Продолжаем разговор: ещё раз о моменте истины

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

13.04.2024 10:06
0

Читать все комментарии

4197

Давно слежу за публикациями постоянного автора "Красноярского рабочего" Валерия Зальцмана, и ни разу не было случая, чтобы не согласился с его доводами.

Вот и на сей раз, прочитав его статью "Для всех настал момент истины", опубликованную в краевой газете 3 апреля, я полностью согласился с тем, что он написал. Действительно, то, что произошло в Большом Улуе, не делает чести районной администрации, которая в день траура по жертвам кровавой трагедии, происшедшей в Подмосковье, не удосужилась приспустить флаг над своим зданием.

Всё так. Но всё-таки мне не хотелось бы ставить окончательную точку на признании этого факта. Я думаю, районные власти учтут справедливую критику и не допустят грубейшую ошибку при повторении случившегося. Хотелось бы сказать вот о чём.

Когда страна содрогнулась от количества жертв теракта в "Крокус Сити Холле", эфир заполонили самые разные предложения о том, что следует сделать, чтобы предотвратить подобные трагедии:

- Вот если бы в зале "Крокуса" находился офицер с пистолетом! - восклицал один из комментаторов.- Он бы четырьмя выстрелами навёл бы порядок...

- Следует перенять опыт Израиля! - предлагали другие.- Там военнослужащие в любое время при оружии, даже если они не на службе, а дома или едут в автобусе...

- Нужно облегчить доступ к личному оружию,- и такое мнение слышалось.- В США каждый может приобрести пистолет, если только с психикой всё в порядке.

Звучит всё это вроде бы убедительно, но если вдуматься, то весь этот оружейный бум на самом деле ничего не даёт. Ведь вместо террористов в зал могла бы залететь ракета со взрывчаткой. Что касается Израиля, то военнослужащие, отправляющиеся домой с оружием, не смогли уберечь страну от теракта, которую привёл к кровавой бойне.

А к чему привела сверхвооружённость населения цитадели капитализма? Здесь постоянно растёт смертность от применения огнестрельного оружия. Она составляет более ста человек, ежедневно погибающих от огнестрельных ран. Так что вроде бы благополучным Штатам каждый день надо было бы объявлять траур.

По сути дела в мирное время идёт необъявленная гражданская война. Чтобы понять причины сего парадокса, следует вспомнить предостережение одного из организаторов состоявшей в 1992 году в Рио-де-Жанейро конференции - академика В. А. Коптюга, бывшего председателя Сибирского отделения Российской академии наук.

Напомню, что конференция проводилась под эгидой ООН и была призвана выработать меры против надвигающейся экологической угрозы. Так вот, в 1996 году в беседе с корреспондентом газеты "Экология Красноярья" Валентин Афанасьевич, говоря о необходимости для человечества смены парадигмы своего движения, на первый план поставил не проблему экологии, а огромный и нарастающий социальный диспаритет - разрыв в доходах между верхними и нижними слоями населения, что существует в мире.

- В 60-х годах разрыв между бедными и богатыми составлял 1:30, в 90-х - 1:60,- уточнил академик.- И этот диспаритет является основным фактором возникновением войн и других социальных катаклизмов...

То, что происходит в богатейшей стране мира, только подтверждает выводы учёного. Ибо США - мировой лидер по количеству сверхбогатых, они - настоящие хозяева страны, а не какие-то там партии, сенаты и президенты. А на хозяев равняются менее богатые, стремясь оказаться на верху социальной пирамиды любой ценой.

И в России, кстати, происходят те же процессы: растёт число долларовых миллиардеров, для которых не помеха ни санкции, ни война на Украине.

Напрашивается вопрос: что же делать? Что же, в конце концов, будет гарантировать мирное небо над головой?

Не буду пускаться в рекомендации политологов и стратегов, хватает и без меня, расскажу о том, что познал на собственном опыте.

В 1954 году мой отчим отправился осваивать целинные земли в Казахстан, точнее - в село Семёновку, что затерялось в степях между Семипалатинском и Павлодаром. Глава семьи был назначен заведующим механическими мастерскими местной машинотракторной станции (МТС).

А проживать мы стали в доме бывшего участкового милиционера. Районное начальство отозвало его за полной ненадобностью. Хотя по арсеналу холодного оружия, который он оставил нам в наследство, служивому некогда и здесь хватало работы.

В огромной связке находились кривые чеченские кинжалы, длинные плоские немецкие штыки, бандитские финки и другой колющий и режущий инструмент. Нельзя сказать, что смертоносное оружие находилось вовсе без дела: хозяйка дома приспособилась скоблить кинжалами некрашеные половицы.

Жили разноплемённые обитатели Семёновки очень дружно. К центру села, к домам первоначальных переселенцев, которые состояли из семей российских и украинских крестьян, примыкали улицы высланных в годы войны чеченцев, поволжских немцев, коренных жителей - казахов. В нашем классе, где я учился в местной средней школе, был полный интернационал. Помимо названных национальностей набирались ума татары, узбеки и даже молдаване.

С казахом Кирибаем я боксировал на ринге школьной секции, с чеченцем Султаном и его младшим братом ходил кататься на лыжах в лес, поросший на песчаных курганах, где мы скатывались через устроенные трамплины. С немецким подростком Отто работал в механизированном звене местного колхоза. Кстати, за каждый сезон работы мы получали по 1 500 рублей деньгами и в виде трёхтонной машины отборного зерна, которое было не лишним в домашнем хозяйстве.

Со временем мы построили свой просторный дом из самана, к которому примыкали стайки, где обитали не только коровы и тёлки, но и свиньи, овцы, куры, утки, гуси - и так в любом подворье на селе. На зиму впрок заготавливали не только ягоды и грибы, но и арбузы, и дыни, что вызревали на личных бахчах прямо за околицей. При таком обилии его жителям было не до мелочных обид и зависти.

За годы жизни в Семёновке я не припомню не только ни одного крупного скандала или драки на межнациональной или любой другой почве, но даже и малейшей ссоры. За летними трудовыми буднями следовала пора осенних свадеб и гулянок, которые нередко переходили из дома в дом. А если кто хотел продлить лето, то отправлялся на курорты южных морей. И путёвки, и проезд не тяготили карман для всех отдыхающих...

Или такой факт. Моя мама не только справлялась с домашним хозяйством и обязанностями хозяйки многодетной семьи, но и работала учительницей младших классов. Как она учила, свидетельствуют медали "За доблестный труд" и "Трудовую доблесть", полученные ещё при жизни Сталина. А во время целинной эпопеи сумела окончить заочно педагогический институт.

Нелегко приходилось нам, ребятне, во время её отлучек на экзаменационные сессии. На меня, например, возлагалась обязанность кашевара. Может, поэтому я до сих пор смотрю на кашу, как Ленин на буржуазию. Но ничего, выдержали, зато её тяга к учению передалась нам, её сыновьям. Старший стал инженером-атомщиком, я - журналистом с двумя высшими образованиями, третий брат - преподавателем вуза, кандидатом исторических наук, младший - квалифицированным рабочим.

А момент истины я познал в солнечный апрельский день 1961 года, когда вместе с сокурсниками шагал к центру Томска на городской митинг. Где с трибун наши доморощенные поэты бросали в восторженную толпу строки только что рождающихся стихов. В тот день планету осветила улыбка первого космонавта Земли - Юрия Гагарина!

Красноярск.

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры