В Уяре, где жителей не берегут от коронавируса, потеряли двух медиков

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

07.07.2020 11:51
3

Читать все комментарии

572

Так уж совпало, что жуткие кадры в Интернете из Уярской центральной районной больницы и письмо в на странице "КР" в соцсетях от Ирины Приймак появились одновременно.

Читательница буквально взывала о помощи: "Уважаемые журналисты "Красноярского рабочего"!!! В дорогу! Люди умирают! Это же так не должно быть! Еле дышат люди! Где лечение?".

На видеокадрах пациентка больницы сообщала, что из-за жары в палатах больным с воспалением лёгких нечем дышать. Но главное - нет аппаратов искусственной вентиляции лёгких, нужных лекарств, а в инфекционном отделении временно лежат даже больные, заражённые коронавирусом. В общем, просто беда.

Районная больница в Уяре расположена на восточной окраине города в берёзовой роще. На вид все три кирпичных здания смотрятся почти прилично.

Первым делом я зашёл в поликлинику. Внутри чисто и ухожено, но взгляд при входе сразу упал на большую фотографию женщины, обрамлённую чёрной лентой.

Рядом была открыта дверь, ведущая в кабинет гинекологии, где виднелась фигура врача. Окликнул. На зов вышла совсем молоденькая девушка в медицинском халате. Попросив не называть её фамилии, недавняя выпускница Красноярского медицинского университета рассказала, что на портрете - бывшая врач-гинеколог Галина Лебедева. Женщина умерла 2 июля от коронавируса.

Чуть позже нашёл в Интернете признания её дочери. По словам Елизаветы, мать заболела ещё в середине июня. У неё поднялась температура, но коллеги вместо того, чтобы обследовать заболевшего врача досконально, отправили её лечиться дома.

Но Галине Лебедевой с каждым днём становилось всё хуже и хуже. И только после этого в родной больнице её более тщательно обследовали и обнаружили... коронавирус. Однако в крае не нашлось места для её лечение, и только 29 июня после звонка дочери на горячую линию мать отвези в Красноярк. А рано утром 2 июля 58-летняя женщина умерла.

- Вы пройдите в стационар и там увидите ещё один портрет нашего умершего коллеги - водителя скорой помощи Александра Яшкова, - подсказала молоденькая врач, которая после смерти Галины Лебедевой заняла её место в кабинете акушерства и гинекологии.

Послушав совет, пошёл по коридору из поликлиники в стационар, который, как и положено, начинается с приёмного покоя. В дверях увидел женщину, издали похожую на космонавта. Оказалось, что это врач, которая первой принимает поступающих больных. Она и рассказала, что Галине Лебедевой из-за нехватки медицинского персонала часто приходилось дежурить в приёмном покое.

Однажды сюда привезли сразу несколько больных, которые, как оказалось, были заражены коронавирусом. Видимо со средствами индивидуальной защиты тогда в больнице было, мягко говоря, не совсем хорошо, поэтому Галина Лебедева и заразилась этой китайской заразой.

Её портрет находится и при входе в стационар, но уже по соседству с фотографией водителя скорой помощи Александра Яшкова, который тоже не уберёгся от коварной болезни. Только умер Александр не в Красноярске, а в Канске - на несколько часов раньше Галины Лебедевой.

Оба они на день моего приезда не были ещё преданы земле, у их портретов в больнице горели свечи, лежали цветы от коллег и пациентов.

Но, что интересно, при общении с медиками Уярской центральной районной больницы я не заметил особого уныния. Видимо, длительное нахождение в условиях повышенной опасности выработало у них своеобразный иммунитет, похожий на обречённость, если хотите - фатум.

Подумалось тогда: если в Уяре умирают врачи, то что тогда говорить о пациентах? За разъяснением отправился к исполняющему обязанности главного врача Алексею Сирявину.

У кабинета № 17, где принимал Алексей Иванович, была очередь из двух пациентов. Представившись, попросил их пропустить меня вперёд, но женщина отказала, сказав, что ей некогда. Пришлось ждать.

За это время успел переговорить с мужчиной. Он раньше работал на ЖБК, потерял зрение и сейчас с нетерпением ждёт, когда же в Красноярске откроется глазной центр.

- А здесь нечем лечить, нужна операция, вот и сижу, жду, когда врачи помогут, - вздохнул пациент.

В это время из кабинета вышел Алексей Сирявин. На всякий случай показав ему письмо читательницы, попросил его разъяснить тяжёлую ситуацию в вверенной ему больнице.

- Передайте письмо секретарю, и мы ответим редакции в письменной форме, а мне некогда с вами разговаривать, меня пациенты ждут, - удивил меня своим поведением Сирявин.

Хуже того, после такого разговора он в буквальном смысле слова убежал от меня. Интересно, а как поведёт себя Алексей Иванович, когда к нему нагрянут прокурорские работники из Москвы. А их приезд, сказали мне медики по секрету, ждут со дня на день.

В общем, пришлось дальше действовать самостоятельно на свой страх и риск. Узнав, где находится инфекционное отделение, пошёл туда.

В одноэтажном здании, выкрашенном в белый цвет, кроме инфекционного отделения находится станция скорой помощи. Но мне нужно было в другое крыло. Прошёл несколько подсобных помещений и слева при входе в длинный коридор, с правой стороны которого расположены палаты для больных, увидел двух женщин в белых халатах. Одна из них оказалась дежурной медицинской сестрой.

Решил сфотографировать внушительную дыру в потолке коридора. Мне разрешили это сделать, но только побыстрее. Пока шёл к цели, рассмотрел несколько больничных палат. Они были довольно узкими, всего на четыре кровати. В одной лежали сразу три пациента.

Спросил, правда ли, что в палатах в жаркую погоду душно?

- Да нормально нам, - в один голос ответили мужики. - И лечат нас хорошо, лекарства дают.

Продолжить разговор не удалось, поскольку меня попросили удалиться из помещения. Но и этого короткого времени оказалось вполне достаточно, чтобы увидеть условия, в которых в инфекционном отделении находятся больные.

По существу, никаких условий для успешного выздоровления здесь нет. Хуже того, может случиться так, что штукатурка обрушится не только в коридоре, но и в любой из больничных палат. А как иначе, если медики мне сказали, что этому зданию уже сотня лет.

Может быть, они и преувеличивают, но факт остаётся фактом: инфекционное отделение Уярской центральной районной больницы находится в аварийном состоянии. Просто удивительно, как это ветхое здание получает лицензию на лечение больных.

И ещё один факт, который удивляет лично меня не меньше. Уярский и Рыбинский районы граничат между собой. Но в моём родном районе сначала пандемии коронавируса заболели всего (тьфу, тьфу, чтобы не сглазить) 6 человек, а в соседнем к 5 июля - 41 житель.

Почему такая разница, честно сказать, не знаю. Но именно из-за этого в Уярском районе и теряют людей, причём, даже в белых халатах.

Виктор РЕШЕТЕНЬ.

Фото автора.

Уяр.

Между тем...

Главного врача Уярской районной больницы Константина Гулакова отправили в отставку после жалоб пациентов и проверки регионального минздрава.

Минздрав РФ заинтересовался смертью врача Уярской районной больницы, которой коллеги отказали в проведении КТ. Росздравнадзору поручено провести проверку ввиду "возможного несвоевременного оказания медицинской помощи", сообщается на сайте министерства.

Комментарии (3)

Гость


07.07.2020 17:18

Почему врач названа "бывший"? Если она до заражения работала, как очевидно из предложения о том, что девушка теперь заняла ее место в кабинете, никакая она не бывший, а настоящий врач. А вот журналист, похоже, бывший, и очень давно, это писал, судя по стилю и тону.

Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

Не делайте скоропалительных выводов в отношении журналиста, уважаемый аноним. Что же касается умершего врача, то она теперь именно бывшая, как бы горько для вас это ни звучало.


Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

Николай


08.07.2020 18:46

Если врач Сирявин показывает свое хамство журналисту, который пришел разобраться в ситуации, то что говорить о его отношении к пациентам любого возраста???

Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры