Прислать новость

Из почты "КР": "Россию может спасти только народная воля"

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

10.06.2019 12:50
0

Читать все комментарии

90

Прочитал в номере "Красноярского рабочего" за 17 мая материал "Равнение - на слуг народа".

Точнее, это даже не статья, а сведения о доходах, расходах, имуществе и обязательствах имущественного характера депутатов Законодательного Собрания Красноярского края за 2018 год.

Наверняка не только у меня возник вопрос: за какие заслуги и подвиги перед избирателями получают нынешние народные избранники такие деньги, приобретают столь дорогостоящее имущество? Что они сделали для улучшения жизни народа?

Моя позиция в отношении народовластия в России не изменилась, ещё более окрепла. Россию от полного разорения и уничтожения может спасти только народная воля. Чтобы обеспечить эту аксиому, нужно внесли следующие изменения и дополнения в законодательство о депутате:

1. Установить порядок подтверждения статуса депутата на сходах его избирателей по результатам рассмотрения ежегодного отчёта путём оказания вотума доверия. Разработать и утвердить формы, состав и порядок предоставления отчётности депутата избирателям. Если доверие избирателей не получено, значит - отставка. Такая мера заставит депутатов работать в округе активнее и по существу.

2. Делегировать депутату права и полномочия по приглашению на сходы избирателей для разрешения насущных вопросов в округе должностных лиц и руководителей любого уровня из судов, прокуратуры, правоохранительных органов и т. д.

3. Делегировать депутату право ставить вопрос о ненадлежащем исполнении решений, принятых на сходах граждан, об освобождении от должности ответственных исполнителей этих решений.

Как бывший депутат Красноярского краевого Совета даю пример работы депутата на своём избирательном округе. Интервью, подготовленное журналистом и писателем Александром Щербаковым, было опубликовано в журнале "Народный депутат" № 15 за 1992 год под заголовком "Этот неудобный Клепачёв".

Хотел бы сослаться и на статью "Без социализма гибель России неизбежна", опубликованную в "Красноярской газете" 5 марта 2019 год - это моя политическая программа.

Николай КЛЕПАЧЁВ.

Красноярск.

Этот неудобный Клепачёв

Николай Александрович Клепачёв - своеобразная знаменитость Красноярска. Впрочем, слава о нём шагнула далеко за пределы родного города.

Ещё на заре перестройки, возглавляя краевую инспекцию Госархстройконтроля, он "лёг на рельсы", чтобы покончить со сдачей недоброкачественных объектов, в том числе жилья. Это не понравилось местному начальству, привыкшему рапортовать об успехах досрочно. Возник острейший конфликт.

Клепачёва пытались укротить, но тщетно. Тогда его "выжили" с поста. Четыре года он искал правду, работая то дворником в Красноярске, то аэродромным рабочим и комендантом на ледовой базе около Земли Франца Иосифа.

В защиту строптивого правдоискателя выступили "Известия", "Литературная газета", другие издания; Свердловская киностудия сняла о нём фильм "Такая долгая зима", а красноярец Р. Солнцев написал пьесу "Статья", которая была поставлена в Центральном академическом театре Советской Армии. А когда однажды живой герой опустился на сцену театра, образно говоря, прямо с высокоширотной льдины, москвичи устроили ему овацию.

Любопытно заметить, что в пьесе Клепачёв был выведен под фамилией другого красноярского строптивца тех лет, директора совхоза А. Вепрева, нынешнего "губернатора" Красноярского края.

Конфликт с могущественной партократией, слава борца-демократа, защитника трудящихся обеспечили Н. Клепачёву во время последних выборов убедительную победу над четырьмя другими претендентами на мандат депутата краевого Совета.

Способствовала победе и его радикальная программа, в которой он ратовал за народовластие, справедливость, законность, социальную защиту обездоленных и, конечно же, за высококачественное строительство жилья и других объектов.

- Николай Александрович, как избиратель я неплохо помню вашу предвыборную программу и программы других нынешних депутатов краевого Совета, помню ваши горячие речи на бесчисленных митингах и встречах в коллективах, однако не без горечи отмечаю, что многие, увы, резко отступили от того, за что обещали бороться. Вы один их тех, кто не отступил, и, насколько знаю, набиваете на этом новые шишки. Почему же не воплощаются добрые идеи? Власти не хватает и нынешним депутатам?

- Настоящая власть не у депутатов должна быть, а у избирателей. Они, я убеждён, должны быть привлечены к управлению во всех сферах жизни. А мы, их посланцы в Советах, обязаны лишь обеспечить это. Так я считал всегда, так и теперь считаю, эту позицию отстаиваю, хотя и не все её принимают даже среди коллег-депутатов.

В период выборной кампании, вы помните, народ заметно всколыхнулся, стал приходить на собрания, обсуждать насущные проблемы, критиковать, предлагать. Он поверил в нас и в то, что мы вместе сможем свернуть с места воз проблем.

Нужно было поддержать этот подъём, сделать так, чтобы общественное мнение стало главным аргументов во всех принимаемых решениях. Но так, к сожалению, не получилось. Среди нас, кого народ выбрал представлять его интересы, настоящих депутатов оказалось не так много.

- Что значит "настоящих"? Знающих, квалифицированных?

- Знания, профессионализм - это само собой. Но я имею в виду и другое - действительную готовность служить народу и всячески усиливать его власть. Такой готовности я у многих моих коллег, увы, не обнаружил. И это меня удивило, хотя и не заставило опустить руки.

Сегодня много ведётся разговоров о разделении властей. Вопрос на самом деле архиактуальный. Он как раз и служит ключом к истинному народовластию. И я рассуждаю здесь так: народ - это главная власть. Он формирует по всем принципиальным вопросам мнение и через депутатов передаёт его в Советы.

Решения Советов реализует вторая власть - исполнительная. Третья, судебная власть тоже формируется представительной и через неё контролируется народом. И, наконец, четвёртая власть - истинно независимая пресса, - выражая интересы народа, помогает аккумулировать и одновременно формировать общественное мнение, служит гласности действий всех властей.

Но, повторяю, главная власть - это народ, и чтобы обеспечить его участие в управлении, нужно подбирать действительно демократические кадры во все властные структуры, разумно расставлять их. А это дело посланцев народа - депутатов.

Схема и логика, в общем-то, известные, но, как говорится, гладко бывает на бумаге. На практике же получилось так, что влияние депутатского корпуса (а значит - народа) на подбор и расстановку кадров оказалось минимальным.

Первые шаги вроде были обнадёживающими. Мы начали с формирования судебной власти. И пусть не хватало опыта, была излишняя спешка, которая при таком ответственном деле совершенно неуместна (ведь на десять лет утверждали судей!), но всё же мы отчасти проявили свою волю, точнее - выразили волю избирателей.

Лично мне, например, удалось отклонить кандидатуру районного судьи Сержантова, который особенно ретиво преследовал так называемых "неформалов" и вообще придерживается устаревших взглядов. Такого мнения о нём большинство моих избирателей.

Но позднее влияние депутатов на побор кадров пошло на убыль. Слишком много и среди нас в краевом Совете оказалось людей консервативных, особенно "среднее звено", то есть местные хозяйственники, директора и председатели. Иные стали лавировать "вашим-нашим" - куда только девалась их былая бескомпромиссность! Немало нашлось и таких, кого больше волновали не ценности народовластия, а меркантильные интересы.

Выработке здравых решений мешали также вечные свары между "партократами" и "демократами", а на деле - протаскивание "своих", невзирая на их личные и деловые качества. В результате после нескольких "неожиданных" для народа назначений доверие к нас стало падать, люди увидели, что мы не оправдываем его, постепенно охладели, стали равнодушны к тому, что происходит в Совете и вообще в "коридорах власти".

Ну в самом деле, возьмите правоохранительные органы. Преступника за руку ловят, работает следствие, готовы изобличающие материалы, а потом - р-раз! - звонок сверху - и дело ложится под сукно. Махровое телефонное право как было, так и остаётся. И это все видят и разочаровываются во всём.

Невооружённым, можно сказать, глазом видна масса злоупотреблений! Сейчас я занимаюсь, к примеру, проблемой захвата ценных земель, строительства личных коттеджей в пригороде Красноярска. Вскрылись грубейшие нарушения, против всяких законов выбрасывают из домишек людей... Запрещаем - всё равно строят, притом неизвестно кто, в документах подставные фамилии...

У нас ведь сейчас всё возможно. Власти настоящей нет, и бал правят кадры, коих к этому на три бы выстрела не следовало подпускать...

- Но, может, у иных руководителей просто не хватает опыта? Ведь многие впервые пришли в структуры власти. Может, мы судим их слишком строго? Они элементарно могли растеряться перед стеной многоопытной номенклатуры, которая всем и продолжает вертеть?

- Что же, есть, конечно, и такое. Но это лишний раз подтверждает, что с назначениями у нас не всё в порядке. И, как мне представляется, прежде всего потому, что сам механизм его остаётся порочным: люди, занявшие ответственные посты, не были "пропущены" через народное мнение.

А с изменениями в структурах власти, с появлением всех этих губерний, мэрий, департаментов - вы правы - к портфелям действительно вновь протиснулась во многих случаях всё та же старая, дискредитировавшая себя номенклатура и опять "гребёт всё под себя".

И всё от того, подчеркну снова, что не отработан механизм учёта общественного мнения, обратной связи власти и народа. Мы даже старый опыт отчётов депутатов перед избирателями растеряли.

До 90-го года они строго планировались, их готовили. На места, "в народ", выезжали целые группы: с депутатами - работники исполкомов, судьи, прокуроры. Им задавали вопросы, они отвечали. Может, в чём-то формально эти отчёты проводились, но сё же велись протоколы, принимались наказы, их ставили под контроль, работали с ними.

Почему к нам ныне народ охладел? Да потому, что мы удалились от его повседневных нужд. И самое обидное, что практически выключено, не работает как раз низовое звено депутатов - городские, районные, сельские. С них уж никто ничего и не спрашивает.

- Ну, а почему всё-таки депутаты, представители других властей не отчитываются перед народом?

- Да потому, что отчитываться - опасно. Вот, допустим, за эту неделю я провёл два схода граждан. В своём избирательном округе, по месту жительства. Один - в посёлке комбайнового завода (там дом уже год плавает в нечистотах из-за сбоев в работе канализацонно-насосной станции), второй - на улице Калинина, где картина примерно та же.

Пригласил районное руководство, представителей прокуратуры, санэпидстанции. Смотрите, дескать, слушайте. Комплиментов, конечно, не будет, зато о жизни узнаешь из первых уст. А главное - людям поможешь, если, конечно, тебя это проймёт.

И они, люди, видя, что ты что-то пытаешься для них сделать, и тебя поддержат, поймут и простят многое. А без такой поддержки руководитель - нуль! Оторванный от народа, он, простите за высокий стиль, как Антей, оторванный от земли, - ничего не значит. И только на плечах народа - сила!

Вот, допустим, сейчас Ельцин пытается доказать, что мы, депутаты, ему не нужны. А ведь он на наших плечах к власти пришёл. Мы за него горой стояли. И вдруг, выясняется, стали помехой. Не потому ли, что не заглядываем в рот, а отстаиваем свою правоту?

Не согласен с нами? Тогда что же, докажи нам свою правоту, готовы выслушать аргументы. Но пока мы видим, что президент к нам глух. И не потому ли многие его указы бьют мимо цели, не работают?

- Практический вопрос, Николай Александрович: как вы собираете сходы? Ведь сейчас народ так настроен, что может и послать куда подальше...

- Обычно сходы я собираю сам. И не просто развешиваю объявления о них, я хожу по домам, по квартирам, приглашаю на встречу. Предлагаю тему разговора: как будем жить дальше? Или: как идёт подготовка к зиме? Или прихожу перед сессией: вот завтра сессия, повестка такая-то, давайте посоветуемся.

Перед сессией обязательно собираю сход. Или хотя бы серию мини-сходов по лестничным площадкам: там пригласишь на откровенный разговор человек 5-10, в другом месте столько же, десяток подъездов обойдёшь - мнение можно нащупать.

Конечно, бывают и неприятные вопросы, и критикуют, и, как вы сказали, "посылают"... Но ведь кто-то же должен дело делать, помогать людям. Сход чем ценен? Ведётся протокол, принимается решение, оно передаётся в райсовет, продвигается на сессию, и она выносит своё решение, которое становится законом для исполнения. У меня примеров таких сколько угодно. А если нет толку от райсовета, я иду выше.

По нашим сходам и малый Совет края принимал решения. Например, о социальном развитии одного из микрорайонов в моём округе. В том документе всё расписано по срокам, по исполнителям: и ремонт дорог и квартир, и озеленение, и освещение, и телефонизация, и торговля.

Бывает, что затягиваю на сходы краевых руководителей. Например, однажды пригласил председателя (тогда ещё зампреда) краевого Совета В. Новикова в общежитие "малосемейных", в котором проживают 500 взрослых и 600 детей.
Жарко гостю пришлось. Общими фразами не отделаешься, кричат: давай конкретнее, председатель!

А один сход я прямо на крыльце Дома Советов проводил, но никто не вышел ни из крайсовета, ни из администрации, отсиделись в кабинетах.

- Сходы, конечно, хорошо. Но есть ведь и другие традиционные формы работы депутатов, привлекающие народ к управлению. Например, в постоянных комиссиях. Вспоминаю, при "старом режиме": ведёт комиссию опытный руководитель, скажем, директор Красноярского машиностроительного завода В. Гупалов, в зале тоже толковые люди: рабочие, крестьяне, инженеры, врачи, хозяйственники. Все говорят верно, по делу. До этого съездили на место, что нужно проверили, выяснили. Наконец, родили солидный документ. Но документ этот - просто рекомендации, которые после заседания лягут под сукно. Изменилось ли что-нибудь сегодня?

- Ещё хуже стало. Я сейчас в мандатной комиссии состою, этикой занимаюсь, а прежде был в комиссии по социальной защите, но не выдержал, ушёл. Одна говорильня. Мы как-то проводили сход граждан, я пригласил членов комиссии: вот, говорю, вам социальная защита. Посмотрите в глаза старикам-пенсионерам, послушайте, что высказывают. Примут решение на сходе - добивайтесь его выполнения.

Решение утвердили, а кончилось пшиком. Тут бы организация дела да контроль, но не захотели этим заниматься ни председатель, ни другие. А ведь наша главная работа, я считаю, - как раз в избирательных округах, с населением, чтобы втянуть его в управление. Столько безобразий в торговле, медицине, преступность такая жуткая! Если не активизировать население...

- Да, но как?

- Я ж говорю - через сходы граждан. Они аккумулируют проблемы, запросы, мнения и через депутатов продвигают их в структуры власти. Вот только что мне звонил избиратель В. Паршинцев из того злосчастного дома, что в нечистотах плавает, просит найти машину-бочку, чтобы откачать в неё зловонную жижу: пусть хоть на время вони станет меньше...

Представляете терпение наших людей? Но они пока верят мне, своему депутату. Потому и звонят. Кстати, на последнем сходе мы решили передать материалы по работе канализационной станции в суд и просить, чтобы он был показательный. Всё определить: по чьей вине люди в таких условиях живут? Кто виноват - городской водоканал, комбайновый завод, ЖЭК или какое должностное лицо?

Сход принял такое решение - и никто его не должен отменить. Я считаю: только когда народ берёт дело в свои руки, может быть успех обеспечен.

- Грустно всё же, Николай Александрович. Демократы так воевали за власть, такие речи говорили, а к власти пришли - и ещё хуже стало.

- Не пришли. Демократы не пришли. Не было у нас, в сущности, демократов. Ни среди джинсово-бородатых мальчиков, ни среди отутюженных младших научных сотрудников, ни среди мешковатых бюрократов.

Пришли пока что псевдодемократы. И Ельцин, к слову, никакой не демократ. Если бы был таковым, не принижал бы представительную власть, не покушался на разгон Советов. А чего стоит навязанная им практика прямого назначения на должности администраторов, минуя представительные органы?!

- Но уж коли Советы такие беспомощные, так, может, их и правда лучше в архив?

- Какие бы ни были, а они избраны народом. И никто не вправе переиначивать его волю. Иногда приходится слышать, мол, в России испокон веков так было, что народ не спрашивали. Это ложь. У нас прекрасные традиции демократии.

Не буду вспоминать Новгородскую республику или сельскую общину, всё решавшую миром, на сходах, по совести, по справедливости. И сегодня в селе, в коллективе непорядочный человек неуютно чувствует себя на свету общественного мнения.

Вот я часто говорю главе администрации нашего края Вепреву: чего вы боитесь выходить к людям? Есть трудности - так и скажите: я не могу вам дать сейчас ничего потому-то и потому-то. Или боитесь, что опять начнут расспрашивать о льготах, злоупотреблениях ваших аппаратчиков?

А он мне: ты опять там какой-то сход против меня собираешь? Я говорю: Аркадий Филимонович, я бы хотел, чтоб вы собирали сходы, я бы большое счастье испытывал, если бы вы их собирали. Я готов помогать вам. Может, вы бы увидели и услышали, кто вас окружает.

Я не умею лавировать. Мне портфели не нужны и слава не нужна. Две жизни никто не проживёт, обижая ближних. Мне только искренне хочется приобщить народ к управлению.

А не приобщим, не подключим, значит, не будет ни производительности труда, ни товаров, ни качества строительства, ни порядка, ни возрождения России, о котором мы столько долдонили. И в самом деле, какое может быть возрождение без народовластия?

Небольшая справка:

Депутат Н. Клепачёв в нынешнем году до августа провёл 7 сходов граждан (в прошлом году - 28), обратился с 82 депутатскими запросами к разным руководителям, направил 150 писем, выписок из решений, жалоб и предложений в мэрию Красноярска, администрации края, на сессии Советов, принял с личными обращениями 165 избирателей. Большинство вопросов решено положительно.

Красноярск.

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры