Сына погибшего фронтовика коробит аббревиатура ВОВ

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

03.05.2019 09:04
4

Читать все комментарии

441

Современное массовое сознание, оголтелое от спешки, аббревиатурит всё и вся. Какое-то помешательство сокращений. Гонка по порубленным словам, понятиям, символам...

Я, правда, не припомню, чтобы кто-то изобрел ВОСР. Прочее - по судьбе. Кому ВЦСПС, кому МОПР, а кому ОГПУ или КГБ. Наверное, эта скачка заглавных букв неизбежна и будет продолжаться всегда. Но есть вариант, по мне, невыносимый. Настолько, что и привести здесь с ходу сокращенный обрубок мешает отвращение. Но вот полное имя того исторического события, которое скручивается в словесный крючок:

Мне было семь лет, когда эта война началась, и одиннадцать, когда она завершилась Победой. Четыре года она врывалась в мое детское сознание из репродукторов - стальным голосом Юрия Левитана, читавшего боевые сводки. Сводки дышали героикой и гибелью. Я мало что понимал в том, что и почему происходит на театре боевых действий, - но интуитивно, неопровержимо знал, что война против Гитлера - это или Победа, или гибель.

Не абстрактно-отвлеченная гибель, а моя личная, неотвратимая - и потому, что я советский человек, и по обеим линиям происхождения: отец - коммунист, фронтовик-доброволец, мать еврейка...

Исход войны означал для меня либо спасение при нашей Победе, либо гибель в фашистском концлагере вместе с матерью. Я уже знал, что Гитлер планирует уничтожение приговоренных им народов: цыган и евреев, а там и коммунистов. Гитлера я ненавидел, Сталина почитал спасителем. И это на всю жизнь - и мою, и всего моего поколения спасенышей войны.

Не Второй мировой, которая гремела где-то вдалеке, а той, которая стала частью моей судьбы, моей жизни. Она-то и назвалась Великой Отечественной.

Меня коробит, когда в статьях нынешних торопливых публицистов ее имя скручивают до обрубка. Ладно, если бы происходило это только ради экономии места (хотя и это кощунственно). Но скручивание имени Великой Отечественной войны связано с желанием некоторых зарубежных идеологов вытравить ее из памяти людей. Чтобы Советская Держава не была увековечена как спасительница европейских народов от гитлеровского фашизма и национал-социализма, а осталась где-то сбоку...

К этим историкам я отношусь с горьким сожалением, а к их лингвистическим упражнениям - с чувством гадливости.

Я понимаю моих сверстников, которые близки к бешенству, созерцая эти упражнения.

Запретить ВОВ я не могу. Я по характеру вообще не могу ничего запретить. Но могу воззвать к таким воителям-сократителям, если они еще не лишились памяти, - последовать совету поэта Аронова "остановиться, оглянуться".

Прежде чем выскабливать понятия истории до скользкой бессмысленности - остановиться и оглянуться, осознав, что значат эти понятия для наших сограждан, переживших страшный Двадцатый век.

Лев АННИНСКИЙ

(журнал "Родина").

Комментарии (4)

Льву Аннинскому. Я младше Вас на 10 лет. Когда пришёл в 1950-м в первый класс и мы знакомились, ребята часто спрашивали друг друга: "А у тебя папа есть?" У большинства не было. Вчера спросил внучку (6-й класс) что за война была- кого и с кем? Кто напал на СССР? Долго думала, сказала, что в 1941 напал Наполеон. Не виню её, виню школу и учителей. И первого сентября с началом учебного года спрашиваю студентов- какой праздник 3-го сентября. Не знает НИКТО. А это день окончания второй мировой и нашей победы над Японией. Забывая историю, мы теряем память предков. П писал Булат Окуджава

. «Вселенский опыт говорит,  

Что погибают царства  

Не от того, что тяжек быт  

Или страшны мытарства. 

 А погибают оттого 

 (И тем больней, чем дольше),  

Что люди царства своего 

 Не уважают больше».  

И в этом я вижу успех работы "либерастов" и агентов влияния - и становится страшно. Ведь писал Аллен Даллес в своём плане

Будем вырывать духовные корни, опошлять и уничтожать основы народной нравственности. 

 Мы будем расшатывать таким образом поколение за поколением. Будем браться за людей с детских, юношеских лет, и главную ставку всегда будем делать НА МОЛОДЕЖЬ — станем разлагать, развращать и растлевать её. 

 Мы сделаем из нее циников, пошляков и космополитов.  

И пока это им в значительной степени удаётся. Орловский Сергей Николаевич



Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

Когда то в 60-х годах, когда я учился в Политехническом, на столе прочёл написанное кем-то стихотворение (сейчас на столах не пишут, и может быть это было и не плохо). Запомнил сразу и наизусть. Вот оно. Если кто знает автора- отзовитесь. 

Двадцатый век, горят глаза пустые 

Орущий рот и вымокшая прядь 

Он отравился, в поездах слепые 

Его не скоро кончат проклинать 

 

Двадцатый век, бродивших по дорогам 

Среди пожаров к мысли привело: 

«Легко быть зверем и легко быть богом, 

Быть человеком – это тяжело» 

 

Стихи, написанные на столе в корпусе «В», 

(Автодорожный факультет Красноярского Политехнического института) в 1965 - 1968 годах, 

 автор неизвестен, может быть – студент. 

 

Сохранил в памяти С.Н. Орловский 


Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

Евгений Винокуров 

 

ДВАДЦАТЫЙ ВЕК 

 

Двадцатый век... Горят глаза тупые. 

Орущий рот. И вымокшая прядь. 

Он отравился. В поездах слепые 

Его не скоро кончат проклинать. 

 

Двадцатый век... Протянутые горсти 

Сирот, глотавших горькую слюну. 

Вон – рвы и рвы. Там черепа и кости 

На двадцать километров в глубину. 

 

Двадцатый век... Бродивших по дорогам 

Среди пожаров к мысли привело: 

Легко быть зверем и легко быть богом, 

Быть человеком – это тяжело. 

 

1957 г. 

 

Евгений Михайлович Виноку́ров родился 22 октября 1925 года в Брянске в семье Михаила Николаевича Перегудова, военного, и Евгении Матвеевны Винокуровой. Мать, зав. женотделом и ревнительница равноправия, записала сына на свою фамилию. После окончания 9-го класса в 1943 году был призван в армию. Окончил артиллерийское училище, в неполных 18 лет стал командиром взвода. 

 

Первые стихи были напечатаны в 1948 году в журнале «Смена» с предисловием И. Г. Эренбурга. В 1951 году окончил Литературный институт им. А. М. Горького, тогда же вышла первая его книга «Стихи о долге», в 1956 году – сборник «Синева», вызвавший одобрение Б. Л. Пастернака. «Серёжка с Малой Бронной» – созданное в 1953 году стихотворение о московских мальчиках, не вернувшихся с фронта, и их матерях, угасающих в пустых квартирах, – одно из самых популярных в отечественной военной лирике XX века, положенное в 1958 году на музыку А. Я. Эшпаем. 

 

Возглавив вместе со С. П. Щипачёвым поэтический отдел журнала «Октябрь», открыл в 1954 году юную Б. А. Ахмадулину, напечатал лучшие стихи Л. Н. Мартынова, Б. А. Слуцкого, заново утвердил в литературе имена вернувшихся из лагерей Н. А. Заболоцкого и Я. В. Смелякова. С 1971 по 1987 год был зав. отделом поэзии журнала «Новый мир». Большого внимания заслуживает вышедшая под редакцией Винокурова антология «Русская поэзия XIX века» (1974). 

 

Длительное время вёл творческий семинар в Литературном институте, его ученики — главный редактор журнала «Новый мир» А. В. Василевский, поэтесса О. А. Николаева, историк П. А. Кошель, поэтесса И. В. Ковалёва, поэт и журналист А. А. Дидуров. 

 

Лауреат Государственной премии СССР за сборники «Бытие» и «Ипостась» (1987). 

 

Умер 23 января 1993 года. Похоронен в Москве на Донском кладбище.

Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

Сергей Орловский

ответил Glavred1905


05.05.2019 12:33

Спасибо, Владимир Евгеньевич. Буду знать. Сейчас студенты не то, что на столах, даже в туалетах не пишут. Приводить примеры не буду, но некоторые опусы хоть и нецензурные, но очень юморные были. Где это сейчас?

Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры