Журналисты "КР" рассказали, как они исполняли личный гражданский долг

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

02.07.2020 15:47
1

Читать все комментарии

264

Итоги голосования по конституционным поправкам уже известны. В Красноярском крае рекордов нет, как нет и провалов: примерно 70 процентов высказались за, 30 - против. Иных цифр, собственно, никто и не ждал.

Журналисты "Красноярского рабочего" не получали задания освещать ход голосования, они просто выполнили свой гражданский долг и рассказали о том, как это сделали.

Первое ощущение - попал в больницу

Поскольку голосование по поправкам к Конституции нынче объявили на неделю раньше официальной даты, я решил выполнить свой долг заранее - в субботу, 27 июня.

Наш избирательный участок находится в правом крыле первого этажа здания Дворца культуры бывшей Заозёрновской слюдяной фабрики, ныне - просто горДК.

Зашёл в фойе, а навстречу - две девушки в синеньких медицинских халатах и масках на лицах. Такое ощущение, что пришёл не на избирательный участок, а в больницу. Хотел было сразу пройти к столу за бюллетенем, но меня остановила ещё одна девушка, которая выдала маска и авторучку.

- Теперь можете идти голосовать,- сказал она, и я отправился к длинному столу, за которым сидели всего два представителя избиркома.

По привычке достал паспорт и протянул его, но было велено отойти за красную линию и сесть на стул. Спросили, где я проживаю, долго искали фамилию в списках. Потом попросили паспорт и выдали бюллетень, за который пришлось расписаться.

Народу на участке не было, поэтому можно было выбирать любую из четырёх кабинок для голосования. Задёрнув шторку, поставил галочку в нужном квадратике и с чувством исполненного долга опустил бюллетень в прозрачную урну, на дне которой уже было довольно много листов.

В фойе меня опять остановила девушка-волонтёр, предложившая взять то ли анкету, то ли лотерейный билет и ответить на вопросы по Конституции. Пришлось вежливо отказаться от заманчивых выигрышей, поскольку Основной Закон страны я знаю гораздо хуже, чем таблицу умножения.

Виктор РЕШЕТЕНЬ.

А вокруг - тишина, а вокруг - ни души

В красноярскую школу N 32, где находится наш избирательный участок, мы всей семьёй отправились 1 июля около 12 часов дня.

При входе в просторный зал, где за несколькими столами сидели члены избирательной комиссии, нас приветливо встретили, измерили температуру, показали стаканчик с авторучками. Пришли мы в своих масках, так что казённые не потребовались.

В зале никого, кроме нас, не было. Показали паспорта, расписались, получили бюллетени и по очереди зашли в кабинку для голосования, опустили бюллетени в урну.

А затем улыбчивые молодые волонтёры предложили выбрать билеты с купонами для участия в викторине. При этом сказали, что ничего заполнять не надо, на вопросы отвечать не обязательно. Я купон взяла, а муж и сын отказались.

На выходе нам повстречалась единственная пришедшая в это же время на избирательный участок пожилая женщина. А дальше... День был солнечный, и мы отправились прогуляться по Красноярску.

Зоя КАСАТКИНА.

Ручка, накрепко привязанная верёвочкой

Собственно говоря, ничего особенного в голосовании на моём участке, что расположился в Красноярской музыкальной школе N 3 на проспекте Свободном, 36, не было.

Организовано всё было неплохо, правда, обещанных авторучек не предлагали, а те, что находились в индивидуальных кабинках для выражения волеизъявления, были накрепко привязаны верёвочками. Ладно, обошёлся и без дармовых канцелярских принадлежностей. Глядишь, государство богаче станет.

Впрочем, всё по порядку. Уже при входе симпатичные девушки за столом деликатно спросили, буду ли я участвовать в викторине? Надеялись, наверное, что откажусь? Как бы не так!

Понимал, конечно, что ничего мне не светит от организаторов этих интеллектуальных игрищ, даже коробок спичек не выиграю, но бланк всё-таки взял. На вопросы ответил и прилежно опустил бумажку в коробочку, чтобы на следующий день узнать, что среди счастливых обладателей призов моего номера не значится.

Следующий ход - бабушка-вахтёрша измерила мою температуру, а я, в свою очередь, высказал удивление - как же может быть иначе, если уже больше трёх месяцев старательно придерживаюсь режима самоизоляции, и провёл рукой по маске на своей взопревшей физиономии. Вежливая дама заставила меня обмыть конечности антисептиком, что я с удовольствием и проделал.

Пройдя, таким образом, несколько кругов надзора, наконец оказался у заветного стола, где женщина издалека взглянула в мой паспорт, сверила данные с записанными в большой, как мне показалось, бухгалтерской книге, чтобы затем выдать искомый бюллетень.

- Идите по коридору, в одной из закрытых кабинок можете сделать отметку, а затем бросьте бюллетень в урну и ступайте в сторону выхода,- пояснила она.

Из всей процедуры мне, честно признаюсь, больше всего понравилось, что входишь в одну дверь, а выходишь в другую. Впрочем, в тот момент в школьном помещении я был один, так что ни с кем столкнуться не пришлось.

Жена моя голосовала в одной из школ Советского района. Впрочем, не в самой школе, а на пустыре перед учебным заведением, куда вынесли столы и урну. Из "избирателей" была лишь она, а вокруг столов гоняли дети на самокатах. Авторучек не оказалось и здесь, как и одноразовых масок, антисептика и перчаток. На вопрос, где же обещанный канцелярский товар, член избиркома молча протянула свою авторучку.

- Не надо,- последовал ответ,- своя имеется...

На том всё и завершилось. Стоит лишь добавить, что в викторине моей половинке также не повезло.

Сергей ПАВЛЕНКО.

И здесь - человеческий фактор

Поскольку на выходных я - заядлый дачник, а 1 июля, в отличие от многих и многих других, собирался проводить на рабочем месте, голосовать пошёл в понедельник, 29 июня.

До боли знакомый участок, расположенный в Красноярском финансовом техникуме на улице Маерчака, несколько удивил немноголюдием. Были, впрочем, сомнения, туда ли я пришёл, поскольку обещанного приглашения принять участие в голосовании в моём почтовом ящике так и не оказалось.

Но адресом я всё-таки не ошибся. Температуру смерили, руки антисептиком обработали, маску выдали, предлагали и перчатки, но как-то не настойчиво.

Комната для голосования оказалась малюсенькой, с двумя зашторенными кабинками. Естественно, вход и выход один. Пришлось сначала пропустить исполнившую свой гражданский долг женщину.

Член избиркома, даже не взглянув мою краснокожую паспортину, в списке меня нашла и попросили назвать серию и номер главного документа. Продиктовал - не сходится.

- Наверное, вы поменяли паспорт,- было сказано мне.

Ответил, что он уже пожелтел от срока давности, к тому же я всегда именно здесь голосую.

- Человеческий фактор,- таким был ответ.

С моих слов - опять же, не взглянув в паспорт - в список избирателей напротив моих ФИО вписали новые цифры. В очередной раз поверили на слово, хотя, в принципе, я мог бы назвать что угодно.

Одноразовую ручку не предложили, пришлось мягко настоять (какая-никакая, а всё же выгода от голосования). Сделав отметку напротив нужного квадратика и опустив бюллетень в урну, вышел из здания, на крыльце которого раздавали анкеты о Конституции. Спросил у девушки:

- А кто проводит розыгрыш?

- Не знаю.

- А за чей счёт машины и квартиры?

Юное создание посмотрело на меня удивлённо, ничего не ответив. Честно заполнил анкету, опустил её в ящичек.

Гражданский долг исполнен. А чувство удовлетворения почему-то не наступило.

Сын, находящийся в командировке, шутки ради предлагал проголосовать и за него - наши имена-отчества всегда путают. В принципе, этот номер бы прошёл, я вполне мог бы выполнить и "чужой" долг, назвав в следующий раз цифры из его паспорта.

Владимир ПАВЛОВСКИЙ.

Комментарии (1)

Владимир Евгеньевич По работе зашёл в наш ВУЗ, а там избирательный участок Подошёл пообщался с лейтенантом полиции. Спросил- в какой области служит Ответил- что по экономическим преступлениям. Спросил- а не может ли он расследовать деятельность нашего губернатора? Ответил- что чин не позволяет. Спросил- как ведётся допрос? Он ответил- что расспрашивают, ловят на противоречиях Я пояснил, что так не узнать правды, рассказал ему про методику ускоренного полевого допроса со стопроцентным признанием. Он ответил, увы, у нас руки коротки.  И расстались друзьями 

А сегодня был по делам в банке. Сказал сотрудницам: " Теперь я понял, что чувствует собака, когда её заставляют ходить в наморднике". Зал оживился, мои слова под общий смех по залу разошлись

Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры