз, селились улицами. Можно было идти от дома к дому и записывать воспоминания.

- В мае 1999 года, на Троицу, бывшие жители Красносельска собрались, наняли два автобуса и отправились на место своей деревни,- продолжила Татьяна Константинова.- Я поехала с ними. И буквально с первых минут попала на театрализованное представление. Люди подходили к автобусам с вопросом: "Здесь рейс на Красносельск?" Они называли друг друга по именам, тем - старым, которыми окликали друг друга раньше. "Вон Петро идёт", "А Иван-то где?". Приехали на место, разложили скатерть-самобранку, стали вспоминать, петь песни, которые любили односельчане.

Прошлись по деревне, будто на ней ещё стоят дома:

- Вот здесь Алаевы жили.

- А вот Репины.

- Тут Жуковых огород. Ой, гляньте-ка, заплот сохранился.

Затем выдвинулись на кладбище. У каждой могилки останавливались, разговаривали с давно ушедшими односельчанами, подкладывали им конфеты, печенье.

На кладбище журналистке показали необычное растение - барвинок. Оно растёт в Белоруссии. А жители Красносельска как раз были оттуда. Они привезли его с собой и посадили. Когда деревня умерла, барвинок остался расти только на кладбище.

Бывшие жители Красносельска приезжают на родные места каждые пять лет. И до сих пор переживают за эту землю. Когда однажды они узнали, что рядом с кладбищем собираются валить лес, написали письмо куда следует, его подписали больше ста человек, и лесозаготовка прекратилась. Это кладбище живо до сих пор. Бывшим красносельцам есть куда приезжать, где раскладывать конфетки и печенюшки.

Больше сотни сёл, поселений и хуторов было на территории Каратузского района на момент его образования. А сейчас всего 23 населённых пункта. "Амыльскими перекатами" авторы напомнили людям, как тяжело далась сибирская земля переселенцам.

В книгу вошла лишь часть приложений. Издание появилось при финансовой поддержке администрации Каратузского района к 100-летию района, которое отмечается в этом году. Тираж книги уже разошёлся по жителям. Люди просят выпустить продолжение с рассказами о других деревнях. Они готовы для этого начать сбор средств. Авторы надеются, что появится возможность продолжить книгу и выпустить второй том.

Присутствовавшие на презентации журналисты тоже выразили надежду на продолжение той огромной работы, которую проделали Виктор и Татьяна Константиновы. Они работали ради сохранения истории не только одного района, но и всей Сибири, России. В ней - корни нашей самобытности, настоящего патриотизма.

Встреча с авторами была душевной, напомнила каждому об отчем доме, о малой родине.

Фото предоставлены краевым отделением Союза журналистов.

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры