Памятник от Минобороны поставили далеко от могилы фронтовика, на пустом месте

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

07.10.2020 15:53
0

Читать все комментарии

396

Когда началась Великая Отечественная война, Семёну Дойко было уже 29 лет, поэтому сибиряка сразу отправили на фронт.

Воевал он честно, но в одном из боёв страшного 1941 года был тяжело ранен и попал в плен. Не знаю, почему фашисты сжалились над солдатом, только в госпитале концлагеря ему удалили левую руку, и он остался жив.

Вернулся в родной посёлок Громадский Уярского района Семён Матвеевич летом 1945 года. Поскольку его сразу признали инвалидом, устроился сторожем магазина и в этой должности доработал до пенсии. Понятное дело, женился, вырастил с женой сына.

К фронтовику, уже на пенсии, часто приходили ученики местной школы, чтобы помочь по хозяйству и заодно послушать рассказы о войне. Детей, как правило, приводила в дом ветерана учительница математики Любовь Зятева.

- Мне тогда в дурном сне не могло присниться, что придёт время, и опять придётся защищать солдата, на этот раз от бюрократов,- с горечью рассказывает Любовь Ивановна.- У него сначала умерла жена, а единственный сын, проживающий в Зеленогорске, очень редко навещал отца. Когда Семён Матвеевич умер, хоронил его сельсовет, а могилу выкопали заключённые из местной "зоны". Сына на похоронах не было.

С тех пор прошло ровно 18 лет. Любовь Ивановна с мужем Анатолием Даниловичем поехали нынче, в середине июня, прибрать могилки погибшего сына и умершего свёкра и с удивлением увидели, что метрах в пяти от кладбища одиноко стоит чёрный памятник.

Подошли ближе и прочитали надпись на плите. Оказалось, что этот памятник поставлен Семёну Матвеевичу Дойко - от министерства обороны России. Но беда в том, что похоронен фронтовик совершенно в другом месте.

Чтобы найти это место, Любовь Ивановна подняла всех, кто 18 лет назад принимал участие в похоронах солдата. Обратилась даже к бывшему председателю поселкового Совета 80-летнему Алексею Николаевичу Смоленскому. За истечением времени тот уже не помнил, где точно был похоронен фронтовик, но знал фамилии людей, чьи могилы находились рядом.

По этим ориентирам и удалось найти место захоронения Семёна Матвеевича Дойко. Без слёз и горечи на могилу фронтовика смотреть нельзя. На ней вообще нет памятника, нет оградки, и лишь очертания вырытой могилы позволяют сказать, что здесь покоится чей-то прах.

Найдя точное место захоронения солдата Великой Отечественной войны, Любовь Зятева начала бить во все колокола, чтобы переместить готовый памятник Семёну Дойко на его законное место. Но все попытки оказались тщетными. Ни районный и краевой военкоматы, ни ветеранские организации на просьбу бывшей учительницы не реагировали, отделываясь отписками.

Дозвонилась Любовь Ивановна и до директора Военно-мемориального центра А. В. Белоногова, но и от него не получила вразумительного ответа. Тогда она позвонила в корпункт "Красноярского рабочего" и рассказала о бюрократической ситуации вокруг переноса памятника фронтовику Семёну Дойко.

На следующий день мы встретились с Любовью Ивановной и её мужем в Громадске. Поехали на кладбище, где мне показали сиротливо стоящий памятник умершему в 1992 году солдату. На надгробии не была убрана даже опалубка.

Показали мне и место, где 18 лет назад был похоронен Семён Матвеевич Дойко. Рядышком, на соседской оградке, висела зелёная тряпочка. Это было сделано для того, пояснила Любовь Ивановна, что бы работники военно-мемориального центра могли найти место, куда надо переносить памятник. А после этого мы поехали в Горомадский поссовет.

Глава посёлка 26-летний Анатолий Соломатов был в курсе всей неприглядной истории с могилой фронтовика Семёна Дойко. У него даже хранится письмо от А. М. Белоногова, в котором говорится, что сотрудники центра поставили памятник там, куда указали им работники поссовета.

- Это ложь, неправда,- говорит Анатолий Владимирович.- Мы у себя в поссовете даже не знали, когда и где был поставлен памятник солдату. Узнали об этом от Любови Зятевой, спасибо ей. После этого хотели сами перенести надгробие, но потом я подумал - раз военно-мемориальный центр допустил ляп, пусть его и исправляет.

При мне глава посёлка дозвонился до центра и сообщил, что делом Семёна Дойко занялся "Красноярский рабочий". В ответ услышал, что в субботу - воскресенье памятник солдату будет перенесён на законное место.

В понедельник утром я позвонил Любови Зятевой и услышал от неё добрую весть: памятник солдату наконец-то установлен там, где тот похоронен. Одно сильно огорчает - справедливость в год 75-летия Великой Победы восторжествовала только через четыре месяца неустанных хлопот Любови Ивановны.

А если бы такого целеустремлённого человека в посёлке не было? Наверняка памятник фронтовику до сих пор бы стоял на пустом месте, а его могила оставалась безымянной. Некрасиво получается, господа-товарищи ответственные люди!

Виктор РЕШЕТЕНЬ.

Фото автора.

п. Громадский,

Уярский район.

#krasrab

Подписывайтесь на "КР" через онлайн-сервис "Почты России". Оформляйте - совершенно бесплатно подписку на канал "Красноярский рабочий" в "Яндекс.Дзен", читайте и комментируйте статьи вместе с многотысячной аудиторией!

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры