Прислать новость

Угроза велика и быстро нарастает...

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

2

Читать все комментарии

242

В августе 1991 года в газете "Экология Красноярья" я опубликовал статью "О сокровенном...". Предлагаю читателям выдержки из неё.

Наступление по всем фронтам

...Нет у меня желания под набирающий силу перезвон петь отходную "70-м годам трагических заблуждений". Ибо не так уж сложно клеймить прошлое, сложнее ответить на вопросы, которые никак не состыковываются с доводами теперешних разоблачителей.

Ну, например, почему английский драматург, язвительный и независимый Бернард Шоу стал горячим сторонником социализма? Великий путешественник, он бывал и в России, и на приёме у Сталина, но ни он, ни его супруга леди Астор вовсе не пели дифирамбы грозному правителю. Наоборот, беседа началась с их яростной атаки по поводу его культа личности.

Тем не менее дома, в Англии, они отстаивали право на своё видение России. В 1931 году Шоу произнёс свою знаменитую речь о Ленине:

"Если эксперимент, который предпринял Ленин,- сказал он,- если этот эксперимент в области общественного устройства не удастся, тогда цивилизация потерпит крах, как потерпели крах многие цивилизации, предшествовавшие нашей".

А что заставило американскую газету "Филадельфия рекорд" в том же 1931 году опубликовать следующее:

"Пятилетний план Советской России - знакомая фраза, повторяемая в бесчисленных газетных статьях, заголовках, передовицах, речах, научных трудах, брошюрах, книгах... Без конца обсуждаемая государственными деятелями, экономистами, политиками, промышленниками, финансистами, философами - часть современного языка всех цивилизованных наций...

Советская Россия имеет безграничные материальные ресурсы. Она имеет твёрдое правительство и, сверх того, ясный и понятный план. Соединённые Штаты также имеют колоссальные ресурсы, но где их государственное руководство, политическое или промышленное, способное сформулировать и сделать действительным план, при котором капиталистическая система могла бы объединиться и сохранить своё существование?"

В дни, когда публиковались эти строки, мир капитала пребывал в жестоком кризисе, выйти из которого сумел после того, как многое перенял у Советской России. Многое, от которого мы стремимся теперь столь спешно избавиться!

Головокружительные темпы индустриализации были также и подготовкой к близкой войне.

По сути дела, война для СССР началась не в 1941-м, а в 1931-м, когда Сталин сказал: "Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние за 10 лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут".

Только на Урале с 1930 по 1940 год были построены и введены в эксплуатацию около 200 промышленных комбинатов всех видов. И этот "геркулесов подвиг", как писали американские газеты, стал залогом грядущих побед Страны Советов.

Но вот какая прослеживается закономерность: то, что необходимо тогда, когда страна становится единым военным лагерем, немедленно превращается в губительные путы в мирное время. Имеется в виду сверхцентрализм, управление экономикой из одного Центра.

Это хорошо поняли наши ведущие экономисты 20-х годов. Возрождённые после Гражданской войны совнархозы сыграли большую роль в быстром восстановлении порушенного хозяйства.

Ведь что такое - Совет народного хозяйства? Это территориальная форма управления промышленностью и строительством региона, в которой заглавную скрипку играют не чиновники, а директора крупных предприятий. И выработка решений, кооперация сил происходит на их уровне, без излишних согласований с бюрократическими звеньями в Москве.

Не случайно экономика страны как бы обрела второе дыхание в период послевоенных совнархозов (1957-1965 годы).

Мне никогда не забыть солнечный день 12 апреля 1961 года, когда не только мой студенческий Томск, но и вся планета ликовала, приветствуя первый полёт человека в космос. И он был совершён в нашей стране! Но ведь космические победы были не единственным подтверждением успешного развития державы, которая превратилась в сплошную строительную площадку.

Особенно отчётливо это было видно на примере Красноярского края, где стремительно росли гигантские заводы. Наконец, в краевом центре появился уникальный в мировом масштабе лесохимический комплекс, в котором щепа и опилки превращались в бумагу и картон, шины и шёлковые ткани, каучук и лекарства...

И если в 1950 году Советский Союз выпускал менее 30 процентов промышленной продукции США, то в 1961-м - уже более половины.

"Россия переживает чрезвычайно быстрый экономический рост,- били в набат в 1964 году американские экономические эксперты.- Советская экономическая угроза велика и быстро нарастает..."

Бывший замминистра внешней торговли СССР Н. Смеляков в своё время возглавлял крупный завод, затем - один из лучших в стране Горьковский совнархоз. Всё свершённое в нём Смеляков описал в книге "С чего начинается Родина?".

Об этой книге мне сообщил знакомый инженер из Москвы. Ещё он добавил, что почитать её ему давали "из-под полы", как некогда запрещённую литературу. Я отправился в краевую научную библиотеку. Увы, и там книги не оказалось. Кто же так тщательно секретит свой отечественный опыт государственного строительства?

Хотя ясно - кто. В 1965 году в СССР произошёл возврат к былому сверхцентрализму, допустимому только в период военного времени. И произошло сие по воле министерского бюрократа, лишившегося былой власти и распределительного черпака.


"Отставание - вот главная угроза и вот наш враг. И если мы не переломим ситуацию, оно будет неизбежно усиливаться. Это как тяжёлая хроническая болезнь, что неумолимо разрушает организм изнутри".

После ликвидации совнархозов страна медленно, но неуклонно вползала в тупик, который впоследствии назвали застоем. Да и откуда было взять средства на развитие индустрии, если их пожирала ненасытная рать чиновничества?

Но как при министерском правлении отказаться от управленческого люда, если в 80-е годы в СССР ежегодно издавалось по нескольку десятков миллиардов (!) различных документов. Весь этот бумажный Эверест извергался из Москвы и в Москву, плодя тысячи контор. О какой плановости можно вести речь, если росли сотни тысяч ведомственных долгостроев?

Нерациональные встречные перевозки означали ежесуточную (!) потерю 70 тысяч вагонов. Вместо того, чтобы взять запчасть у соседа за забором, гнали вагон из Владивостока, но со своего предприятия. Из-за отсутствия порожняка в лесу сгнивали миллионы кубометров заготовленного леса, у шахт самовозгорались миллионы тонн добытого угля.

В одном только 1986 году, по подсчётам экономистов, в межведомственные прорехи просыпалось столько добра, сколько было потеряно за четыре года Великой Отечественной войны. Страна уверенно шла к саморазрушению.

Но если в послевоенные годы для поворота к территориальному принципу управления экономикой хватило февральского (1957 года) Пленума ЦК КПСС, то теперь поборников министерского правления не так-то просто сшибить с укреплённых позиций.

Ничем не брезгует московский и местный бюрократ, чтобы сохранить своё могущество: пусть не через чин, так через частный капитал. Ведомственные проекты региональных хозрасчётов мигом перекраиваются на прожекты приватизации.

Всё теснее объятия партократа и денежного мешка. Под словесный туман о приоритете общечеловеческих ценностей видим тотальную растащиловку общенародного достояния, обнищание одних и обогащение других.

Наступление по всем фронтам идёт по всем правилам войны. Главное из которых - найти способ ошеломить противника, довести до паники, породить в нём чувство безысходности, животного, ослеплённого одной жаждой - выжить.

Эта наука вполне удавалась немцам в июне 1941-го. Тогда против Красной армии были брошены моторизированные дивизии. А сейчас против изуверившегося за долгие годы застоя, лжи, лихоимства брошена куда более страшная сила - шкурного эгоизма, духовного растления.

Когда же прекратится это тотальное отступление, эта бесконечная потеря наших духовных и национальных богатств? На это может дать ответ только каждый из нас на невидимом Бородинском поле, которое разворачивается в каждом городе, каждой семье и в каждой душе.

Без социализма гибель неизбежна?

Эта статья, повторяю, была опубликована четверть века назад. И вспомнил я о когда-то написанном после ряда публикаций в краевой прессе насчёт ностальгии россиян по социалистическому прошлому.

А статья правозащитника Николая Клепачёва, как говорится, ставит вопрос ребром: "Без социализма гибель России неизбежна". Во многом я согласен с Николаем Александровичем, но вот его утверждение, что приведённый им перечень вопросов - "глас вопиющего в пустыне", вызывает возражение.

О том, что в родимом Отечестве не всё ладно, толкует не только простой люд на кухнях, критика несётся даже с самых высоких трибун. В том числе и из уст самого президента.

В послании к Федеральному Собранию в 2018 году, которое, как было сказано, носило рубежный характер и определяло судьбу страны на десятки лет вперёд, В. В. Путин заявил о необходимости сделать решительный рывок.

- Не сделаем,- сказал он,- не будет будущего ни у нас, ни у наших детей, ни у нашей страны. И вопрос не в том, что кто-то придёт, захватит и разорит нашу землю. Нет, дело совершенно не в этом. Именно отставание - вот главная угроза и вот наш враг. И если мы не переломим ситуацию, оно будет неизбежно усиливаться. Это как тяжёлая хроническая болезнь, что неумолимо, шаг за шагом подтачивает и разрушает организм изнутри. Организм часто этого и не чувствует...

Было названо и главное условие ускорения: "Прежде всего - увеличение производительности труда на новой технологической, управленческой и кадровой основе... В течение 6 лет мы должны практически удвоить объём несырьевого неэнергетического экспорта до 250 миллиардов долларов".

Задачи были определены точно и ясно, но вот уверенности в том, что всё сказанное не останется благими пожеланиями, у меня нет.

На встрече с президентом России в июле прошлого года тогда ещё в качестве врио губернатора края Александр Усс начал разговор с необходимости строительства в крае целлюлозно-бумажного комбината, так как "серьёзной проблемой в лесной отрасли края, её тромбом, является отсутствие современной лесохимии". Также он заявил, что "решение о строительстве ЦБК должно быть принято уже во втором полугодии".

Ну как было не порадоваться такому сообщению! Но радость оказалась преждевременной. Только в конце декабря прошлого года в краевой прессе прошло сообщение, что некая фирма Segezha Grup планирует приступить к строительству лесохимического производства на базе Лесосибирского ЛДК-1 в... 2020 году. При условии, если проект пройдёт экспертизу.

Конечная цель производства - выпуск не бумаги, а только целлюлозы. Которая будет отправляться за рубеж. А уж там мы будем покупать бумагу.

В данном случае Александр Викторович вступил на дорожку, проторённую одним из его предшественников - губернатором Хлопониным. Того тоже не устраивало то обстоятельство, что Россия в валовом национальном продукте от лесной продукции имеет в 600-700 раз меньше, чем Канада и США, а в сравнении с Финляндией - аж в 900 раз! Финны, владея всего 1,5 процента лесных ресурсов, дают четвёртую часть мирового экспорта бумаги.

- Мы в Сибири,- заявлял Александр Геннадиевич,- ни одного целлюлозно-бумажного комбината не построили за последние 20 лет, а китайцы пятый строить заканчивают. И работают они на нашем лесе... Так давайте построим ЦБК и сдуем всех с целлюлозно-бумажного рынка. Ведь в Финляндии 49 ЦБК, а у нас один на ладан дышит...

Сказано это было в 2003 году. В 2008-м заложили первый камень в основание Богучанского ЛПК, на всю страну заявили о "начале новой эры в освоении лесных богатств края и всей России". А что в итоге? Ни ЛПК, ни ЦБК. Заодно и последний ЦБК в Красноярске добили, который при Хлопонине худо-бедно всё же давал десятки тысяч тонн бумаги...

Не хотелось бы заканчивать на минорной ноте. Но позитив, к сожалению, находится далеко за пределами края. Речь пойдёт о Южной Корее. О маленькой, недавно безнадёжно нищей аграрной стране, лишённой полезных ископаемых.

В то время, когда СССР отправлял Гагарина в космос, в Южной Корее не было многоэтажных домов, даже столица жила без водопровода. Весной крестьяне спасались от непременного голода травой и корой.

На сегодня это одиннадцатая по величине экономика (Россия на 13-м месте). С 1960 по 2010 год валовый внутренний продукт (ВВП) на душу населения вырос в 25 раз!

Но в престижных университетах о южно-корейском экономическом чуде предпочитают не упоминать. Видимо, потому, что оно никак не вписывается в стандартные догмы западной демократии. Ибо не имеет никакого отношения к пресловутому свободному рынку. Главный фактор феноменального успеха заключается в определяющей роли правительства в ходе реформ.

И ещё. С 1962 года в стране действует пятилетнее планирование. Действуют те самые пятилетки, что взяты из опыта Страны Советов.

Теодор ШЕВЧЕНКО.

Красноярск.

Комментарии (2)

Уважаемый Теодор С интересом читаю Ваши статьи. Спасибо. Кстати- Америка вышла из кризиса за счёт наших денег. Часть- это то, что украл со счетов в Швейцарии Парвус (Гельфанд), часть- огромные средства, которые СССР вложил в закупку оборудования для индустриализации. И росла советская экономика, пока, как Вы верно пишете, её не остановили. Приведу свой пример. Разработал орудие для осушения заболоченных земель не рытьём канав, а прорезанием щелей (дешевле). Организовал производство на Монетном РМЗ объединения "Свердловскторф". Заводу лет 300, кадры выше похвалы. Машина поставлялась как им, так и Министерству мелиорации. Вдруг приглашают в Министерство топливной промышленности, к которому относится Монетный завод.  Оно поставило ультиматум - Вам машин не дадим - Вы не наши. Делайте сами. Получил завод в Абакане- там возникли вопросы качества.   Цену согласовал с Москвой, заводу приказали делать. На зарплату по машине 134 рубля- (см. фото ЩДМ-1).  Собрали в цех всех проштрафившихся – будете делать, пока не исправи-тесь.  Но и тут вроде нашли выход они делали, мастерские института доделывали. Проблема - машины делаем, применяют плохо. Поехал в Москву, пошёл к замминистра мелиорации Матвееву. Умная пожилая секретарша выслушала мою проблему и сказала: «Он директоров НИИ не принимает, но вы подойдите в субботу. Меня не будет, он доклад пишет, часам к 11 устанет, а обедать рано. Зайдёте, а там как получится».    Захожу, сказал, что из Красноярска (чтобы не отправил вон), рассказал за 6 - 7 минут. А далее 40 минут его слушал – он вроде душу отводил. Его слова (по памяти и сокращённо): «Были в России  два хороших премьера – Столыпин и Косыгин. Оба плохо кончили. У меня план по освоению капвложений. Если доложу 101, 6 % - наградят, скажу- 98% -Тихонов при всех матами покроет. А если 120 %- все поймут - дурак. Наградят - но план добавят. А твоя машина позволяет на порядок и более дешевле работать. Если бы дороже- я бы тебя на руках носил - но план то в рублях. Если применять - пролечу. Лучше я взамен неё 30 экскаваторов поставлю. Я про тебя слыхал, работал и работай, изобретай. Не лезь в нашу политику. Тут всё не так просто. Раньше автомашин выпускали 10 шт. на всю страну- всё по фондам делили, чтобы знать - куда нужнее. Сейчас затоварились техникой - а всё так же решаем». Потом в институт мелиорации пришёл новый директор- Краснов Юрий Николаевич. Он 3 года назад кончил железнодорожный институт, был зав. Якутской опытной станцией нашего НИИ. Возил в министерство баргузинских соболей, за то и любили. И пошли перемены – развернулись мошеннические операции, халтура и пр. Потом обратилась ко мне уволившаяся главбух В. Белозёрцева (не хо-тела залезать в махинации). Предложила подборку финансовых документов на 4 млн. передать в ОБХСС. Отнёс начальнику, тот не поверил сумме. Потом 2 раза приглашал, спрашивал про специфику мелиорации конкретно - типа, что такое вторичное заболачивание? Далее пригласил снова. Захожу в кабинет, хотел поздороваться - он палец к губам, жест - «Закурим» и на дверь. Идём молча по коридору в угол, где зеки под конвоем отбойными молотками стенку долбят. Говорит: «Извини, бумаги твои я сжёг.  Там не 4, а более 6 млн. набралось, но если за ниточку потянуть, крайком рухнет. Партия не велит. Понял». Институт мелиорации умирал, а меня пригласили вернуться во ВНИИПОМлесхоз. Горели торфа, у них «горела» тема по их тушению. Согласился, сделал за год машину для локализации очагов горения огнестойкой быстротвердеющей пеной, рекомендовали в серию, но пожары кончились, и образец остался под забором. (см фото пенного барьера). А не так давно (при Хлопонине- губернаторе) появился документ, подписанный всеми губернаторами Сибири. Назывался- Концепция рационального использования торфа Сибири на 2006-2020 годы. Судьба его мне неизвестна- может канул в Лету. В нём писалось, что кроме других ископаемых у нас можно торф за рубеж продать- а деньги взять. Но торф восстанавливается десятками тысяч лет (по миллиметру в год). Цитирую из Концепции сокращённо: - Эта продукция стала появляться на рынках стран Средиземноморья, Персидского залива, Арабских стран, Сев. Африки, стран СНГ. Эти рынки оказались настолько емкими и перспективными, что вопрос об эффективности использования торфа и продуктов его переработки, а также продвижения этих технологий уже не стоит. Сегодня взгляды западных специалистов все чаще устремляются на Россию - владельца 89 % мировых запасов торфа, 20 % которых "вскрыты"- мелиорированы, подготовлены к добыче сырья. В России еще сохранилась, хотя по понятным причинам и требует серьезной работы, некогда мощнейшая индустрия торфодобычи и переработки - есть научный и технический потенциал, производственная инфраструктура, техника, опытные рабочие кадры. В сравнительно короткие сроки можно выйти на производство значительных объемов для удовлетворения потребностей рынка, емкость которого на сегодня, по данным международных экспертов  оценивается в 25 000 000 мЗ. С уважением Сергей Николаевич Орловский 

Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

Извините, Теодор, забыл фото упомянутых машин прикрепить. На них уникальный, прошедший испытания в 1970-м и забытый мелиоративный трактор ТМЛ-4 и мои машины для мелиорации и борьбы с торфяными пожарами.  

Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры