Из почты "КР": "Всё исчезло, как огнём спалило"

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

20.05.2019 16:17
0

Читать все комментарии

287

Добрый день, многоуважаемый коллектив моего любимого "Красноярского рабочего"!

Выписываю газету больше полувека. Мои любимые журналисты - З. Касаткина, Н. Селина. Низко хочу поклониться В. Решетеню, ратующему за возрождение села.

Спасибо всем за акцию "Лица Победы", за статью "Просился на передовую" - о моём отце, участнике финской и Великой Отечественной войн, Петре Лаврентьевиче Дмитриеве, о брате Александре Петровиче Дмитриеве, участнике войны с Японией.

Муж моей сестры, сельский учитель русского языка и литературы Николай Николаевич Вершинский, пробыл на фронте, как говорится, от звонка до звонка. Участвовал в боях на Курской дуге. Демобилизовали в первую очередь учителей и врачей, и он вернулся обратно в село Семёновка Уярского района, в свою школу.

День Победы для меня, как и для многих, праздник со слезами на глазах. Мне было 8 лет, училась во втором классе, первым учителем был Николай Николаевич. Отца забрали, потом и брата, остались дети и старики. Когда провожали отцов - всей деревней голосили.

Мы, дети, работали, учились, ходили пешком туда и обратно в Семёновку, за 7 километров, поскольку в Белогорнейке было только 4 класса. Поздней осенью нас ставили на квартиры к бабушкам, денег те не брали, да их и не было. Мы помогали по хозяйству - мыли полы, возили воду из проруби на санках, 20-ведёрные кадушки каждую неделю.

Только сходил снег - бежали на поля собирать колоски. Были случаи - нас заставляли всё высыпать и плёткой прогоняли. Радовались, когда вырастала черемша, щавель, из него пекли хлеб. Выручала картошка, садили по 50 соток, это и есть второй хлеб.

Мы знали, что надо работать, чтобы жить, учиться. У многих вернулись отцы, даже раненые, и это большое счастье - жить с отцом.

Но вот что обидно. Все выжившие участники войны, пусть их уже очень мало осталось, получают хорошие пенсии, имеют всевозможные льготы, денежные выплаты к Дню Победы. А мы, дети войны, так и остались безотцовщиной.

Спасибо бывшему губернатору В. Толоконскому и депутатам за 400 рублей за наших погибших отцов. За то, что мы с детства потеряли здоровье, остались недоученными.

Наш теперешний губернатор А. Усс, видно, забыл о детях войны, а ведь нас тоже уже мало. Мы радовались, голосовали за своего, доморощенного кандидата, но, вероятно, ни он, ни С. Пономаренко, ни В. Нелюбин по-настоящему не знают, что такое война, и какая жизнь была и есть у детей, оставшихся без отцов.

Хочу вернуться к теме возрождения села. Зачем забросили огромную Семёновку - село, а не деревню? Моё военное детство и молодость прошли в нём. Красивые улицы были, многонациональные - Киевская, Полтавская, Березина, Садовая. Три больших колхоза - "Большевик", "Стахановск", "Пятилетка", три сельмага, заготконтора, молзавод, роддом, поликлиника, почта, школа-десятилетка, большой детдом, где росла и работала Надежда Сафонова.

Мы с ней учились в одной школе, только в разных классах. Сельские дети порой даже завидовали (ведь дети!), что детдомовских хорошо одевали. Я до сих пор помню Лиду Бочарову, Ивана Ивукова и других.

Село исчезло, как огнём спалило или ветром сдуло, остались несколько домов, и там люди буквально выживают, поскольку нет магазина, нет почты, вообще ничего.

А причина, как мне кажется, в том, что перестали ходить автобусы, нет связи с райцентром - с Уяром. А ведь расстояние всего 18 километров, раньше ходил автобус 2 раза в день. Ещё как-то выживают в Сухоное, Сушановке, там нефтеналив, и люди из Красноярска ездят на работу каждый день...

И ещё я хочу написать о том, о чём не могу молчать. 7 апреля мы с мужем и сыном посетили кладбище Бадалык, у нас там шесть могил. 30 лет ходим к этим могилам, вернее, пролазим через огромные кучи мусора на обочине дороги.

И мусор этот, и ветки деревьев, и старые памятники должны вывозить, но этого не происходит. На могилу матери я хожу 30 лет. Чтобы добраться до неё, надо пройти через шесть рядов захоронений с железными табличками, дальше - гора мусора и ямы.

Очень много старых могил, по моим прикидкам, 30 процентов земли заброшено. И при этом говорят, что хоронить негде, легче всего закрыть кладбище. Но ведь и не закрывают. Там идёт торговля, там бизнес на покойниках. Позор - плати 200 тысяч, и найдут место.

Люди, где ваша совесть? Почему этот вопрос не волнует наших депутатов? Об этом знают все, в том числе и священнослужители.

Новое кладбище негде строить - нет земли. Как же так, куда подевалась земля?

Если проехать за Уяр, ближе к моему родному селу Семёновка, там столько заброшено полей, заросших лесом и кустарником, а доехать до Уяра из Красноярска - 1,5 часа, не более.

Нет же, тычутся вокруг города или везут в Новосибирск - там сожгут. А если нет денег таких, 200 или 50 тысяч, как тогда быть? Пишут про красноярский крематорий, а где он? Может быть, попросить земли у сенатора А. Клишаса, у него-то точно тысячи гектаров, и не только у него.

Может, господа миллиардеры, миллионеры, директора, да и мы, пенсионеры, сложимся, чтобы нанять транспорт и вывезти мусор с кладбища, навести там порядок? И будут места для захоронений, ведь заброшенных могил, повторяю, очень много.

Хочу добавить: в сухую погоду, не дай Бог, кто бросит окурок или спичку, заполыхает весь Бадалык, как это уже бывало.

Мария ГОЛОДЮК (ДМИТРИЕВА).

Красноярск.

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры