К 100-летию сибирского писателя Анатолия Зябрева: он искал землю обетованную

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

29.05.2024 12:28
2

Читать все комментарии

1512

Красноярский и российский писатель Анатолий Ефимович Зябрев родился 26 октября 1926 года в селе Никольском Сибирского края (ныне - посёлок в Тогучинском районе Новосибирской области). Через два года ему бы исполнилось сто лет. Сейчас в нашем крае разворачивается подготовка к этому событию. Почему это так важно?

Творческое наследие красноярских литераторов недавнего прошлого остаётся очень важным для их земляков. Это наглядно продемонстрировала серия самых разнообразных событий, которые прошли и проходят в нашем регионе в связи со столетием Виктора Петровича Астафьева.

Век Астафьева запечатлён не только в торжественных и официальных мероприятиях и обновлённом музее в Овсянке, но и в премьерных спектаклях, выставках и его книгах, которые продолжают читать, чтобы найти ответы на мучительные вопросы сегодняшнего дня.

Но может ли век Астафьева смениться, к примеру, веком Зябрева в алгоритме нашей культуры? Пусть не в таком грандиозном масштабе, без баннеров на обочинах красноярских проспектов, но всё-таки...

Я думаю, что это тоже возможно, ведь творчество Зябрева совершенно особенное, оно отличается от апокалиптических пророчеств Астафьева, потому что Анатолий Ефимович пошёл совершенно иным, хотя и тоже библейским, путём. Он искал свет и надежду, он бродил по своей жизни в поисках земли обетованной. Как у него это вышло?

Анатолий Ефимович сибиряк. Отец - председатель колхоза - был репрессирован. Старший брат Василий пропал без вести под Сталинградом, от него остались младшему набор хлебных карточек, которые он отоварил, а хлеб съел, за что и оказался в колонии для малолетних преступников.

Судя по всему, на урку настоящего паренёк никак не тянул, оттого в 1944 году, прямо из колонии, он попал в особые войска НКВД. Эти "краснопогонники" наводили порядок на только что освобождённых территориях, в том числе на Украине, в Румынии, Венгрии, Австрии, Чехословакии, Германии.

Ещё в армии Анатолий начал сочинять рассказы. В 1949 году его демобилизовали по состоянию здоровья. Он вернулся на оборонный завод, где пятнадцатилетним работал ещё во время войны, до своего ареста. Там написал первый очерк про рабочего. Ему предложили работать в многотиражке. Так началась его журналистская и писательская карьера. В 1964 году Зябрев был принят в члены Союза писателей СССР.

В редакции "Красноярского рабочего" мы часто беседовали с Анатолием Ефимовичем, он постоянно рассказывал о своём голодном военном детстве, как добывал пропитание всеми возможными средствами. Анатолий Ефимович, как, кстати, и мой отец, на всю жизнь запомнил две вещи про войну: голод и темноту.

В шутку я предлагал написать ему трилогию о его непростой военной службе в НКВД. Спрашивал: материала хватит?

- Хватит, конечно,- с улыбкой отвечал Зябрев.- Только некогда мне, про другое надо писать...

И только сейчас, после его ухода в лучший мир, я наконец понял, что он совершенно сознательно много лет назад сделал собственный выбор: из страны своей юности, где хватало и страданий, и несправедливой жестокости, решительно ушёл, чтобы найти иной мир, полный добрых и одухотворённых людей. Решил найти землю обетованную, хотя и никому и никогда об этом не говорил.

В 1960 году по рекомендации родного для него журнала "Сибирские огни" Анатолий приехал в Дивногорск на строительство Красноярской ГЭС. И тут произошла странная вещь: он повёл себя совершенно не так, как обычные писатели и журналисты того времени.

Зябрев не ходил по площадке с блокнотом или фотоаппаратом, не записывал интервью, не уезжал через несколько дней домой, чтобы в спокойной обстановке написать очерк или даже целый роман. Нет, он оставался у Дивных гор, записавшись обычным рабочим в обычную бригаду, и начинал строить ГЭС вместе со своими новыми товарищами.

Зачем? Он не мог этого объяснить. Но по тому, как у него распрямлялась спина и как загорались глаза, когда он рассказывал об этом периоде своей жизни, было очевидно, что он был там счастлив, он нашёл то место, где ему хотелось бы жить...

Я читал его очерк о памятном для гидростроителей дне, когда перекрывали Енисей. Там было совсем немного о том, как был технологически организован процесс, зато подробно рассказывалось о людях - как они ждали этот день, как собирались, откуда наблюдали покорение великой сибирской реки и что при этом испытывали. Если сказать кратко, все они были счастливы, фантастически счастливы не потому, что строили ГЭС, а потому, что чувствовали - здесь их место и смысл жизни.

Мне кажется, именно тогда Зябрев впервые нашёл свою землю обетованную и понял, что она в принципе существует, нужно только искать... Так он написал свои "Енисейские тетради".

- Это особый жанр документально-художественного повествования, рассказ о самом себе, о тех людях, с кем жизнь меня свела в лучшие годы, о моих взаимоотношениях с ними,- говорил сам писатель о сделанном.

Сама книга оказалась весьма востребованной, много раз переиздавалась в разных городах. А в 1986 году в московском театре имени Вахтангова была поставлена даже пьеса, которая называлась "Енисейские встречи".

Анатолий Зябрев не вернулся тогда в Новосибирск, остался в Красноярске. И, думаю, не случайно. Он что-то нашёл, почувствовал в нашем крае, по которому стал без устали ездить, бродить, встречаться с людьми и писать о них...

Один из любимых жанров писателя - повести-путешествия. В их основу легли рассказы о странствиях по заповедным и малодоступным местам Восточной Сибири. Очерки вошли в несколько сборников: "Голубой маршрут", "Дорога в легенду", "Отзовись, моё завтра".

А ещё были книги "Пожар под сибирскими кедрами", "Райком в Приморске", "Путь героя", "Бог ты мой", "Сам себе король", "Мальчишка с большим сердцем". По его рассказам режиссёр-боготолец Виктор Трегубович снял художественный фильм "Вот моя деревня".

Судя по всему, сама жизнь заставила Анатолия Ефимовича поверить в магическую силу путешествий, которые могли подарить счастливые встречи.

Кстати, после демобилизации бывший солдат Зябрев отправился на заработки в Иркутскую область и на станции Тайшет нашёл... своего отца, обитавшего здесь после отбытия срока...

Вот так у него было всегда: в дороге он случайно находил таких людей, которые открывали ему душу. Зябрев восторгался ими и писал, писал о них. Интерес к ближнему своему, не к собственной персоне (пусть и с авторитетным билетом Союза писателей СССР), а к другому человеку, замечательному, достойному литературного воплощения,- этот редкий дар Анатолия Ефимовича каждый раз обещал ему открытие новой земли обетованной. Только нужно было не лениться, а шагать по дороге навстречу солнцу, ветру и даже ненастью.

Как он умел разглядеть, почувствовать человека, как получалось сделать его своим верным товарищем? Нет ответа на этот вопрос, зато этот дар всегда помогал ему в жизни...

Однажды с ним произошла почти библейская история. Помните, как Авраам послал своего слугу искать жену для своего сына Исаака? И тот нашёл Ревекку, которая у ручья ласково приветила и напоила водой не только слугу, но и его верблюда. И стала потом верной женой.

Так случилось и с Зябревым: случайно на правом берегу Красноярска он встретил девушку, сходил с ней в кинотеатр "Родина", угостил мороженым. И что-то разглядел в ней, привязался сердцем, обретя вскоре замечательную жену Тамару Фёдоровну, которая сейчас всё делает для того, чтобы сохранить творческое наследие своего мужа.

А сохранять есть что, поверьте. Когда в России начались смутные времена, когда казалось, что здесь никто и никому не нужен, Зябрев с этим в глубине души не согласился. И без устали стал всматриваться в окружающую его действительность - что же происходит со всеми нами?

Так и родились публицистические эссе в нашем "Красноярском рабочем", которые назывались "Заметки каждого дня" и печатались много лет подряд. Это были остроумные, порой ехидные, порой бесхитростные, а порой и мудрые, многозначные миниатюры, которые ждали читатели газеты с нетерпением. Более того, эти самые читатели предложили Зябреву составить из них книгу, даже деньги стали собирать.

Таким образом в 2011 году вышел первый сборник - "Слепое окно", в 2013 году - второй, а всего при жизни Анатолия Ефимовича вышло шесть (!) книжек.

Название, как водится, символично. Окно - потому что Зябрев всегда вглядывался в реальную жизнь, она его всегда вдохновляла. Слепое окно - потому что за суетой и мелочностью того времени он пытался разглядеть что-то важное и сокровенное для всей России.

Вот почему век Зябрева тоже важен: он всегда верил в человека, верил в самые лучшие качества его души, которые никогда не умрут, а приведут рано или поздно в землю обетованную.

Писатель ушёл от нас 22 июля 2021 года.

- Он всегда мне говорил, что я должна прожить ещё лет двадцать, чтобы издать те рукописи, которые остались в компьютере и на его письменном столе,- рассказывает Тамара Фёдоровна Зябрева.- Этим я и стараюсь заниматься.

Недавно в Москве вышел роман Зябрева "Ворон на снегу". Тамара Фёдоровна заключила договор со столичным издательством "Вече", которое заинтересовано в переиздании произведений сибиряка.

Наконец, только что вышел из печати седьмой сборник "Слепого окна" - посмертный, с теми заметками каждого дня, что воспринимаются сейчас как творческое завещание Зябрева.

- Для москвичей я готовлю автобиографическую рукопись Анатолия Ефимовича, которая называется "Дорога в легенду". Надеюсь, что и в Красноярске удастся что-то издать,- делится своими планами Тамара Фёдоровна.

А ещё она собирается в Дивногорск, чтобы напомнить и там об авторе лучшей книги о строителях Красноярской ГЭС, предложить сделать биографическую экспозицию в местном музее и в совете ветеранов города. Будем надеяться, что дивногорцы заинтересуются.

А вот жители посёлка Борск выступили с инициативой присвоить местной школе имя Анатолия Зябрева. У писателя в этом посёлке был летний домик, в котором он прожил много лет, и многие заметки для "Красноярского рабочего" рождались именно здесь, в Борске, жители которого стали после этого знамениты на весь Красноярский край.

Писательская организация решила каждый год проводить в октябре в посёлке Борск День памяти Анатолия Ефимовича Зябрева. Красноярский Литературный музей также загорелся идеей продлить век Астафьева - веком Зябрева. А почему бы и нет...

- А в нашей квартире я постараюсь сохранить кабинет писателя. Но нужны материальные затраты на возрождение этой комнаты. Я бы хотела обратиться в краевую администрацию, в управление культуры с таким предложением, чтобы как-то помогли с реконструкцией комнаты Анатолия Ефимовича. Когда это осуществится, пока не знаю. Может, кто-то сможет как-то помочь, чтобы к 100-летию можно было чем-то порадовать наших читателей. Кто захочет, может потом прийти посмотреть. Анатолий Ефимович был бы рад,- завершает рассказ Тамара Фёдоровна.

Трудная работа по возрождению патриотического духа красноярцев должна заключаться не только в громких лозунгах, но прежде всего в подвижничестве по сохранению нашей родовой памяти, осмыслению того творческого и любого другого наследия, которое оставили нам наши земляки, в том числе и скромный человек, известный российский писатель Анатолий Ефимович Зябрев.

Комментарии (2)

Гость


29.05.2024 13:31

Игорь, спасибо большое за статью. Обязательно буду читать произведения А. Е.

Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

Я бы Зябрева к Почётным гражданам города записал. И, если бы можно, - к лику святых. 

Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры