Владимир Александрович: "Если делать, то очень хорошо, а на плохо не согласен"

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

21.07.2019 10:58
0

Читать все комментарии

973

Оперная труппа Красноярского театра оперы и балета имени Д. А. Хворостовского пополнилась басом с мировым именем - Владимиром Александровичем. За три месяца работы в Красноярске он успел ввестись в партию Гремина в опере "Евгений Онегин", а совсем недавно вышел на сцену в роли Ивана Грозного в мировой премьере оперы Александра Чайковского "Ермак".

Эффектная внешность, потрясающий голос, серьёзные музыкальные программы - таков белорусский уроженец Владимир Александрович. А петь он начал... ещё в роддоме. По семейной легенде, младенец так кричал в свои первые после рождения дни, что его пришлось со второго этажа перенести на первый и спрятать в самый дальний угол от других детей.

Как же он, живущий ныне в тёплой Италии и солировавший в оперном театре "Комунале" во Флоренции, оказался вдруг в сибирском Красноярске?

- Чуть больше года тому назад не стало моего маэстро, великого гения бельканто, достояния своей страны Франко Пальяцци,- рассказывает Владимир Казимирович.- Я стажировался в Италии, семь лет пел итальянский репертуар.

Мы с Франко Пальяцци, хотя ему было за восемьдесят, а мне 35, были хорошими друзьями. Он взял меня на закате своей жизни. Я последний его официальный ученик. К сожалению, русской музыки, о которой я скучал, не было. Я понял это внутри, как русский человек, хотя родился в Белоруссии. Мама и по сей день живёт там.

Находясь три месяца в Красноярске, осознал, насколько душа соскучилась по русской музыке. Этот клад даже не трогал, готовился морально, через полгода после кончины Франко Пальяцци начал искать свой театр в России. Меня не волновало, будет ли это Санкт-Петербург, Москва или что-то ещё. Набрал семь мест, и все отозвались.

В Красноярске это была заведующая оперной труппой Лариса Владимировна Марзоева, а я знал, что отсюда родом Дмитрий Хворостовский, с которым мы в Минске исполняли военный репертуар. Раз в год на 9 Мая меня вызывали в Москву на концерты либо Иосиф Давыдович Кобзон, либо Василий Семёнович Лановой.

Пел военную патриотику, потому что это у меня в крови, я на этом вырос. Однако русского оперного репертуара не трогал. Понимаете, что такое быть басом и не исполнить такие ведущие партии, как Борис Годунов, Кончак в "Князе Игоре", король Рене в "Иоланте", Гремин в "Евгении Онегине".

Русская музыка оказалась для меня сложнее - пришлось учиться заново: подача слова, фразы, одновременно с этим держать образ. У каждого ведь свой путь, своё время. Так совпало, был в Москве, чтобы встретиться с Василием Лановым, но он заболел, а в это время отозвалась Лариса Марзоева.

"Хорошо,- сказал я.- Прилечу, если вы сможете прослушать меня с оркестром". Приехал в Красноярск, исполнил - и мне предложили остаться. Понял, что здесь есть люди, которые меня понимают, по репертуару у меня есть что взять.

- Каковы впечатления от работы в "Ермаке"?

- С повышенной сложностью роли и нотного материала столкнулся в этой опере Александра Чайковского. К счастью, это мне подошло по внутреннему миру, по голосу, хотя, когда впервые увидел материал, был потрясён - с чего начинать? Это сейчас, когда исполнил и в целом людям это понравилось, понимаю, что это моё.

Позвонил своим друзьям, работающим в московских и питерских оперных театрах, послал кусочек своего исполнения, а мне ответили: "Володя, наверное, пришло твоё время..." Вообще не представлял, как исполнить Ивана Грозного. Настолько сложно. Для меня всё было в диковинку.

До премьеры не получалось до конца, но на первом спектакле я был практически близок к образу, а на втором - на 99 процентов. Конечно, нет предела совершенству...

В целом мне есть что поискать, но для данного этапа сделанным доволен. Однако работа продолжается, как нормальный творческий процесс. И в сентябре, когда будет открываться сезон, нужно дать людям чуть побольше. Опера "Ермак" может быть кем-то понята, кем-то нет, но в целом получился красивый спектакль, в котором для меня написана великая партия, позволившая раскрыться и донести образ до зрителей.

- Ваша дочь, в отличие от вас, не стала музыкантом?

- С трепетом наблюдаю за ней. Она учится в медицинском вузе в Минске. Спортсменка. Чемпионка мира, Европы, мастер спорта по тайскому боксу.

Сам с четырёх лет рос без отца. На мне была огромная ответственность за маму, за бабушку, за дочь. Так получилось, что до 19 лет занимался кикбоксингом, получил техническое образование и стал электромонтёром, а дочь окончила музыкальную школу по классу фортепиано.

- Превратности судьбы?

- Я сел за фортепиано только в двадцать лет, не знал нотный стан, но меня, единственного в Белоруссии, взяли на учёбу в музыкальную школу, которую я, как и училище, окончил с отличием за три с половиной года, без начальной музыкальной подготовки.

И без проблем поступил в Нижнем Новгороде, где работал выдающийся педагог Евгений Григорьевич Крестинский. К сожалению, когда я приехал, он умер, о чём я, конечно, не знал. Ехал же я не в Москву или Питер, а конкретно в Нижний Новгород. Ради педагога. Таким в жизни я был всегда.

Точно так же поехал в Италию на конкурсы, а потом съездил к выдающейся оперной диве Мирелле Френи, жене великого баса Николая Гяурова, которая помогала мужу с итальянским репертуаром. Нужно искупаться в итальянской колыбели, чтобы всё это исполнять, а там же слово очень важно. Звучное мелодичное произношение помогает итальянцам в исполнении, а у нас, русских, язык глубокий, непростой для иностранцев - на уровне китайского.

И только сейчас я начал немножко привыкать к этому. Какой бы ты ни был титулованный, как бы тебя боженька ни целовал, без черновой работы, без труда, как говорится, не выловишь и рыбку из пруда. А здесь ты будешь просто не понятен. Где, как не в Сибири, рождаются замечательные, крупные голоса, но это до поры до времени - природа ведь заканчивается, а дальше нужно умение. Певец - это человеческий комплекс: он должен знать историю искусств, актёрское мастерство...

В Италии мне сказали: дай Бог, чтобы ваш голос был на десятом месте - нужны знания. Во время обучения во Флоренции, кроме вокала, преподавали живопись, фехтование, верховую езду.

- У вас были впечатляющие мастер-классы с великими исполнителями - Еленой Образцовой, Артуром Эйзеном, Евгением Нестеренко...

-...Ирина Архипова, Павел Лисициан, Иван Петров (Краузе). Когда ещё на первом курсе консерватории приехал в Москве на конкурс Bella Voce ("Прекрасный голос"), то был под таким впечатлением, что Иван Иванович посадил меня впереди и сказал: "Законы нашего искусства, молодой человек, вы поймёте позже, но я смотрю на ваши глаза и понимаю, что вы жить без этого не можете".

И то же самое, только по-итальянски, сказал мне потом мой педагог Франко Пальяцци. Иван Иванович в музее Шаляпина в Москве написал мне на программке: "Трудиться! Трудиться! Трудиться!"

Вырос я в деревне, где помогал бабушке с дедушкой гонять коров, ходить за плугом, вырастил двух лошадей. Моими подарками ко дню рождения были не машины и мотоциклы, а выращенные мной кони, которых надо было понимать, кормить, пасти. И до сих пор я всё это знаю и помню. Понимаю землю, как это, если мыслить высоко в искусстве.

Это сочетание помогает мне найти тот или иной образ или отношение к своим коллегам, которые рядом со мной. Пусть нахожусь не в столичных театрах, но ощущаю себя высоко, потому что в Красноярске тоже профессионалы не в меньшей степени. Ведь и столичные театры в большей степени заполняют люди отсюда или из российской глубинки.

- Иван Петров сыграл в фильме "Всадник без головы" охотника Зеба Стампа, а вашу яркую внешность кинематографисты не замечали?

- Мне предлагали сниматься, но не было времени - я стажировался в Италии. Работать же хочу либо в патриотических фильмах, либо связанных с моей профессией. Иное чужеродно для меня по восприятию. Если делать, то очень хорошо, а на плохо не согласен.

- Что для вас - патриотическая тема?

- Это то, за что дрались наши деды. Когда пою песни, то нет меня и моего голоса, а есть то, что написали композиторы, потому что делал программы с лучшими из лучших. Даже с Димой (Хворостовским.- Прим. ред.) удалось познакомиться. Иосиф Кобзон, Василий Лановой поставили эти песни на такой высокий уровень...

Как можно молодёжи и даже заслуженным исполнителям изобретать колесо, чтобы спеть, например, "Землянку" в стиле босанова? Зачем? Образования не хватает или не слышите? Задача каждого человека - сохранить традиции, а потом выдумывайте. Так вот, когда вы сохраните, не будете выдумывать.

Когда это делаю, вижу глаза людей, в которых честные ответы на вопросы. И какие счастливые они выходят из зала...

- Тема войны, наверное, в крови каждого белоруса?

- И никуда это не денешь, потому что пало всё на Белоруссию. Мы погибали практически первыми.

Рождённый на земле, я до вечера работал, а затем меня отпускали поиграть, если хватало сил. Однако знал, что с утра нужно вставать и помогать бабушке доить коров. Не стесняюсь этого, а горжусь. Это помогало мне находить ответ в искусстве - уметь трудиться до последнего вздоха. Если не будешь этого делать - тебе нечего будет сказать людям.

Кажется, какие сейчас голоса! Слушаешь и диву даёшься. Потом прислушиваешься, особенно это бывает на конкурсах, поёт второе-третье произведение - и тебе уже скучно. Это как золотая птичка в клетке - ей нужна свобода. Мы не можем петь только то, что нам нравится.

- Как долго собираетесь пробыть в Красноярске?

- Почувствовал, что могу здесь быть нужным. Можно ездить и тратить на это время. Приезжать в десятый состав. Ждать дикой очереди. Конкуренция огромная. А я приехал работать. Мне сразу дали многие ведущие партии. И время на ближайшие два-три года у меня расписано.

Сергей ПАВЛЕНКО.

Наша справка

Владимир Казимирович АЛЕКСАНДРОВИЧ. Родился в городе Молодечно (Республика Беларусь), с отличием окончил музыкальное училище (ныне лицей) имени М. К. Огинского, Нижегородскую государственную консерваторию имени М. Глинки по классу "академическое пение" (оперное искусство). В 2001-2005 годах - ведущий солист Нижегородского академического театра оперы и балета имени А. С. Пушкина.

С 2015 года - приглашённый солист оперных театров Италии, Франции, Австрии, Германии. В 2014-2017 годах стажировался у ведущего маэстро оперного искусства Франко Пальяцци (Флоренция, Италия). С марта 2019 года - солист Красноярского театра оперы и балета имени Д. А. Хворостовского.

Участвовал в мастер-классах Павла Лисициана, Ивана Петрова (Краузе), Евгения Нестеренко, Артура Эйзена, Елены Образцовой, Дмитрия Хворостовского, Миреллы Френи, Франко Пальяцци. Лауреат международных конкурсов.

Гастролировал на различных площадках Республики Беларусь, России, Франции, Германии, Австрии, Италии, Финляндии, Голландии, Польши, Чехии, Бельгии, Китая.

Самостоятельное направление в творчестве - работа по созданию цикла концертов, посвящённых Великой Отечественной войне: "С чего начинается Родина...", "Я люблю тебя, жизнь!", "Поклонимся великим тем годам".

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры