Старая песня о дамбах

22.10.2019 08:43
1

Читать все комментарии

794

В поселке Щетинкино Курагинского района Красноярского края на реке Сейба произошла техногенная катастрофа: прорвало дамбу. Волна, которая снесла ее, достигала в высоту около пяти метров и представляла собой селевой поток глины, камней и грязи. В результате в рабочем поселке затопило два общежития временного типа, погибли 15 человек, судьба пяти неизвестна.

Я читал эту печальную новость и хочу сказать, что вообще строить жилые дома или временные постройки ниже плотины - это всегда огромный риск, человечество не придумало таких надежных материалов, чтобы плотина держалась и была бы на 100 процентов устойчивой.

А то, что случилось сейчас в Красноярском крае, то, что мы наблюдали месяца два назад в Иркутской области - это, конечно, можно было бы предотвратить, если бы квалифицированные специалисты рассчитали риски, проводили бы профилактику, следили за техническим состоянием объектов.

Но хороших специалистов у нас часто не слушают. Иногда встречается и "кликушество", когда разумные доводы учёных перекрываются криками, что сейчас "мы все погибнем"...

Ну что сказать? Думаю, нужно всё-таки больше доверять учёным, и пусть их выводы иногда кому-то кажутся не вполне понятными, максималистическими: дескать, можно обойтись без лишних проверок, без перестраховки. Нет, лучше всегда перестраховаться.

Десять лет назад случилась авария на Саяно-Шушенской ГЭС, когда под угрозу затопления попали несколько городов, которые находятся ниже по течению Енисея. Слава Богу, плотина предотвратила катастрофу, выдержала стихию. Потом её ремонтировали, но до сих пор сохраняется опасность прорыва. Пусть даже теоретическая.

В прямую в моём романе "Зона затопления" не затронута сегодняшняя проблема. Но всегда крупные гидроэлектростанции не только губят земли у водохранилища, но и сами плотины, безусловно, потенциально угрожают всему тому, что находится ниже по течению.

Саяно-Шушенская ГЭС- это огромные кубометры воды, которые держат и постоянно давят на плотину. Кто-то из учёных говорит, что никогда эта плотина не развалится, кто-то, что, наоборот, всё висит на волоске, достаточно землетрясения, чтобы пошли швы и всё это обрушилось.

Ясно одно: это уже такая древняя технология, которую пора заменять. И строительство ГЭС - это не выход из положения, тем более таких крупных. Это уже старая песня.

Везде бывают и природные, и техногенные катастрофы, Европу довольно часто затапливает. Другое дело, что там всё учтено, просчитано и облагорожено. Германия, Венгрия иногда частично погружаются под воду, Дунай порой сходит с ума. Всё бывает. Но лучше эти риски минимизировать современными технологиями, специалистами в своём деле.

Комментарии (1)

Роман. Павел Корнилаев в не помню каком году опубликовал в 4-х номерах Красраба статью "Наш ответ плотине Гувера". Статья страшная, ведь под Богом Минусинск, Абакан, Красноярск и Железногорск, это Вам не дамба в Курагинском районе. Прикрепляю фрагмент этой статьи в сокращении. 

Плотина Саяно-Шушенской ГЭС имеет конструкцию, аналогичную американской плотине Гувера. Однако необходимо отметить два самых существенных отличия. 

Отличие первое - прочность американской плотины обеспечена её толщиной, а не большим количеством умных слов. Отличие второе - долина реки Колорадо вниз по течению от плотины была сравнительно мало заселена на вполне значительном расстоянии. Городок гидростроителей - Боудер-сити был сооружён над каньоном. 

У нас всё обстояло несколько по-другому. Плотина строилась в верхнем течении огромной реки с широкой поймой, давно заселённой на большом протяжении вплоть до самого полярного круга даже и далее. Мало того, эту же пойму пересекают магистрали, связывающие запад и восток страны. То есть проблема обеспечения надёжности приобретала стратегическое значение. И, без всякого сомнения, эта проблема требовала достаточно серьёзного подхода. В том числе и с учётом того, что во время проектирования плотины Гувера - в конце двадцатых годов прошлого века, максимальный вес авиабомбы не превышал ста килограммов, а бомбардировочная авиация выглядела совершенно ничтожно. 

История решения вопросов безопасности Саяно-Шушенской ГЭС представляется достаточно экзотичной. В прошлой статье я уже рассказал о том, как проектировщики решили задачу сооружения грандиозной плотины с минимумом затрат. Теперь постараюсь объяснить причину, по которой этот проект был реализован. То есть, исходя из соображений логики и существования стратегической опасности, тогдашнее руководство страны не должно было допустить подобного строительства. Либо сам трудящийся народ мог снять с себя телогрейки, рукавицы, каски и разойтись по домам либо заняться каким-либо другим полезным делом. 

До появления трещин рассуждения о достаточной либо недостаточной прочности имели более гипотетический характер. И большая часть опасений долгое время сводилась к теориям тектонического разлома, сейсмической активности и разрушительного эффекта водобойного колодца. Однако и первое, и второе, и третье было легко отвергнуто авторитетами, как бездоказательное выражение субъективного страха. Сожаления о бессмысленно уничтожаемом растительном и животном мире верхнего бьефа вообще прошли мимо ушей. 

Таким образом, перед народом строящаяся плотина была представлена как сооружение совершенно невероятной прочности, возводимое на безупречном скальном монолите. К слову сказать, ни первое, ни второе не соответствовало действительности. То есть и сама плотина была не в состоянии выдержать проектные нагрузки без какого-либо влияния тектоники, сейсмики, диверсионной работы либо атомной бомбардировки. И основанием её стал не безупречный гранитный монолит, а массивы орто- и парасланцев, иссечённые старыми трещинами. 

 1983 год, когда, при уровне водохранилища 142 метра, было впервые инструментально зарегистрировано раскрытие контакта "скала - бетон" под русловой частью плотны. Потом наступил 1985 год, когда было зарегистрировано появление трещины в напорной грани недостроенной плотины. 

Некоторое время после завершения плотины водохранилище не наполнялось до проектной отметки, но пришёл 1990 год, когда оно оказалось заполнено, и трещина дошла до галереи, проявив себя напорными струями. То, что плотина трескается, стало очевидным и без приборов. Столь же очевидным стало и то, что плотина не в состоянии работать на проектных уровнях. Только населению об этом почему-то не сообщили. И мер по укреплению плотины планировать не стали. Да и уровень не снизили. Однако продолжили "укрепление народного доверия к плотине" путём рассказов о невероятном запасе её прочности. Также и после аварии нашёлся специалист, заявивший, что население может не беспокоиться, так как плотина имеет 20-процентный запас прочности. Поэтому не приходится удивляться, что, несмотря на рост общей осведомлённости, встречаются граждане, свято верящие в старые сказки. 

Нельзя не вспомнить 2006 год, когда при действиях, достаточно мотивированных рациональностью использования воды, плотина оказалась на грани разрушения. Однако в тот момент об этом, как говориться, ни одна собака не узнала. Не говоря о сотнях тысяч людей, даже не заподозривших о своём сомнительном положении. 

Теперь немного о произошедшей аварии. По итогам проверки 1996 года, проведённой уполномоченной на то группой лиц, критике было подвергнуто практически всё. Начиная с самой плотины СШ ГЭС и кончая конструкциями машинного зала. Турбинные камеры являлись едва ли не единственным, что не было подвергнуто критике, в прочности их не возникло сомнений. Они заметно выделялись из "общего ряда" исключительной надёжностью и солидным запасом прочности. В отличие от плотины их разрушение считалось совершенно невозможным. Однако и это "удалось преодолеть". 

Эти объяснения, мягко выражаясь, не совсем точны и были вполне опровергнуты академиком Петренко в его интервью, данном журналу "Эксперт" вскоре после аварии. В частности, он утверждает, что при пульсации потока в водоводе более тридцати процентов "всё вместе с плотиной должно было качаться". Были ли условия для пульсации? Да, и вполне достаточные. В частности, круговое движение сорванного с крепления гидроагрегата при многократном увеличении расхода воды через разрушенную турбинную камеру. 

Что же касается успокоительного заявления одного из первых лиц республики о том, что "плотина набирает прочность семьдесят пять лет, а сейчас она в младенческом возрасте, набирает свою силу", то оно, к глубокому сожалению, тоже не соответствуют действительности. В общем виде такой тезис применим к бетонным конструкциям, правда, лишь к тем из них, которые не приняли нагрузку. То есть плотина может "набирать свою силу" лишь в тех местах, где её конструкция не нагружена и не играет роли в обеспечении прочности. В тех зонах, где конструкция перегружена, происходит отнюдь не набор прочности, а прямо противоположный процесс. 

Что в итоге? В ответ на образование трещин технические специалисты распространяют сведения об исключительной надёжности плотины и огромном запасе её прочности. Это вместо того, чтобы выполнить либо запланировать хоть какие-то технические мероприятия. А вместо реальных мер конструируются информационные подпорки в виде успокоительных сказок, звучащих в стиле: "Спи, моя радость, усни"... 

*** 


Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры

Самое читаемое