В Иркутской области в зоне подтопления жители готовят иски в суд

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

27.11.2019 08:53
0

Читать все комментарии

181

В Иркутской области в зоне подтопления летним паводком назревает вторая волна судебных исков - от несогласных с итогами обследования домов, сообщает "Российская газета".

Предметом юридических споров становится либо внесение дома в границы зоны подтопления, а проживающих в нем - в списки пострадавших, либо заключение комиссий о состоянии дома. Все больше людей не соглашаются на капремонт и хотят получить жилищные сертификаты.

Тем более власти продлили сроки подачи документов на получение свидетельств на покупку жилья. В середине ноября в Нижнеудинском районе прокуратура через суд добилась включения 13 домов в границы зон подтопления на территории ЧС. В Тайшетском районе похожие иски инициируют сами жители. Их немного, но они есть.

- Подобные судебные решения - следствие того, что границы зоны подтопления главы устанавливали почти единолично, таков был порядок, - поясняют в администрации Нижнеудинского района. - Как это происходило на деле? Вода сошла, глава пошел по деревне: "У вас вода была? - Была". Этот дом вносят в список. А владелец соседнего дома не хочет связываться с бумажками или вообще не живет в деревне и не хочет ехать подписывать какое-то заключение. Он и отмахивается: "Пиши, что не было у меня воды". И вроде никто не виноват - человек сказал, глава с его слов записал. Но потом другого механизма внести этот дом в зону ЧС, кроме как через суд, нет.

Где-то и сам глава поселения посчитал, что тот или иной двор не так уж сильно и залило. Прибрежные поселки в Сибири подтапливает регулярно, водой в огородах никого не удивишь. К тому же сначала никто не думал, что за ущерб будут платить. Все помнили большое наводнение 1996 года, когда никто копейки не получил - сами справлялись. А когда стало известно о компенсациях в 10, 50, 100 тысяч рублей, о миллионных сертификатах, собственники спохватились.

Где спрос - там и предложение. В зоне ЧС сегодня работают несколько юридических фирм. Поскольку самые беспроблемные клиенты уже получили сертификаты и выплаты либо ждут их со дня на день, и остались только сложные случаи, почти все адвокаты подняли расценки.

- За исковое попросили 15 тысяч, за экспертизу 40. Мы таких денег не нашли, - поясняет Людмила Жиронкина, которая пытается доказать, что ее дом в деревне Привольное Нижнеудинского района пострадал от ЧС. Первый суд семья проиграла.

Многодетная мать Анна Безруких из деревни Талая Тайшетского района тоже судится, чтобы ее признали пострадавшей. В зону ЧС она попала, но поселковая комиссия посчитала, что вода не нанесла особого ущерба.

- Вода у нас в дом и в самом деле не заходила - затопила двор, огород, летнюю кухню, стояла в подполье. Но фундамент лопнул в двух местах. Мы провели независимую экспертизу за свой счет, заплатили 12 тысяч рублей, с этим заключением обратились в юридическую фирму. Условия были: 5 тысяч рублей за исковое сразу, потом 10 процентов с выигранной суммы. Нам присудили компенсацию за попорченное имущество - 350 тысяч на семью. 35 из них отдадим юристам. Скоро будет суд по капремонту - дом у нас добротный, надо лишь привести в порядок, - рассказывает она.

Однако большинство истцов сейчас оспаривают решения комиссий ЧС о проведении капремонта. Особенно там, где администрации не привлекали к осмотру домов специализированные подрядные организации, а проводили осмотры на глазок. Например, по словам жительницы из Соляной Анастасии Гафитулиной, в ее доме побывало несколько комиссий. И все сошлись во мнении, что дом можно капитально отремонтировать. Но хозяйка с этим решением не согласна. Она обратилась к юристам, чтобы доказать, что осмотры проводились без специального оборудования, а раз так, то и заключение о ремонте необоснованное.

- Я думаю, волна исков будет нарастать. В поселках все смотрят друг на друга. Один попробовал - получилось, за ним другие пойдут, - рассказывает Яна Беленок.

Яна - местная героиня. Во время паводка в своем доме в Соляной она разместила больше сотни людей, раздала все продукты из своего магазина. Но говорить об этом не любит, а фотографироваться категорически отказывается.

Изначально под снос в поселке было назначено 11 домов. Сейчас - больше сотни, кто добился через повторную экспертизу, а кто - через суд. Нюанс в том, что в той же Соляной много домов на 2-4 квартиры. Комиссия ЧС, признавая одну квартиру аварийной даже при повторной экспертизе, автоматически признавала непригодными для проживания и все остальные. А вот независимые эксперты, которых нанимают для суда, дают заключение только на помещение, указанное в договоре.

- У моих родственников так получилось: их квартира попала под капремонт, а за стенкой жилье признали аварийным по суду. Хотя фундамент общий, крыша общая и перегородка между квартирами не капитальная, - поясняет Яна.

Объективно, дом дому в зоне затопления рознь - это видно, когда идешь по улицам поселков. Многое зависит от хозяина - смотрел ли он за своим жилищем до паводка, от возраста дома. Иные избушки и без всякого наводнения просились на снос. Другие - и сами хозяева это признают - могут прослужить еще годы. Но то, что начало капремонтов затянулось, без сомнения, ухудшает состояние домов. Специалисты опасаются, что насыщенные водами грунты в морозы вспучит, и поврежденные дома к весне поведет еще больше, "поедут" печи, крыши.

Но у битвы за сертификаты есть и вторая сторона: если семья большая - это очень хорошие деньги (из расчета по 18 квадратных метров на человека при стоимости 45 тысяч рублей за "квадрат"), за которые можно купить не одну квартиру в городе. Это возможность переехать. Из Сибири сейчас немало семей едет в Краснодарский край. И в любом случае отпадает необходимость возиться с капремонтом - искать стройматериалы, подрядчиков, отчитываться за каждую копейку.

Но вставших на этот путь поджидает ловушка: жилищный сертификат - это не живые деньги. И за его использованием зорко следит государство. А юристы ждут оплату. На старте разбирательств об этом никто не думал. Теперь некоторым истцам нечем расплатиться со своими адвокатами, а те, по слухам, собираются судиться с бывшими клиентами.

При этом и чиновники, и местные жители оговариваются, что не видят ничего дурного в том, что человек пытается улучшить свое положение, добиться положенной компенсации (хотя порой и не совсем положенной: например, как оказалось, обналичивание маткапитала через заброшенные дома в деревнях не редкость, теперь предприимчивые владельцы пытаются добиться не капремонта "заброшек", а сертификата). Но делали бы это цивилизованно. Но как показывает практика, так получается далеко не всегда, и часто стороны спора идут на принцип "цель оправдывает средства", выходя за рамки судебного процесса.

Екатерина ДЕМЕНТЬЕВА.

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры