Из почты "КР": "И в них дышала силища такая..."

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

04.06.2019 17:44
0

Читать все комментарии

224

Позади День Победы. Страна достойно встретила этот великий праздник. Мало осталось тех, кто воевал, и только память свято бережёт то, что было в тылу и на фронте - в песнях, стихах, фильмах.

Издательство "Буква Статейнова" выпустила в свет книгу "Бессмертный полк". В ней опубликован и мой очерк о земляках под названием "Поклонитесь им в пояс!"

Галереей - один за другим - проходят перед глазами образы молодых парней и мужиков, отправляющихся на фронт, слышу плач матерей, жён и детей.

Мне было четыре года

Когда началась война.

Бедой для всего народа

И болью была она...

И речи вокруг звучали:

"Идём мы фашистов бить!"

Без мужиков в печали

Деревня осталась жить.

Всё пало на бабьи плечи:

И хлеб, и земля, и скот.

В страданиях нечеловечьих

Как мог, выживал народ.

Земляки - и рождественцы, и казачинцы - предстают в книге, как живые.

Я ясно вижу своего отца Якова Фёдоровича. Когда началась война, ему было 56 лет.

Оставив семью, весь изношенный в колхозных делах, он ушёл в трудовую армию, где и умер от голода и непосильного труда. Было это в Красноярске, а где похоронен, мне не ведомо.

Брат его Михаил Фёдорович погиб смертью храбрых в неравной схватке с фашистами в Прибалтике. Подвиг его был воспет в газете "Красная звезда".

А я со сцены в родном Рождественском прочёл стихи, которые посвятил дяде Мише - смелом сибирском воине:

Однажды я плач услышал -

Семейный надрывный стон.

Погиб на войне дядя Миша,

За дом свой сражался он.

Тётка Агафья рыдала:

"Кормилец ты наш родной..."

Так вся деревня страдала,

Обиженная войной.

Многие не вернулись с фронта, многие пришли раненые и искалеченные, с подорванной психикой. Но и после войны они самоотверженно трудились в колхозе и приносили пользу людям.

До сих пор в памяти механик МТС Фёдор Калистратович Лысенко, механизатор Александр Лукич Кириллов, председатель колхоза Сергей Абрамович Деньгин, братья-силачи Дмитрий, Фёдор и Александр Ивановы, Александр Капитонович Иванов, Сергей и Григорий Еращаны и многие другие.

О них я писал уже не раз. Всей душой они служили своей малой родине. Но и те, кто оставался в тылу - и женщины, и мужчины, кто в поле, кто на ферме, кто в школе, как могли, приближали победу.

Вспоминается колхозный труженик Александр Пимонович Варыгин. Природный хлебороб вынужден был оставаться дома из-за своей хромоты. Зато и на сенокосилках, и на молотилках, и на пашне работал за троих.

Муж моей родной сестры Галины, о которой я тоже писал как-то, тоже оставался в деревне по брони и точил днём и ночью детали для танков, а днём возглавлял партийную организацию, вселяя уверенность в сердца людей, что всё будет хорошо и победа будет за нами. Деревня жила одной мечтой - о скорой победе.

Многих кормильцев земли нашей не досчиталась страна после войны. Пострадал сильно Казачинский район. Погиб в кровопролитной схватке в Литве дядя моей супруги Алевтины Аркадьевны Даниил Тимофеевич Чащин. Её тётя Александра Лаврентьевна воевала под Ленинградом и имеет много боевых наград.

А отец супруги Аркадий Лаврентьевич Лыткин работал в лесной авиации, занимал пост авиатехника. В Казачинском во время войны был свой авиапорт. Даже в те трудные годы государство заботилось о сохранении леса. И люди выполняли эту важную миссию с честью.

Можно сказать, с фашистскими захватчиками воевал весь народ: кто на фронте, кто в тылу. Досталось и детям войны, таким, как я, - и парнишкам, и девчонкам. Вместе со взрослыми и пахали мы, и сеяли, и косили, и колоски собирали.

Жили впроголодь, питались мёрзлой картошкой, а вечерами вместе со взрослыми пели в сельском клубе под гармошку да под балалайку озорные частушки про войну, про Гитлера.

Запомнились мне особенно куплеты на мотив легендарной Катюши:

Разлетались головы и туши,

Дрожь колотит немцев за рекой.

Это наша русская Катюша

Немчуре поёт за упокой.

А я с подмостков сцены с упоением декламировал стихотворение Игнатия Рождественского о сибиряках:

Они прошли, размашисто шагая,

Промчались танки в сизой полумгле,

И в них дышала силища такая,

Которой нет преграды на земле.

Что это было, чудо иль не чудо,

И здесь, в снегах калининских равнин,

Они врага сдержали и отсюда

Пошли прямой дорогой на Берлин.

И об этом я написал в очерке, отправленном в книгу "Бессмертный полк", а также и о людях, воевавших в годы Великой Отечественной войны на восточном фронте.

Среди них были мои родные братья Николай Яковлевич и Борис Яковлевич Варыгины. Это уже 50-е годы, когда в Северной Корее шли военные действия и мои братья честно отдавали свой долг.

Служил на Дальнем Востоке и мой средний брат Валентин Михайлович. Там же были и казачинские парни Иннокентий Полушин, Анатолий Ширяев. Недавно они ушли из жизни, но память обо всех вечна.

Жизнь продолжается. Одно поколение сменяется другим. Но житейские проблемы остаются и их надо решать.

Да не будет никогда на земле войны, да будет вечный мир. Память о тех, кто погиб, кого давно нет с нами, бессмертна.

Юрий ВАРЫГИН,

дитя войны.

Казачинское.

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры