Прислать новость

Четверть века с Богом в душе

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

21.08.2019 17:38
0

Читать все комментарии

160

В квартире тихо. Чистота: белёные стены, белоснежные скатерти и занавески. И иконы - большие и маленькие, они на каждой стене.

Мы с матушкой Неониллой пьём чай с вареньем. Из окон второго этажа старинного дома на Рабоче-Крестьянской улице виден Успенский собор, он совсем рядом, через дорогу.

У каждого своя судьба - со своим цветом, своей музыкой, ритмом. У матушки Неониллы она связана с Богом. Слушаю её ровный, спокойный голос, и одна картинка жизни сменяет другую. Так раскрывается душа.

В беседе матушка ни единого слова не сказала плохо о каком-либо человеке. Кто бы ни встретился на пути, он был послан Богом для укрепления души и духа.

Родилась она в городе Мариинске Кемеровской области, там же окончила школу. Поступила в сельскохозяйственный техникум. В 1964 году получила диплом ветеринара. Поехала в Новгородскую область, 129 километров от города Боровичи, где проживала её сестра по отцу.

Пошла с документами в контору совхоза. Приняли по специальности и сразу поставили заведующей. Справилась Надежда со своей работой, несмотря на то, что молодая и без опыта. Всё получалось. И коллектив работящий, поддерживал и помогал.

Нагрузка для молоденькой девушки была большая: коровы, телята и прочие животные, принадлежащие сельским жителям. Участки были разбросаны по всему району. Добираться до места приходилось когда на коне, когда на велосипеде.

Больше всего Наде нравилось ходить пешком. Расстояние не пугало ветеринара. Летом пели по дороге птицы, трещали кузнечики, а осенью провожала золотая, летящая по ветру листва.

Сдружилась с местным библиотекарем Ларисой. Влилась в активную комсомольскую жизнь. Стала заниматься спортом - настольным теннисом, баскетболом, волейболом. Участвовала в соревнованиях. Посещала в проводимые Ларисой диспуты, конкурсы, огоньки.

Жила на квартире у двух замечательных старушек - Марфы и Ольги. Первое, что она увидела, перешагнув порог дома,- две иконы в красном уголке. С обеих сторон висели маленькие, аккуратно вышитые занавесочки. Бабушки то закрывали ими иконки, то открывали.

Никогда Надежда не видела, что бы они молились или ей что-то говорили об образах. Не заставляли учить молитвы. Старушки вели себя корректно, разговаривали с уважением.

Так пролетели два года. В трудовой книжке появились несколько благодарностей за отличную работу.

Заболела мама Надежды, и она вернулась в Мариинск, чтобы быть рядом с ней. Пошла работать на мясокомбинат, со временем дослужилась до должности главврача.

Вышла замуж. Родились дети. Поставили большой деревянный дом. Шло время, дети повзрослели. Дочь оканчивала художественную школу, и её готовили к поступлению в Красноярский институт живописи. Надежда понимала, что детям необходимо высшее образование.

Завела в семье разговор о переезде в Красноярск. В тот момент родные её предложение не поддержали, и Надежда, взяв сына, переехала в город на Енисее. Купила небольшой домик в Покровке недалеко от часовенки Параскевы Пятницы.

Как-то пошли с сыном прогуляться, посмотреть окрестности и недалеко от часовенки нашли обрамлённые старинными окладами иконы, которые лежали в траве. Кто-то выбросил.

Часовенка тогда ещё не работала. Полуразрушенная, она будто хранила иконы для Надежды. Бережно поднимая иконы, Надежда узнала Казанскую, а другую так и не распознала. Одну икону подарила маме.

В Красноярске Надежда устроилась работать на фабрику "Сибигрушка" - на роспись. Поступила в Московский университет живописи, на заочное отделение. Каждый месяц оправляла свои работы на проверку. Окончила, получила высшее образование.

Вскоре встретила Игоря Сидоровича, вышла замуж. Жить стали в доме мужа. А маму перевезла в свой домик в Покровке. В благоустроенную квартиру, которую приобрела до замужества, переехала дочка с семьёй. Муж ездил на Север на заработки. Обеспечивал семью, что бы ни в чём не нуждалась.

В лихие 90-е Надежда попала под сокращение. Расстроенная, рассказала мужу о случившемся. А он внимательно посмотрел на неё, улыбнулся:

- Есть краски, мольберт. Пиши!

И вздрогнула Надежда, вся засветилась. Её мечта писать начинала сбываться. Диплом есть, время есть и самое главное - большое желание!

Как-то к ним в дом постучались. Вошли две монашки и попросили воды. Помогла им донести до часовенки вёдра.

Однажды Надежда проходила мимо Покровского храма и увидела большое скопление людей. Оказывается, ждали приезда епископа. Вместе со всеми прихожанами и она получила его благословение.

Женщины предложили Надежде помогать в часовенке. Посоветовалась с мужем.

- Ты же не верующая,- улыбнулся тот, а потом, серьёзно посмотрев в лицо жены, сказал: - Поступай так, как решила!

Постепенно ей доверили дежурство. Так и началось первое знакомство с православной верой. Научилась читать на старославянском. Изучала закон Божий.

Вечерами рисовала эскиз часовенки, а потом показала его владыке Антонию. Получила благословение. Поехала в командировку, и сёстры дали Надежде почитать в дороге житие Параскевы Пятницы.

Прочитала. Поразила сила Параскевы, как 17 летней девушке голову отсекли за веру православную. И первая икона, которую написала Надежда под впечатлением прочитанного, была посвящена Параскеве Пятнице.

Следующей стала большая работа по росписи купола часовни Параскевы Пятницы. Муж сделал леса, чтобы удобнее было забираться до потолка. Где лёжа, где сидя на коленках, расписывала образы святых. В одном месте крыша прохудилась, и после дождя образовались подтёки. Надежда попросила заделать дыры, чтобы роспись не пострадала. И продолжила работу.

Во весь рост встали святые России, засветились их лики, 33 фигуры украсили часовенку. Два года ушло на труды, так как работать можно было только в летнее время.

В свой 50-летний юбилей Надежда завершила благословенный труд. Но дожди со временем всё же нарушили написанные образа. Крышу отремонтировали, иконы восстановили, ничего не изменив.

Игорь Сидорович, как мог, помогал жене. Доставал нужный материал, сам делал доски для икон, которые Надежда расписывала. Однажды при реставрации часовни Параскевы Пятницы простукивала стенку, чтобы положить хорошо грунт, и по звуку

определила пустоту. Вскрыла старый слой штукатурки и обнаружила тайник.

Там лежала новенькая, ещё в масле, пуля. Одна. Что это могло значить? Так и осталось это нераскрытой тайной. О найденном рассказала владыке Антонию и отдала находку ему.

Пришло время сыну идти в армию. Жена Сергея была в положении, и ему, по личному заявлению, можно было остаться, не служить. Но сын сказал, что пойдёт в армию вместе со своими ровесниками. Родители приезжали к нему на присягу. Отец подарил Сергею именные офицерские часы.

Надежда дежурила и читала в храме акафист Параскевы Пятницы. И вдруг зашла семейная пара, женщина плакала, муж её успокаивал. Акафист закончился, и Надежда обратилась к ним:

- Что случилось?

Оказалось, они присутствовали на отправке наших ребят в горячую точку - при их погрузке в вагоны. На вопрос - какая часть, она услышала адрес сына. Чечня.

Жизнь для Надежды разделилась с того дня на две половины - до армии и после. Что чувствует и о чём думает мать, когда получает такое известие? Какие силы находит она, чтобы не плакать и держать себя в руках?

Надежда молилась Богу! Попросила Его сохранить жизнь сыну. Взяла обет: если Сергей останется жив, примет монашество.

Матушка Неонилла: "Иконопись - создание священных изображений, предназначенных быть посредником между миром Божественным и земным".

Однажды вечером смотрели новости по телевизору. Показывали списки ребят из горячих точек, кто в каком госпитале лежит. И прочитали: Сергей Храмков находится в Самаре с ранением. Живой! Главное, что живой!

Поехала в Самару. Встретилась с лечащим врачом. Тот сказал, что у сына контузия. Разрешили после лечения забрать домой. Но сначала надо было добраться до части, чтобы оформить документы.

Надежда тогда из часовни не выходила, день и ночь молилась за сына.

Офицер из той части остался жив, но тоже был ранен. Он развозил матерям погибших солдат сообщения о гибели сыновей. В живых осталось мало.

Ребята, воевавшие в горячих точках, домой возвращаются с надломленной психикой. Увидев тот мир - другой, не человеческий, с гибелью друзей, с кровью и болью в наше мирное время... Лечение, реабилитация, врачи...

Надежда молилась за сына. Поговорила с мужем, сказала, что собирается принять монашество. Расстроился Игорь Сидорович, просил подумать и, может, изменить своё решение. С большим сожалением, но и с пониманием он отпустил Надежду, сняв с себя венцы бракосочетания.

Поговорила с епископом о монашестве. Он поддержал её просьбу. Восемь лет ждала пострига. Духовник Лазарь помогал найти свой стержень в жизни, исповедовал, слушал, словом, молитвой поддерживая Надежду.

Когда собралась ехать в другой город, сёстры дали в дорогу книгу "Житие Божией Матери". Дочитала до успения Божией Матери и заплакала, душа от боли разрывалась.

Переехала в Енисейск и стала жить напротив Успенского храма. Начала писать иконы. В это время в келейном корпусе женского Иверского монастыря была организована школа иконописи. В ней же работала столярная мастерская, где изготавливали иконные доски, аналои, царские врата.

Группу, где занималась Надежда, вёл Анатолий Иванович Лебедев. Многому научил замечательный художник своих учеников. Здесь же, в келейном корпусе, и жила она в маленькой отгороженной келье.

Вот и вторая икона написана - со всеми выдержанными канонами, с молитвой и постом, как раз на Пасху. После окончания школы иконописцев Надежду забрал отец Геннадий Фаст в Успенский храм.

Через восемь лет Надежду Храмкову иеромонах Варахиил постриг в монахини с именем Неонилла.

Чтобы усвоить искусство иконописи, матушка Неонилла молилась и трудилась день и ночь. Училась удерживать себя, воспитывала силу духа постом и молитвой. У иконописцев есть строгое правило - перед написанием иконы обязательно держаться канонических правил.

Матушка Неонилла выпустила две группы учеников иконописи: взрослую и детскую. Перед началом работы обязательно молились, читали акафист, только потом приступали к писанию.

Виталий Сухотин 12 лет помогал им молитвой. Написали с группой икону "Умягчение злых сердец". Рассматриваем их. Образ один, а все лики разные. Каждый вложил в икону частичку своей души, своего понимания и видения святого образа.

25 лет живёт матушка в душе с Богом. 20 лет пишет иконы для храмов и для людей. Молилась она и за свои иконописное дела, чтобы было кому их передать. Лежат в хранилище храма старинные иконы и ждут своего возвращения - реставрации.

У матушки было несколько персональных выставок в Красноярске и Енисейске. Написанные ею иконы находятся в разных храмах, в домах, и не только в России, но и за границей.

В августе 2019 года будет проходить ещё одна выставка икон. В её подготовке большую помощь оказал - своей молитвой и благословением - отец Владимир, ныне почивший в иркутском городе Нижнеудинске.

Он настоятельно отправлял её в больницу на лечение. Послушалась его. А он молился за скорейшее выздоровление своей духовной дочери.

5 августа в Енисейске прошла персональная выставка икон матушки Неониллы (Храмковой) "Богородица: кто она для нас". Собрались люди не только из Енисейска, но и с других городов. Много было сказано тёплых, душевных слов.

За её подвиг: служение вере и своему делу - иконописи - низкий поклон от всех нас, прихожан и почитателей. В этот день у матушки был день рождения. Здоровья, долгих лет жизни и всего самого доброго нашей дорогой матушке Неонилле!

...Очередной раз просматриваю документальный фильм о Енисейске "Свет иконы". В нём очень мало диалогов, но есть молитва, колокольный звон и спокойный монолог - рассуждения о вере, о написании икон. Есть несколько фрагментов и о матушке Неонилле.

Вот её кисточка уверенными мазками кладёт линии на иконе. Движения спокойные, точные, неторопливые. Будто не пишет матушка, а разговаривает с Богом, с Богородицей. И молится за Родину нашу, за людей. Чтобы сберёг Господь, вразумил и научил нас, как правильно жить.

"Чтобы Бог не покидал место, должны вновь и вновь создаваться лики святых, несущие в себе свет веры и чистоты. Так строится дорога к Небесному Иерусалиму, которая проходит через душу каждого молящегося. Где каждое движение канонической кисти по холсту или дереву - это очищение, мольба о защите и благодарность за счастье жить". Это сказал Василий Близнецов.

Светлана ГЕРМАН.

Фото автора и из личного архива матушки Неониллы.

Енисейск.

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры