Лигнин горит опять, отравляя атмосферу вокруг Канска

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

06.03.2020 16:03
0

Читать все комментарии

265

Гора лигнина начала расти на территории между деревнями Зелёный луг и Ашкаул с 1957 года. Этот "подарок" сделал жителям Канский гидролизный завод, позже переименованный в биохимический, отчего отходы его производства полезнее для здоровья не стали.

Из древесных отходов здесь выпускали технический спирт, фурфурол и другие компоненты. Выжатые на 99,9 процента опилки, в которых ещё оставалось небольшое количество серной кислоты, свозили на полигон, где несколько бульдозеров выравнивали поверхность промышленной свалки.

- Наши мужики уже в то время шептались между собой, что полигон БХЗ по вредности не уступает атомному производству,- вспоминает уроженец Ашкаула, заместитель генерального директора Канской "АгроСельхозтехники" Валентин Григорьев.- Но даже они не могли предположить, что за годы существования завода полигон промышленных отходов займёт 10 гектаров площади и в нём скопится около пяти миллионов тонн лигнина. Будет загублено красивое озеро и в зоне экологической опасности окажется протекающий поблизости Кан. Про живущих рядом людей и говорить не приходится. Горящий лигнин можно сравнить с Чернобылем, только замедленного действия.

Но всё когда-то заканчивается. Закрылся биохимический завод, и полигон остался без присмотра. Несколько лет он не тревожил жителей Канска и ближайших сёл и деревень. Но летом 2008 года местный "Везувий" неожиданно ожил.

Огромная сопка из лигнина начала тлеть, и со временем ядовитый дым стал плотной стеной накрывать 100-тысячный город, а также Ашкаул, Зелёный Луг и даже Чечеул с Бражным. А если ветер дул с запада, то запах и дым достигали даже села Карапсель соседнего Иланского района.

Пока власти города и района гадали, что делать с тлеющим полигоном, опилки начали гореть уже по всей его территории. И только тогда к делу подключилась краевая власть.

По опыту Бирюсинского биохимического завода было принято решение засыпать тлеющий лигнин толстым слоем глины и земли. Из краевого бюджета на эти цели было выделено 50 миллионов рублей, тендер на проведение работ выиграли дорожники из Ермакова, и атака на полигон началась в начале лета 2010 года.

К осени работа была выполнена. Кроме саркофага из глины и земли, ермаковские дорожники сверху насыпали слой птичьего помёта, благо рядом находилась Чечеульская птицефабрика, и засеяли бывший полигон специальной травой. Через несколько лет это место мало чем отличалось от других возвышенностей в округе.

Но проектировщики допустили большую ошибку, которая сказалась два с половиной года назад. Южный склон был сделан длинным и пологим, а вот северный - коротким и крутым. Со временем весенние воды и летние дожди размыли в этом месте саркофаг. И когда площадь открытого лигнина стала приличной, из-за поступления кислорода опилки снова стали тлеть. Сначала дыма было немного, потом всё больше и больше.

Если бы за бывшим полигоном БХЗ был постоянный контроль, все его проблемы можно было решить быстро и дёшево. Но этого не было сделано, хотя свалка опилок находится всего в пяти километрах от Канска.

По просьбе жителей Ашкаула я побывал у ожившего полигона в начале лета позапрошлого года. Его южная сторона была накрепко спрятана в толстом слое земли и глины, здесь уже росли не только трава, но и мелкие кустарники. А вот с северной была видна чёрная дыра размером примерно 30 на 20 метров. Она дымилась, как паровоз на подъёме.

К сожалению, тогда никто из властей не отреагировал на статью в "Красноярском рабочем", хотя была возможность малыми силами и средствами закрыть тлеющий проран. По расчётам специалистов, на ликвидацию прорыва саркофага нужно было потратить около 9 миллионов рублей.

Но в это время шла подготовка к проведению в Красноярске Всемирной универсиады, поэтому краевым властям было не до беды селян и жителей Канска. Руки, как говорится, не дошли. Потом возникли новые проблемы и нужды, плюс русское - "авось пронесёт".

Не пронесло. Сегодня тлеет уже весь южный склон бывшего полигона, и при юго-восточном ветре ядовитый запах горящего лигнина чувствуется во всех районах Канска. А в Зелёном Луге и Ашкауле он ощущается постоянно. Плюс ко всему деревни то и дело накрывает ядовитым дымом.

Местные жители долго терпели соседство экологически опасного объекта, но и их терпению пришёл конец. В конце ноября прошлого года они написали коллективное письмо депутату Канского райсовета Валентину Григорьеву. В нём говорилось:

"Лигнин вновь загорелся в сентябре 2017 года. На сегодняшний день это уже катастрофа, невозможно находиться поблизости от этой рукотворной стихии, горит всё огнём, а ведь тревогу мы забили сразу, но воз и ныне там".

Пользуясь приездом в Канск Александра Усса, депутат Григорьев передал адресованное губернатору тревожное письмо ашкаульцев министру экологии края Павлу Корчашкину. В собственном комментарии Валентин Николаевич рассказал главе региона, как он 2,5 года безуспешно пытается привлечь внимание ответственных лиц к проблеме горящего лигнина.

Письма по этому вопросу он отправлял руководителю агентства по гражданской обороне, чрезвычайной ситуации и пожарной безопасности края А. Я. Эйдемеллеру, министру экологии и природопользования края П. Е. Корчашкину, заместителю председателя краевого правительства А. Г. Цыкалову и другим ответственным лицам.

Но лигнин продолжает гореть, а мер к его тушению никто до сих пор не принимает. Если так дальше будет продолжаться, и лигнин разгорится в полную силу, его дым и запах будет чувствоваться не только в Канске и близлежащих сёлах и деревнях, но при сильном западном ветре - и на малой родине губернатора, в селе Новогородка.

А Зелёный Луг, Ашкаул и другие близлежащие к полигону с лигнином населённые пункты придётся вымарывать с карты Красноярского края, поскольку их жители уже сейчас настроены на переезд из ядовитой зоны.

Пока ответа на письмо нет, хотя в Канске уже состоялось заседание МЧС по проблеме тлеющего лигнина.

Недавно по пути в село Бражное мне пришлось проезжать мимо бывшего полигона биохимического завода. Картина, скажу сразу, очень тревожная. Уже весь северный склон дымится, причём основательно, и вот-вот затлеет западная сторона, а это уже полная катастрофа. Тогда в ядовитом дыму будут постоянно находиться не только пять с лишним тысяч жителей окрестных сёл и деревень, но и стотысячный Канск.

Хуже того, чтобы снова закрыть полигон саркофагом из глины и земли, придётся потратить уже не 50 миллионов рублей, как раньше, а в разы больше. Такова цена беспечности чиновников, отвечающих за состояние экологии в этом регионе.

Поэтому вся надежда местных жителей только на решительные действия губернатора края Александра Усса.

Виктор РЕШЕТЕНЬ.

Канск - Канский район.

#krasrab

Подписывайтесь на "КР" в отделениях связи или через онлайн-сервис "Почты России", а также - совершенно бесплатно - на канал "Красноярский рабочий" в "Яндекс.Дзен", читайте и комментируйте статьи вместе с многотысячной аудиторией!

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры