Прислать новость

Красноярск - город столичный

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

1

Читать все комментарии

128

Будучи главой МЧС, Сергей Шойгу заявил как-то, что желает видеть столицу России в Сибири.

Зачем разбивать лбы?

"Вообще, по-хорошему, многие об этом говорят. Я, наверное, один из них. Столицу надо переносить куда-то дальше, в Сибирь, мне так кажется", - сказал он в то время, когда заговорили о будущем переезде чиновников столичной администрации в Московскую область.

По словам Шойгу, столичные функции логично было бы передать одному из сибирских городов, чтобы вся Россия не превратилась в одну большую Москву.

Позволю себе вставить и "свои три копейки" в осмысление проблемы, которая, как мне представляется, в настоящее время имеет два основных измерения.

Первое - военное. Подлётное время ракет от НАТОвской Прибалтики до Москвы составляет от 2 до 4 минут, что значительно снижает возможность организации эффективной ПРО нынешней столицы.

Второе измерение - кланово-эгоистическое. К мыслям о наличии такового жизнь начала подталкивать меня ещё в "позднесоветские" времена, где-то в конце 80-х.

С 1978 по 1997 год я служил в самом центре СССР - в городе Красноярске, занимался вопросами военного контроля качества разработки и серийного производства стратегических морских вооружений.

По роду служебной деятельности мне приходилось постоянно бывать в столице. Уже в те годы Белокаменная становилась замкнутым эгоистичным пространством, и государственно важные вопросы решались там во многом за счёт ума и энергии наиболее дельных периферийных специалистов и управленцев, которых она вынужденно рекрутировала в свои спаянные ряды.

А затем люди эти (по признаниям некоторых из них), поразбивав лбы и обессилев, погружались в столичную действительность, словно в затвердевающий бетон...

При капитализме столица стала ещё более замкнуто-эгоистичной. Как заявил экономист Центра фискальной политики Александр Дерюгин: "В Москве крутится 80 процентов российских денег, потому что в столице принимается 80 процентов всех решений".

В настоящее время достаточно очевидно, что от реализации любых общегосударственных мероприятий, как правило, выигрывает прежде всего столица нашей великой Родины, и происходит это в силу действия некоего объективно существующего "столичного фактора" - кланового столичного эгоизма.

И коварство, и опасность

Исторический опыт показывает, что в рамках логики функционирования нашей традиционной государственности (впрочем, как и в иных, похожих странах) во многом определяющую роль играет упомянутый выше "столичный фактор".

Фактор этот достаточно коварен и опасен - в нём, как правило, вязнет почти всё, что не совпадает с "внутристоличными" интересами и понятиями.

В чём его суть? Вполне очевидно, что столичный аппарат государственного управления - это не только хорошо узнаваемые первые лица, это прежде всего те тысячи и тысячи различных высокопоставленных, средних и мелких клерков, наделённых различными по величине кусочками государственного административного ресурса.

Этот фактор минимизируется только в условиях сильной государственной власти, но в иных исторических реалиях этим столичным ребятам под силу решение любого значимого для их круга общения вопроса.

Не вызывает сомнений, что идеология так называемой горбачёвской перестройки в основном зародилась именно в столичной среде. Там же развивались и основные "перестроечные" процессы, которые там же и завершились трагическими августовскими событиями 1991 года, окончательно разрушившими СССР.

Так же не вызывает сомнений и то обстоятельство, что, начиная с этой самой "перестройки", столичный фактор значительно окреп, кратно усилился послесоветской коррупцией и обрёл все свойства самодостаточной, настроенной на самосохранение системы, под нужды и понятия которой коллективной Москвой отрегулирована вся страна.

Столица способна похоронить или до неузнаваемости исказить любое невыгодное для себя общегосударственное мероприятие. И пока это тупик.

Никакие административные и прочие меры пока не в силах победить этого могучего монстра и развернуть ситуацию таким образом, чтобы столица стала обслуживать интересы государства и народа, а не наоборот.

И рычаги, и исполнительные механизмы центральной государственной власти в различной степени находятся под контролем спаянного, сплочённого многолетними общими интересами клана столичных чиновников и иных технических исполнителей.

Таким образом, используя различные формы многоуровневого, в том числе и стихийного, противодействия, столица способна похоронить или до неузнаваемости исказить любое невыгодное для себя общегосударственное мероприятие. И пока это тупик.

Способы выхода из тупика

Тот же исторический опыт показывает, что существует только два проверенных, действенных способа выхода подобных нам стран из этого губительного тупикового состояния.

Оба они в различной степени радикальны и, в силу их болезненности, осуществить их может только волевой государственный лидер, поддерживаемый нацией.

Первый способ. Когда обстоятельства и время позволяют, столицу попросту бросают, как старый диван с клопами, и переносят столичные функции в другое место. При этом спаянные круговой порукой деструктивные государственные управленческие и технические кадры бросают всё по месту жительства, с собой прихватывают только самое необходимое и на новом месте начинают с чистого листа.

В России такое происходило два раза на крутых поворотах нашей истории: сначала Пётр Великий в период реформ перенёс столицу из Москвы в специально построенный для этого Санкт-Петербург, затем Ленин после революции возвратил её обратно - в Москву.

В своё время переносились столицы в Турции (в Анкару), в Бразилии (в Бразилиа) и совсем недавно - в Казахстане (в Астану). Мероприятия эти дали неплохие результаты.

Второй способ. В условиях реальной угрозы государственности при дефиците исторического времени деструктивные управленческие кадры попросту всё тотально "зачищают", как это было в СССР в 1937--1938-х годах, накануне неминуемого нападения гитлеровской Германии. Почти так же действовали и в Китае в период так называемой культурной революции.

Результаты налицо: Великая Победа советского народа в Великой Отечественной войне с последующим научно-техническим прорывом и китайское экономическое чудо.

Как представляется, существующий в настоящее время уровень международной напряжённости как минимум не ниже уровня напряжённости конца 30-х - начала 40-х годов прошлого столетия, и выводы из этого обстоятельства напрашиваются сами собой...

Безусловно, для выхода их тупика может быть применён только легитимный (конституционный) способ нейтрализации "столичного фактора". Для примера рассмотрим вариант переноса столичных функций из Москвы в другой город.

Оптимальное место

Наиболее перспективным городом для выполнения столичных функций представляется Красноярск, являющийся крупнейшим деловым, промышленным и культурным центром Восточной Сибири и располагающий необходимым для выполнения столичных функций кадровым (управленческим и научно-техническим) потенциалом.

Он очень удачно расположен - в оптимальной (средневзвешенной) точке российской территории, находящейся на максимальном по подлётному времени (порядка 20 минут) расстоянии от мест возможного старта стратегических ракет вероятного противника, что по сравнению с иными российскими городами значительно повышает возможность организации его эффективной ПРО.

При этом на случай возможного разрушения противником плотин Красноярской или Саяно-Шушенской, органы и технические структуры столичного государственного управления для обеспечения их безусловной живучести необходимо обустроить вне расчётной зоны затопления.

Красноярск находится в самом центре России - и это уникальное место для выполнения столичных функций, так как управляемые (контролируемые) административные и экономические объекты страны будут в оптимальной и менее затратной доступности.

Ещё одно преимущество - расположение города в середине часовых поясов, на пересечении существующих и перспективных межконтинентальных трасс железнодорожного, автомобильного, воздушного и водного транспорта, связывающего страны Европы со странами Азиатско-Тихоокеанского региона.

Это обстоятельство делает Красноярск наиболее комфортным (равнодоступным) местом для проведения международных европейско-азиатских контактов (саммитов) и даёт дополнительные возможности для проведения Россией эффективной внешней политики.

И напоследок - о выигрыше москвичей. В случае ядерной войны - весьма вероятной в условиях роста мировой нестабильности - утратившая столичный статус Москва уже не будет такой, как ранее, приоритетной и притягательной целью для нанесения крупномасштабного ракетно-ядерного удара, и у 12,5 миллиона жителей Белокаменной значительно возрастёт возможность остаться в живых...

Владимир ХРАМОВ,

член военно-научного общества Черноморского флота, капитан 1-го ранга в отставке.

Севастополь.

Читайте также

Комментарии (1)

Гость


22.10.2018 09:28

В середине девяностых годов XX века ленинградский артист Андрей Толубеев, выступавший в Красноярске со спектаклем, посетовал, что Москва значительно отличается от Питера в денежном отношении, что делает Санкт-Петербург периферией. Прошли годы. Телепромышленность переместилась в Питер. Недавно приезжавший в Красноярск Алексей Гуськов назвал уже Москву и Санкт-Петербург городами, напоминающими княжества Люксембург и Монако, на фоне всей остальной России, живущей отдельно. Актёру стоит поверить?

Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры

Красноярский край