Федеральные деньги счёт любят.  Продолжаем тему

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

01.10.2023 09:33
0

Читать все комментарии

9689

Продолжают одолевать мысли о том, почему Минфин России выступает против официального участия логистических посредников в лице оптово-распределительных центров в госзакупках продовольствия.

Почему в Испании самые дешевые в Европе продукты питания?

Если изучать мировой опыт, то нетрудно убедиться, что самой успешной страной, сумевшей создать оптимальные условия для движения товарных потоков продовольственной продукции, в том числе при госзакупках, является Испания. Во второй половине 1960-х годов в этой стране приступили к формированию сети продовольственных оптово-распределительных центров (ОРЦ). 

Была учреждена государственная компания "Меркаса", в уставном капитале которой 51 процент отдали министерству финансов, а 49 процентов - министерству сельского хозяйства, продовольствия и защиты окружающей среды. Эта госкорпорация и стала организатором и управителем сети ОРЦ. Объединение двух ведомств в одной упряжке не было случайным. Как известно, министерства финансов любой страны нацелены в первую очередь на увеличение поступлений в бюджет, а во вторую - на сокращение бюджетных расходов. 

У сельскохозяйственных ведомств другая задача. Они стараются, чтобы подведомственная им отрасль наиболее успешно развивалась, с этой целью лоббируют законы для увеличения государственной поддержки аграрно-промышленного комплекса и пытаются создать наиболее оптимальные условия для его развития. 

Компания "Меркаса" выступила выразителем интересов и той, и другой стороны. И соответственно, стала искать оптимальные пути для разрешения неизбежных в обычных ситуациях межведомственных конфликтов.

Что же было сделано? При всех крупных муниципалитетах страны возникли продовольственные ОРЦ. Сособственниками этих ОРЦ выступают, как правило, "Меркаса" и муниципалитеты, а также - в сравнительно редких случаях частные фирмы. Несмотря на то, что основная специализация сети - оптовые поставки, осуществляется на их площадях и розничные продажи. Имеются здесь не только склады, но и мощности по переработке сельскохозяйственного сырья. В обязательном порядке осуществляется фитосанитарный и ветеринарный контроль продовольственных товаров.

Через биржу, действующую на базе этой сети, осуществляются оптовые продажи продовольственной продукции, причем её покупателями выступают не только частные фирмы, но и учреждения социальной сферы, то есть школы, больницы и так далее. Иными словами торговля продуктами питания как для частных, так и государственных и муниципальных заказчиков осуществляется на одной площадке. В учреждения бюджетной сферы по результатов этих торгов основная часть продуктов питания поступает именно с ОРЦ. 

В контрактах по регламентированным закупкам, то есть закупкам, по которым покупателями являются государственные, муниципальные или учрежденные с участием органов власти учреждения или компании, особо оговаривается с какого из ОРЦ должна осуществляться доставка им продовольствия в соответствии с утвержденными планами-графиками. Развозка продукции по бюджетным организациям осуществляется силами, как правило, логистических компаний. 

Причем транспортные средства при этом могут везти одновременно продукты питания не только в учреждения социальной сферы, но и по обычным магазинам. Специальная информационная система, действующая при сети, способствует тому, чтобы транспортные средства, осуществляющие развозку товаров по потребителям, были максимально нагружены. В итоге не возникает эффекта полупустых грузовиков, себестоимость доставки продовольственных товаров, в обязательном порядке прошедших фитосанитарный и ветеринарный контроль, сравнительно невелика. 

В результате на настоящий момент цены на продукты питания в Испании самые низкие в Европе, страна является крупным экспортёром продовольствия. Фермерам нет особой необходимости думать о сбыте своей продукции. Через систему кооперативов она поставляется на ОРЦ, а оттуда уже в результате биржевых торгов или иными способами попадает на предприятия пищевой переработки, в торговые точки или учреждения социальной сферы. Малый и средний бизнес, так или иначе связанный с АПК, чувствует себя благодаря подобной системе разделения труда очень даже неплохо. 

Если в России до 30 процентов овощной продукции превращается в гниль из-за плохо отлаженной логистики, то в Испании эта проблема не стоит. Проблем с попаданием в бюджетные учреждения продовольственного фальсификата или контрафакта, опасного для здоровья, тоже практически нет. 

Почему Минфин против?

Вы думаете об этом замечательном опыте, как и опыте ряда других стран, не знают в Министерстве финансов России? Отнюдь. Сведения, приведенные выше, я взял из научного отчета подразделения этого министерства - Научно-исследовательского финансового института (НИФИ). Так в чём же причины упорного нежелания этого уважаемого ведомства признать очевидное и не противодействовать тому, чтобы госзакупки продовольствия осуществлялись через систему ОРЦ в России?

Одна из причин, с моей точки зрения, очевидна. Российский Минфин заинтересован в том, чтобы в федеральную казну поступало как можно больше налогов. Описанная выше система способствует в первую очередь развитию малого и среднего предпринимательства (МСП). А МСП основную часть своих налогов выплачивает в региональные и местные бюджеты. В федеральную казну от него попадают жалкие крохи. Объективно, независимо от того, кто управляет министерством финансов, это ведомство не очень заинтересовано в развитии малого и среднего бизнеса. Хотя публично никогда об этом не скажет. 

Ему нужно, чтобы основными продавцами продуктов питания выступали крупные компании, которые и являются главными донорами федерального бюджета. А коль так, то основными продавцами продуктов питания по линии госзаказа, как считает российский Минфин, должны быть именно компании-крупняки. 

Либералы зовут иностранцев 

В 1997 году я как-то взял интервью у Эльвиры Набиуллиной. Тогда она не являлась могущественным главой российского Центробанка, а была заместителем министра экономики РФ. Прибыла она в Красноярск по случаю научно-практической конференции по экономике, организованной покойным губернатором края Валерием Зубовым, в составе делегации, которой руководил её научный руководитель - гуру российского либерализма в сентябре 2023 года скончавшийся светлой памяти Евгений Ясин. 

Сам Евгений Ясин, к тому временем сложивший полномочия министра экономики и оставшийся министром без портфеля, в своем выступлении на конференции сказал, что российское правительство добилось главной своей цели - обуздания инфляции. "Нам удалось свести инфляцию к тому, что она не препятствует более инвестициям", - сказал он тогда и посетовал, что иностранные инвесторы почему-то не идут в Россию. 

Невдомёк ему было, что он сам способствовал созданию таких условий, чтобы иностранцам было выгоднее не инвестировать в российский бизнес, а продавать западные товары в нашей стране. 

Напомню, что тогда был установлен валютный коридор: доллар продавали строго за шесть рублей. Рубль был пере-укреплен, и в страну хлынул поток благодаря этому резко подешевевших импортных товаров. Россияне, те, кто смог хотя и с задержками получить заработную плату, мигом скупали импортные холодильники, телевизоры, микроволновки и много чего ещё. А российская обрабатывающая промышленность просто обваливалась из-за отсутствия спроса на её продукцию на внутреннем, а тем более внешних рынках. 

Возникли проблемы и у бюджетной системы Красноярского края, так как у предприятий цветной металлургии, основного донора бюджета в ту пору, резко осложнились проблемы со сбытом своей продукции на внешних рынках, а российские предприятия, столкнувшиеся с кризисом сбыта, уже не могли её покупать. Одновременно распухал рынок государственных казначейских обязательств (ГКО), так как резко съёжилась налогооблагаемая база в стране. 

Уже потом я узнал, что идея введения валютного коридора была навеяна нашим либеральным реформаторам благодаря работе по грантам западных фондов и даже Европейского банка реконструкции и развития. Что и говорить, гениальную идею им подсунули зарубежные донаторы для разрушения российской экономики изнутри… 

Так вот, тогда Эльвира Набиуллина поведала мне, какую важную задачу решает её министерство. А именно создание такой нормативно-правовой базы, которая бы способствовала переходу отечественных предприятий на международные стандарты бухгалтерского учета. "Наша сегодняшняя бухгалтерская отчетность в основном ориентирована на налоговые службы, - сказала она. - Для инвесторов же нуж#на несколько иная информация, более четко отражающая реальное фи#нансово-экономическое состояние производств. Когда инвестор вклады#вает или продает деньги, он должен быть уверен, что его деньги находят#ся при деле". 

С одобрением тогда отметила Эльвира Сахипзадовна тот факт, что "многие российские предприятия раскрывают свои коммерческие тайны". Поскольку эта мысль была главной в интервью, я и озаглавил его соответственно: "Раскрывают коммерческие тайны".

Коллективный Запад и российский АПК

А теперь о последствиях такой либеральной политики. Иностранные инвесторы кинулись скупать в России всё, что было возможно. Однако приобретать малые и мало-средние предприятия им было трудновато, потому что последние в силу своей маломощности никак не переходили на международные стандарты бухгалтерского учёта. 

Предприятия же покрупнее становилась их лёгкой добычей. Тем более что не без подачи со стороны западных консультантов и рекомендаций от МВФ отечественный Центробанк создал такие правила игры на финансовом рынке, что брать в рублях кредиты с инвестиционными целями стало практически невозможно. 

Конечно, западные советники и советчики не имели возможности напрямую влиять на денежно-кредитную политику. Однако они сделали всё возможное, чтобы нормативно-правовая база денежно-кредитной политики максимально затрудняла инвестиционный процесс в России и способствовала выводу денег из страны. 

О том, как не без их консалтинговой поддержки менялись и создавались российские законы под лозунгом значимости вступления России в ВТО, МВФ и другие международные организации и сообщества, контролируемые западным финансово-промышленным олигархатом, - тема отдельного разговора. 

Сейчас же важно отметить, что накануне специальной военной операции более половины пищевой промышленности страны, а также несколько федеральных продовольственных торговых сетей оказались в собственности у зарубежных так называемых инвесторов. Конкурентов у них со стороны российского бизнеса практически не было. Не могли себе позволить отечественные предприниматели покупать доли и акции в российском пищепроме, так как ставки по кредитам в рублях были и есть неизмеримо высоки по сравнению с условиями, на которых брали деньги взаймы заморские "делавары" в западных банках. 

Западные собственники, конечно, внесли немалый вклад в то, что называется культурой производства. Но и потеряли россияне от этого немало. 

Приведу один памятный мне пример. Мои дети очень любили пить кефир красноярской компании "Милко". Как-то по случаю я спросил у начальницы цеха этой компании, почему им в отличие от конкурентов, удается делать напиток с такими замечательными вкусовыми свойствами.

- Всё дело в закваске, - ответила мне добрая русская женщина.

Прошёл годик-другой, купила компанию "Милко" зарубежная финансово-промышленная группа, и секрет замечательной закваски был утрачен. То что называется кефиром её производства больше напоминает кисло-молочную болтушку, чем настоящий полноценный русский кефир. 

Сказка о рыбаке и рыбке

Но это лирика. По честному признанию руководителя агентства госзаказа Красноярского края Марины Вразовской, в последние годы (если не брать производителей хлебобулочных изделий) участвует в торгах по госзакупкам продовольствия не более трех-четырех компаний региона. И только очень даже иногда они выигрывают торги.

Приводя эти сведения, Марина Валерьевна припомнила банальную притчу о том, что надо взять в руки удочку, чтобы рыбку поймать. Намекая (это уже мои слова), что не весьма дюжие рыбаки водятся в среде предпринимателей края. Невдомек ей, что причина пассивного отношения местного МСП к участию в госзакупках в первую очередь кроется в логистических трудностях. Непрофильный для них это бизнес - в соответствии с планом-графиком продукты по больницам и прочим социальным учреждениям развозить. Вот если же только до ОРЦ необходимо груз доставить, то это им вполне по силу. О том, что это действительно так, можно убедиться прочитав мой материал "Как обеспечить продовольственную безопасность социальной сферы Красноярья" в "Красноярском рабочем" за 26 июля 2023 года. 

Поэтому и господствуют на рынке государственного продовольственного госзаказа перекупщики. Как они работают? Покупают по старым контрактам или через электронные торговые площадки продукцию, что подешевле и везут её напрямую заказчикам. А после как повезёт - можно и на фальсификат нарваться, и на качественный товар.

Кто же конечный бенефициар этой системы? В первую очередь сравнительно крупные компании, у которых и покупают господа перекупщики продукцию.

А если так, то раньше значительная часть прибыли от работы на рынке госзакупок утекала в качестве дивидендов за границу, так как собственники очень большой доли этих компаний за далёким бугром и находились, и сегодня, хотя не такими мощными рядами, но находятся. Формально всё вроде правильно делается. Требование закона не покупать по госзаказу для социальной сферы продукты, которые в России производятся, выполняется. Но прибыль-то разрешено за рубеж вывозить! 

Ныне, конечно, ситуация изрядно изменилась. Иностранцы дальне-западные уходят из страны. Но законодательная база, формально не подстроенная под них, но им выгодная, к сожалению, осталась. С точки зрения чисто фискальной, Минфину РФ не выгодно, чтобы МСП участвовал в госзакупках. В результате следования правилам госзакупок продовольствия, которые это ведомство курирует, россиян нередко кормят контрафактом и фальсификатом в социальных учреждениях.

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры