Я патриот России и Большого Улуя, но не администрации Большеулуйского района

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

12.04.2024 08:46
1

Читать все комментарии

4645

Главе Большеулуйского района С. А. Любкину

Уважаемый Сергей Александрович! Ваша негативная, как понимаю, реакция на мою статью "Для всех настал момент истины", опубликованную в "Красноярском рабочем" 3 апреля 2024 года,- мотив этого письма.

После появления статьи на электронном портале мне позвонила заместитель по социальной работе администрации А. В. Борисова и предложила встретиться. Я немедленно согласился, только не в то время, которое предложила она. Не в 11 часов в понедельник, 1 апреля, а после трёх часов дня.

Мне необходимо и интересно было узнать её мнение. Кроме того, у меня есть все основания относиться к Алёне Владимировне с должным уважением. Серьёзно помогла мне однажды.

В 11 часов в понедельник, 1 апреля, я находился на приёме у врача-терапевта. Она настаивала на госпитализации. Я отказался, подписал соответствующий документ - отказ. После приёма у врача в тот же день написал и передал на телефон Алёны Владимировны голосовое сообщение, что готов к встрече после трёх часов в любой день текущей недели (запись моего голосового сохранилась). Ответ не последовал. Вероятно, если бы последовал, и мы встретились, мне не надо было писать это письмо.

То, что я пишу сейчас, не оправдание. Мне оправдываться не в чем. Это объяснение, почему не смог подойти в 11 часам. То есть это не некое ложное высокомерие по отношению к А. В. Борисовой или администрации, а моё состояние. После ковида и серьёзной хирургической операции в крае каждую весну у меня обостряются хронические заболевания. А после теракта давление зашкаливало, и две ночи подряд вызывал скорую. Поэтому и последовало настоятельное предложение о госпитализации.

Теперь - конкретно по ситуации. Весь день траура - 24 марта - лежал в своей спальне, окна которой прямо выходят на панораму с флагом на крыше администрации. Стал ждать, когда флаг приспустят. Внимательно следил за этим весь день. Вышел на улицу, несмотря на состояние,- убедиться вблизи администрации, что глаза мои не врут. Его не приспустили в течение дня.

Готов свидетельствовать это под какой угодно присягой. Ко мне присоединился мой товарищ. Мы недоумевали и негодовали, глядя на поднятый флаг. В том эмоциональном состоянии ужаса и гнева от содеянного в Подмосковье нахожусь до сих пор, как миллионы граждан страны. Тем более, сразу по первым следам трагедии.

25 марта позвонил в редакцию районной газеты "Вести". Ответила Ольга Судак. Сказал: "Хочу через газету задать вопрос нашей администрации, почему не был приспущен флаг на её крыше"? Ответ: "Номер уже свёрстан. Могу позвонить в администрацию. Задать этот вопрос прямо сейчас".

Согласился. Минут через семь - десять Ольга позвонила. Её ответ (выделяю ключевые слова): "крыша обледенела" - "рисковать не решились" - "внутри здания всё оформлено в соответствии с ситуацией".

Кто отвечал из работников администрации Ольге Судак, не уточнил. Предположил, что это были не вы, но, полагаю, ответ был на серьёзном уровне. Думаю и надеюсь, что если бы вы в день траура находились в Большом Улуе и сами убедились, что флаг не приспущен, дали бы команду, чтобы это было немедленно сделано.

Могу понять вашу негативную реакцию на мою статью, но повод для неё дал кто-то из ваших сотрудников, кто не исполнил ваш приказ, если он был, о приспущенном флаге в День траура, и позволил себе детский ответ на серьёзный вопрос журналиста.

24-го, находясь под впечатлением от только что разыгравшейся трагедии в России, находясь в соответствующем эмоциональном состоянии, отвести взгляд, сделать вид, что всё нормально, и не отреагировать, боясь, что испорчу отношения с кем-либо из администрации, означало бы предательство по отношению к жертвам чудовищного теракта. Кроме того - трусливую и подленькую позицию невмешательства.

"Бойся равнодушных. От них все преступления на земле"! Знаменитая фраза антифашиста Юлиуса Фучика, которую усвоил каждый журналист в СССР. Статья - выражение моей гражданской позиции. Я патриот России и уже 20 лет - Большого Улуя. Но не патриот администрации. Всего доброго!

Валерий ЗАЛЬЦМАН.

Большой Улуй.

Комментарии (1)

Валерий, спасибо за статью. Напишете - пришлю прочесть Вам интересное. А о людях Улуя вот - разные они. В лечкомиссии зав. терапией оттуда - прекрасный человек. А есть и о которых Вы пишете.

Летят перелетные птицы

И я бы хотел улететь

Но паспорта я не имею

И должен в Улуе сидеть.

И много я видел улуев

В неволе, на фронте, в тылу

Но больше я их не увижу

И в этом Улуе умру.

Не мало я дум передумал

Сидя за решоткой в тюрьме

И разные странные мысли

В моём возникали уме.

Во всяком Улуе есть люди

И есть полу-люди, скоты

И в каждом Улуе найдётся

Кусочек какой то мечты.

И лают в улуях собаки

Коровы протяжно мычат

А вечером скверная ругань

И громкие песни звучат.

Летят перелётные люди

По лику советской страны

А мне никакие другие

 Улуи уже не нужны.

Летят перелётные птицы

В выси голосами звеня

А я и здесь буду доволен

Не трогали б только меня.

Летят перелетные птицы

Летят то туда, то сюда

А в общем неплохо, что мне то

Не надо лететь никуда

1952 г. Б. С.

Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры