Герой России из Игарки

Ещё вчера он был простым мальчишкой, родившимся в заполярном городе

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

08.10.2019 19:22
0

Читать все комментарии

548

В тот день, 15 августа 2019 года, я приехала в деревню навестить семью своего среднего сына Василия, летовавшую невдалеке от постоянного места его работы - красноярского аэропорта Емельяново.

"Гордимся своим одноклассником!"

Было время полуденного сна для младшего внука, и мы с невесткой решили не заходить в дом. Я присела на ступеньки крыльца, Лена расположилась рядом в шезлонге, потихоньку разговаривали.

В небе с рёвом пролетали самолёты, заходя на посадку. Горели леса, и на помощь красноярцам прилетели мощные Ил-76. Куда мы без авиации?!

Вдруг молчавший ранее телефон Елены разразился десятками звонков: эсэмэски посыпались одна за другой - без интервала.

В Подмосковье совершил жёсткую аварийную посадку пассажирский самолёт. Все 226 пассажиров и 7 членов экипажа остались живы благодаря умелым действиям командира корабля Дамира Юсупова.

Шквал сообщений касался как раз этого информационного повода. Кто он, Дамир Юсупов - не наш ли, случайно, земляк-игарчанин, одноклассник моих детей? Смущало имя - в детстве ребята звали его Денисом.

Игарскую среднюю школу N 1, носящую ныне имя Виктора Петровича Астафьева, мой сын с невесткой и её сестрой-близняшкой Верой, как и Дамир Юсупов, окончили двадцать пять лет назад. Судьба многих разбросала, но бывшие одноклассники продолжают общаться в WhatsАpp, создав свою группу.

Эсэмэски сыпались с космической скоростью, оказалось, что все данные о герое сходятся. Девчонки визжали от восторга: "Действительно, это он. Умничка какой! Герой! Я бы так не смогла, я просто боюсь даже летать!" Мальчишки тоже не были сдержаны в эмоциях: "Офигеть, конечно, суперчел!"

Василий подвёл в дискуссии некий итог: "Да он, точно он, командиром он уже летает!" А Наталья Казанова выразила общее мнение: "Пусть он знает, что мы гордимся своим одноклассником!"

Представляю, что в этот момент происходило в Игарке. Пожалуй, сравнимо всё с апрельским утром 1961 года, когда мы узнали о полёте в космос Юрия Гагарина. Радость была всеобщая, каждый чувствовал свою сопричастность к событию и гордость за героя, совершившего невозможное.

Дамир Василию ответил кратко: общается пока с представителями Следственного комитета. Но как только освободился, поблагодарил одноклассников за поддержку.

Небо было чистым и ясным

С семьёй Юсуповых в 70-е в Игарке мы не были близко знакомы. В то время интенсивно осваивался Север, Арктика. Игарский объединённый авиаотряд значительно расширил кадровый состав.

Требовались вертолётчики для доставки геологов на месторождения, строительство газопровода Мессояха - Норильск, гидростроителей - в строящийся посёлок Курейской ГЭС Светлогорск, для осуществления ледовой разведки при проводке морских судов по Северному морскому пути за лесом в наш порт.

Так в Игарке в 1972 году оказалась и семья авиатора Касима Камиловича Юсупова: он - вертолётчик, потом командир экипажа Ми-8, жена Мянзиля Абдулхаевна, которую все звали Марией - медицинский работник в медпункте аэропорта.

Поселились они в общежитии авиаторов на острове, где и располагался авиапорт. Большинство молодых семей пилотов шло именно этим путём.

6 марта 1973 года родился первенец - сын Олег. Юсуповы получили отдельную квартиру, уже в городе на улице Чернявского, а в марте 1978 года, когда Дамиру исполнилось полгода, переехали на улицу Куйбышева, в дом N 14а.

Дамир родился в Игарском роддоме 13 сентября 1977 года - средним среди троих братьев, после Олега. Младшим в семье стал Артур, тоже игарчанин. Он родился 15 мая 1987 года.

Роддом в момент рождения Дамира находился в одноэтажном здании, где впоследствии был административный корпус центральной городской больницы. Окна палат и детского отделения с новорождёнными находились так низко от тротуара, что любой счастливый отец при желании мог без труда заглянуть через стекло и увидеть своего долгожданного младенца.

Средина сентября в Игарке обычно отличается ненадолго тёплой погодой, так что допускаю, что при рождении Дамира небо было чистым и ясным, а ребёнок в семье получал достаточно любви, тепла и хорошего воспитания.

Интересно, что даже спустя годы Дамир помнит все подробности их жизни в Игарке: и детские ясли "Мотылёк", и детский сад "Буратино", которые он посещал, и квартиру на улице Куйбышева: она до сих пор иногда ему снится.

Этого деревянного двухэтажного неблагоустроенного дома уже нет: что-то сгорело само, а какие-то здания целенаправленно сожгли в начале двухтысячных годов, заставляя таким образом людей покидать Север.

Заполярное братство с годами только крепнет. Разъехавшиеся по всему свету люди до сих пор обмениваются не только воспоминаниями о годах жизни в Игарке, но и новостями, следят за судьбой города. Несмотря на расстояния, поддерживают друг друга в беде и радуются счастливым событиям.

С первого по третий класс Дамир учился в школе N 2 у Нины Григорьевны Телегей. Из класса в класс с ним вместе шли Лена Киселёва (Букина), Наташа Казанова и Дима Черкасов. В параллельном постигали азы учёбы близнецы сёстры Закомолкины - Вера и Лена, Алёша Жуковский.

Школа находилась почти рядом с домом, только юркни между утопающими в сугробах домами, мимо котельной - и ты уже в школьном здании, никакие морозы не были страшны северным ребятишкам.

В средине 80-х обучение в начальной школе было трёхклассным. На следующий учебный год Дамир перешёл в восьмилетнюю школу N 7, а в пятый класс - в новую школу N 1 во втором микрорайоне. Она открылась 1 сентября 1988 года.

Здесь он попал вместе в один класс с моим сыном Василием, отсюда и дружба. Классным руководителем первоначально была Наталья Георгиевна Коваленко - преподаватель строгая, но ребята её любили. Вместе ходили в походы, отмечали дни рождения, устраивали чаепития, дарили именинникам подарки.

Все увлекались спортом, ещё в начальной школе сначала допоздна толклись в маленьком спортзале, и их никто никогда не выгонял. Потом посещали секции в педагогическом училище на улице Октябрьской.

Когда подросли, Дамир записался в секцию бокса к тренеру Евгению Павловичу Шумилову. Пошёл по примеру старшего брата Олега, тот уже показывал неплохие результаты в поединках, был перворазрядником.

Школа юных боксёров в нашем городе тоже была уникальной. В подвале пятиэтажного здания средней школы N 9 под руководством тренера-энтузиаста Валерия Афанасьевича Евдокименко, убрав лишний мусор, оборудовали спортзал, раздевалки. Занимались обустройством сами юные боксёры.

Позднее школа получила новое здание, в котором находится и поныне.

Летом юные боксёры, и Дамир с Олегом в их числе, выезжали в спортивный лагерь на Алтай, принимали участие в городских и краевых юношеских соревнованиях.

Любил играть Дамир и в футбол, помнит, что учитель физкультуры Надежда Васильевна Вивденко устраивала между классами соревнования. В пятидесятиградусный мороз и пургу гоняли мяч в спортивном зале школе. Классная команда Дамира не один раз становилась победителем в школьных соревнованиях. Страсть к футболу жива в нём и сейчас, он ярый футбольный болельщик.

Девчонки на него засматривались

Характер мальчишек-северян восьмидесятых годов прошлого столетия ковался в иных условиях, нежели у нынешних подростков.

Занятия спортом, длительное нахождение на открытом воздухе в любую погоду, не ограниченная рамками двора свобода передвижения позволяли сформировать личность мыслящую, самостоятельную, думающую и ответственную.

Старший брат Дамира Олег напомнил мне о не пересохшем и сегодня озерце справа от дороги на улице Октябрьской. Старожилы называют его озером Барановского - по фамилии известного в городе историка-краеведа:

- Каждую весну мы играли на этом озерце в футбол, летом катались на деревянных плотах, которые сами и мастерили. Зимой - хоккей. На этом же озере городские службы делали из снега большие фигуры Деда Мороза, Снегурки, новогоднюю ёлку устанавливали, горки для детей из снега сооружали. Ни у кого не возникало желания нагадить, разрушить, сломать...

Даже став многодетной, мама Мария в семье Юсуповых находила время для занятий спортом, посещала известную в городе группу здоровья. И это был не просто тренажёрный зал, коих много сегодня, а своеобразный женский клуб, аэробика только входила тогда в моду.

Не знаю, может быть, мама заставила, но Дамир рассказал мне, что с удовольствием пел в школьном хоре, когда его руководителем был Михаил Рувимович Койфман. Ныне он известный в Израиле музыкант, профессор консерватории в Ашкелоне.

Я связалась с маэстро по Интернету, спросила, помнит ли он одного из своих хористов. И он ответил:

- Помню, такой симпатичный мальчик с умными глазами. Кажется, был очень принципиальным, если не путаю.

Нет, конечно, не путает наш знаменитый учитель музыки, отмечая и красивые умные глаза, и принципиальность своего воспитанника. Способных ребят в школах города было очень много, смотры художественной самодеятельности, как своеобразное состязание между детскими коллективами, были весьма популярными. И Дамир тоже старался. Вместе с ним ходили на занятия одноклассники Сергей Уйранов и Алёша Жидовкин.

Учиться Дамиру всегда было интересно, в табеле у него были одни пятёрки, и только в седьмом появилась первая четвёрка - по математике. Вот что рассказала учитель химии Анна Викторовна Торопова:

- Дамир особо ничем не отличался от сверстников, был скромным, застенчивым, очень старательным, эрудированным, любил мечтать. Девчонки на него многие засматривались, но у него была другая цель. Очень любил историю, иностранный язык, мой предмет знал хорошо, но, как он говорил, в будущем химия ему пригодится лишь косвенно.

А одноклассники вспоминают: "Если что-то у нас не получалось решить по математике, спрашивали всегда у Дениса, вся надежда была на него".

Брат Олег рассказал, что твёрдость в характере, последовательность и целеустремлённость, как и жажда к учению, проявлялись у Дамира ещё в подростковом возрасте.

В сентябре 1991 года в Игарку, пройдя по Северному морскому пути, прибыла интернациональная яхта "Дагмар-эйн", совершавшая кругосветное путешествие. Она остановилась у нас на зимовку. Событие международного масштаба. Встречи с экипажем, экскурсии на судно, стоящее в протоке, сразу же стали центральными в культурной жизни молодёжи города.

В свою очередь капитан - немец Арвед Фухс вместе с редактором городской газеты Ростиславом Викторовичем Горчаковым, свободно владеющим шестью иностранными языками, предложил провести в городе олимпиаду по зарубежным языкам. А победителей в качестве поощрения отправить в поездку в Германию в землю Шлезвиг-Гольштейн.

Конкурсанты из всех школ города состязались в знании немецкого и английского. Дамир успешно победил в олимпиаде по английскому языку, но в туристическую группу не попал, ему тогда ещё не исполнилось 14 лет. Поехала девочка, занявшая второе место.

Подросток не отчаивался, не обиделся, вновь был в числе соревнующихся в "баварском конкурсе" и снова подтвердил своё лидерство. В октябре 1992 года он всё-таки съездил в Германию. Может быть, именно это путешествие и зародило в нём желание увидеть больше стран и континентов.

Видел себя только пилотом

Дамир во всём старался быть похожим на отца, как и он, мечтал летать:

- Любовь к авиации у меня была с детства привита. Я себя видел только пилотом.

Игарский друг отца, командир авиаэскадрильи Владимир Иванович Акимов по этому поводу сегодня шутит:

- Первая книга, которую прочёл Дамир,- папино "Руководство по лётной эксплуатации вертолёта Ми-8".

Не пугали мальчонку и возможные трудности. Незадолго до рождения Дамира, весной 1977 года, игарские авиаторы получили после регламентных работ вертолёт. Начал на нём взлетать экипаж Касима Юсупова.

Машина набрала высоту 150 метров, а редуктор отвалился. Пришлось с грузом садиться в лесу в районе кладбища - разбили при этом лопасти, хвостовой винт.

Когда Дамир подрос, отец мог его запросто взять с собой в вертолёт: все авиаторы с семьями вылетали в сентябре по выходным за ягодой: собирали бруснику, клюкву. Весной летали на Енисей ловить зубатку.

Дамир вспоминает, что где-то в году 91-м или 92-м отец высадил его вместе с другими рыбаками в районе Плахина, севернее Игарки, и улетел. Ловля из-подо льда мелкой рыбёшки с характерным запахом свежих огурцов при занесении её с улицы в помещение, на севере называемой зубаткой из-за наличия острых, впивающихся в руку зубов, а по-научному - корюшкой,- повальное занятие местных рыбаков-любителей. Даже женщины увлечены этим, на льду во время нереста рыбы, начинающегося в конце апреля - первой декаде мая, места свободного нет.

А в городе побывавшего на рыбалке издалека узнавали по его внешнему виду. У "рыбаков" были тёмно-коричневые от загара лица и ладони. Смельчаки иногда раздевались до пояса и загорали прямо на льду под ярким апрельским солнцем. Только глаза надо было обязательно беречь, надевая тёмные очки, иначе ослепнешь от белоснежного, переливающегося всеми цветами радуги снега.

В 70-80-е рыбаков в район Полоя или Плахина доставляли на вертолётах. Делали это не всегда легально, счастливчики могли быть заброшены на точку во время выполнения основного лётного задания, что называется, по пути. И так же потом, спустя время, их доставляли с уловом в город. При удачном клёве можно было вернуться домой и с сотней рыбёшек, если не больше.

Была ещё середина мая, до ледохода как минимум две недели, но природа непредсказуема в Заполярье. На Енисее случилась подвижка льда - почти экстремальная ситуация. Такое бывает в период ранней временной оттепели, сменившейся резко выраженной волной похолодания.

Рыбаки от страха побросали удочки, ринулись на берег. Дамир был спокоен. "Конечно,- подсмеивались попавшие в беду люди,- за тобой отец непременно прилетит, не бросит". Так и случилось.

Владимир Борисович Фефелов, мой одноклассник, начинавший лётную карьеру в Игарке, а в 1977 году ставший командиром пассажирского Як-40, вспоминает:

- Костя Юсупов вместе Юрой Рябоконем появились в Игарке в 1972 году после окончания Кременчугского лётного училища, начинали вторыми пилотами на Ми-4. Вскоре Юсупов был уже командиром вертолёта Ми-8. Я часто с ним пересекался, пока летал на Як-40, только доброе могу о нём сказать.

А Дамир гордится, что среди почётных пассажиров отца часто бывал и Виктор Петрович Астафьев.

Лётчиков хороших в Заполярье было много в это время. Большим другом семьи стал Сергей Стеценко, он работал вначале у Юсупова вторым пилотом, часто бывал в гостях: вместе с ним летали на рыбалку, за ягодой, ходили за грибами. Сергей приезжал к ним на улицу Куйбышева на мопеде. Олег просил у него дать возможность прокатиться. Дамир завидовал.

Все работники авиапредприятия жили, как одна семья, все друг друга знали, дружили. Закомолкины, Непокрытовы, Акимовы, Стеценко, Мотиенко, Юсуповы - их фамилии не сходили со страниц местной газеты, а ребятишки, что называется, с молоком матери впитывали страсть к авиации.

Жизнь изменить дано не каждому

Наступили 90-е, резко сократились объёмы работы у авиаторов. Семья Юсуповых так и не дождалась благоустроенной квартиры в микрорайоне.

Решили вернуться на родину отца - в Сызрань.

Дамир очень переживал - оставался всего год до окончания средней школы, жалко было прощаться с друзьями детства, с Севером. Он и сегодня помнит дату их отлёта из Игарки - 3 сентября 1993 года.

- Когда его семья уезжала в Сызрань, было очень жалко расставаться,- вспоминает Анна Викторовна Торопова.- 15 августа увидела его фото на экране телевизора - у меня слёзы радости, гордости потекли рекой. Другого поступка от него и нельзя было ожидать. Прекрасный, мужественный человек с большой буквы! Огромная заслуга его родителей, воспитали замечательного сына.

Действительно, подобных посадок без катастроф во всём мире было совсем немного. Тем более восхищает, что совершил её пилот, всего лишь год находящийся в статусе командира воздушного судна.

Не сразу Дамиру удалось реализовать свою мечту стать лётчиком. Не прошёл медицинскую комиссию. Сегодня он так об этом рассказывает:

- После школы мне не удалось поступить, и это стало сильным ударом для меня: я в себе как-то закрылся, но никому, конечно, не сказал. Потихоньку-потихоньку с этой мыслью смирился. Поступил в юридический колледж, сходил в армию. Дальше жизнь пошла в другом русле. Стал юристом.

Но от мечты никуда не уйдёшь, и в этом тоже характер Дамира - его целеустремлённость, настойчивость и последовательность. Рассказывает:

- Годам к тридцати, скажем так, я мечту почти похоронил, думал, когда накоплю много денег, может быть, на частном самолёте полетаю, чтоб мне дали порулить, попилотировать.

И всё же в 32 года Дамир поступил в Бугурусланское лётное училище:

- Первый полёт в училище пришёлся на 6 марта 2013 года. Как раз на день рождения моего старшего брата Олега - ему исполнилось сорок лет. Я тогда пилотировал Ан-2, он был на лыжах. Когда впервые сам посадил самолёт на аэродром, был самым счастливым человеком на свете. Позвонил брату, поздравил его, сказал, что сегодня летал на Ан-2.

Этот тип самолёта имеет прозвище "кукурузник" оттого, что первые сельскохозяйственные самолёты в стране использовались для спасения опытных посевов кукурузы от вредителей. А в Игарке долгие годы его звали "Аннушкой", на нём активно летали в Курейку, другие близлежащие северные посёлки.

Кукуруза оказалась тем счастливым растением, что помогла самортизировать самолёту, пилотируемому Дамиром в августе 2019 года и не загореться при посадке.

Доволен был поступлением в лётное училище сына и отец:

- Он у меня из трёх сыновей самый спокойный, выдержанный, рассудительный. К нам в Сызрань часто приезжал, к экзаменам готовился, английский учил. Учёба ему хорошо давалась, всегда отличные отметки получал!

После окончания училища Дамир заочно окончил Ульяновский институт гражданской авиации по специальности "Аэронавигация". Точно так же раньше, получив специальность юриста в колледже, он не остановился на достигнутом - окончил юридический институт.

Поступив на работу в "Уральские авиалинии", Дамир стал вторым пилотом на самолёте "Airbus А-321". Не буду вдаваться в технические характеристики воздушного судна, созданного во Франции, назову лишь основные его параметры: длина - 44,5 метра, максимальный взлётный вес - до 93,5 тонны, крейсерская скорость - 840 километров в час.

Став пилотом, Дамир получил возможность вновь побывать в Сибири. Узнав, что мой сын Василий работает авиадиспетчером в аэропорту Емельяново, стремился встретиться со школьным другом. Не с первого раза у них это получилось, а когда всё-таки в ноябре 2014 года они увиделись, проговорили почти шесть часов - вспоминали Игарку, товарищей, делились самым сокровенным, о чём можно рассказать только другу.

После встречи Василий сказал мне, что Дамир - этот человек, который его удивил. Удивил тем, что круто изменил свою жизнь, начав летать в 36-летнем возрасте.

В короткие минуты отдыха Дамир стремился узнать побольше о Сибири: побывал в Красноярске, в том числе на Столбах, в Овсянке посетил мемориал В. П. Астафьева.

"Посадил ровненько, как лялечку!"

...Об этом коротком полёте 15 августа 2019 года написано достаточно много, поэтому, чтобы быть достоверной и последовательной, предоставлю слово самому Дамиру, ведь никто другой не может объяснить, что же всё-таки на самом деле произошло и почему командир воздушного судна поступил подобным образом, взяв на себя посадку повреждённого лайнера в ручном режиме.

Чувства страха или растерянности в тот момент у него не было: мысли были только о том, чтобы, во-первых, не допустить падения. А во-вторых, когда падение было уже неизбежно, надо было как можно мягче посадить самолёт...

- После взлёта появилась неустойчивая работа двигателя. Сначала левого. Правый двигатель работал. С одним двигателем можно было вернуться в аэропорт взлёта. Я думал: сейчас выключим двигатель, развернёмся, "Ожидание" попросим и выполним посадку уже на аэродроме. Но второй двигатель потерял тягу, обороты работали нестабильно, тяги не хватало, высота падала, наше решение изменилось.

Действительно, при столь малой набранной высоте на принятие единственно правильного решения у командира были считанные секунды. Самолёт был с полными баками топлива, двигатели у аэробуса расположены низко: любой крен их мог вырвать, угроза пожара была колоссальная. Вес самолёта - почти 82 тонны.

Командир воздушного судна взял управление на себя и в ручном режиме посадил его на брюхо, прямо посреди поля с набравшей рост кукурузой.

15 лет назад, 3 ноября 2004 года, точно так же, взяв управление на себя, в режиме авторотации посадил на замерзающее болото падающий вертолёт с заглохшим двигателем игарский лётчик Сергей Иванович Стеценко.

Тогда тоже обошлось без жертв: на борту находились 21 пассажир - все руководители города, возвращающиеся из служебной командировки в Туруханск, и три члена экипажа. К сожалению, действия командира вертолёта, спасшего жизни пассажиров в экстремальных северных условиях, так и не получили должной оценки правительства.

Что касается поведения командира воздушного судна Дамира Касимовича Юсупова, то я ценной считаю оценку Заслуженного лётчика-испытателя Российской Федерации, генерал-майора Магомеда Омаровича Толбоева:

- Такие посадки редчайшие. Это во-первых, профессионализм экипажа: они приняли решение убрать шасси, сесть прямо перед собой, без крена, сесть грамотно, не ударив самолёт о землю, не вызывая, тем более, пожар. Это настоящие профессионалы: лётчики - молодцы.

Старший брат Олег геройским поведение брата не считает: с его точки зрения, он честно и добросовестно, с присущей ему ответственностью выполнил поставленную работу, грамотно спланировал свои действия с учётом приобретённых знаний и навыков. И добавляет:

- Посадил самолёт ровненько, как лялечку!

Действительно, "ровненько", но "лялечка"-то в реальности - это огромная махина весом в восемьдесят с лишним тонн, длиною почти в пятьдесят метров, внутри которой двести с лишним живых жизней и среди них - малолетние дети.

По моему мнению - безоговорочно - Дамир совершил профессиональный и гражданский подвиг: не просто в доли секунд сконцентрировался, но и успешно выполнил поставленную перед собой задачу.

Слаженно, быстро, профессионально, без паники сработала бригада бортпроводников: дали надлежащие команды, выпустили надувные трапы. Все люди были спасены. Трагедии в этот день не произошло!

Что испытывали в этот момент мама и жена Наталья, трудно передать словами. Дамир, как только появилась свободная минута, опережая получение семьёй новостей из средств массовой информации, позвонил им сам. И это тоже говорит о существующих в семье традициях и об отношении к любимым им женщинам.

"Думаю, Всевышний нас спас..."

Указом президента Российской Федерации В. В. Путина от 16 августа 2019 года за мужество и героизм, проявленные при исполнении служебного долга в экстремальных условиях, Дамиру Касимовичу Юсупову и второму пилоту воздушного судна Георгию Александровичу Мурзину присвоены звания Героев Российской Федерации.

Коллектив бортпроводников в составе старшего бортпроводника Дмитрия Николаевича Ивлицкого, проводников Надежды Павловны Вершининой, Дмитрия Николаевича Гончаренко, Алии Маратовны Слякаевой, Яны Игоревны Ягодиной награждены орденами Мужества.

В том, что всё сложилось именно таким образом, "крайне положительным", Дамир ничего сверхчеловеческого в своих действиях не находит: и он, и экипаж точно исполнили свои служебные обязанности. Чудо лишь в том, считает он, что их спас Всевышний:

- Произошло настоящее чудо на самом деле. Перед началом взлёта никто не ожидал, что закончится так полёт, и, честно говоря, это большое чудо, что удалось так посадить самолёт и все пассажиры выжили. Я думаю, Всевышний нас спас в этот момент.

Дамир - глубоко верующий человек. И каждый раз, провожая сына в рейс, его мама тоже просит у Бога благословения.

Я бы ещё добавила - хорошо воспитанный, совестливый человек. Без какой либо рисовки, достаточно искренне он извинялся перед пассажирами:

- Я по этому заданию должен был выполнить рейс из Жуковского в Симферополь. Его не удалось выполнить, поэтому я сожалею и, конечно, извиняюсь. Пассажиры, которые рассчитывали прибыть в этот день, в определённое время, не попали туда вовремя. Не то что я перед ними виноват, просто мне неудобно перед ними. Я извиняюсь, что так получилось.

А вот что говорит по этому поводу бывший игарский авиатор Сергей Мотиенко:

- То, что сделал Дамир, не случайно! Он воспитан в такой семье. Знаю хорошо его маму и отца. Дамир - продолжение династии. Он очень похож на отца в своём поступке. Костя много раз попадал в критические ситуации и всегда достойно из них выходил. Мы, молодые лётчики, только начинавшие тогда летать в Заполярье, у него учились.

Сегодня учиться стоит у сына. Кроме родителей, Дамир благодарен за воспитание и городу детства:

- Для меня Игарка - это малая родина. Я уже 26 лет там не был, но всегда с теплотой вспоминаю своё детство и юношество, которые прошли в этом городе. Игарчане - люди особенные, северные люди. Мы как-то очень ценим друг друга, заботливо относимся. Очень тепло вспоминаем все радостные моменты и переписываемся. Горжусь, что я в Игарке родился и что я игарчанин.

Братья Дамира выбрали иной путь. Олег - майор полиции, Артур работает оператором на Сызранском нефтеперерабатывающем заводе. У Дамира трое сыновей, дочь-первоклассница, у старшего Олега тоже двое мальчиков. Кто знает, может кто-то из них продолжит династию - пойдёт по стопам деда, отца и дяди. Надёжные лётчики стране ой как нужны!

И Игарка может отныне гордиться своим сыном. В год 90-летия со дня основания города, которое отмечалось в этом году, она обрела своего реального героя времени.

Дамир искренне вместе со всеми надеется, что у города есть все шансы на возрождение.

Валентина ГАПЕЕНКО.

Красноярск.

Фото из семейных архивов ЮСУПОВЫХ, ГАПЕЕНКО и из открытых источников.

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры