Прислать новость

"Но особенно солоно приходится..."

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

08.11.2019 16:31
0

Читать все комментарии

69

Очередной раз, готовя выставку, перебираю старые документы. Нахожу интереснейшее письмо Марии Даниловне Зашихиной, которое сегодня можно опубликовать.

Именно она в числе трёх девушек, направленных на станцию Троицко-Заозёрную с Иркутской слюдяной фабрики, стояла у истоков слюдяного производства в городе Заозёрном. Всю свою жизнь посвятила Заозёрновской слюдфабрике, вырастила и воспитала новую смену слюдянщиков. Награждена медалями, а в 1953 году - и орденом Трудового Красного знамени.

Читаю это письмо, и перед глазами возникают две картинки: одна - описанная автором, вторая - Троицко-Заозёрное с чистой и полноводной рекой Баргой, ручьём с чудным названием Ирганчик. С тремя озёрами вокруг села, обрамлённого хвойным и лиственным лесами, лугами и полями.

Это районный центр Рыбинского района, расположенный на железнодорожной магистрали Москва - Владивосток. В то время работали Рыбинская машино-тракторная станция, совхозы, промышленные предприятия, началось строительство школ, клубов, жилья.

Предлагаю читателям мысленно сопоставить жизненный уровень жителей рудника "Майнкаинзолото" и Троицко-Заозёрного. И обратите внимание на стиль письма, которое публикуется без изменений.

Личное письмо

"Марии Даниловне Зашихиной от подруги - Варниной Екатерины.

Из Карагандинской области, рудника Майнкаинзолото, Баян-Аульского района, до востребования.

Майкоп 18.04.37

Милая Маруся!

Ты себе представить не можешь, как я обрадовалась твоему письму. Я потеряла надежду, что мне кто-либо ответит. (Мешают черти пришли 2 девахи пьяные и 2 парня с гармошкой) не могу сосредоточиться. Им весело, а у меня спазмы в горле, реветь тянет, отвыкла я от всего этого (отвыкла до того, что плохо различает. Девка пьяная чуточку, парень пьян лишь один...)

Короче дело в том, что со временем нашего отъезда из Омска - паршиво нам с Катей живётся, а последние несколько дней особенно паршиво. Поселили нас несколько семей в одной комнате. На 20 кв. м. 12 человек. Люди живут, как умеют, а нам от этого весьма туго приходится... Катя убежала к более культурной соседке, я продолжаю.

Живём на руднике с населением тысячи четыре рабочих и служащих. Работаю слесарем на шахте в водоотливе. Работа ничего, но бытовая обстановка трудна. Трудно с жильём, были перебои в снабжении топливом, были и хлебные затруднения - в самые холодные месяца приходилось по много часов простаивать в ожидании хлеба. Отчасти здесь мы с Катей получили по хорошему плевриту. Но особенно плохо дело с питьевой водой. До снегов зачастую Катя, прождавши часа 2-3 и больше - уходила с пустыми вёдрами. Воду на рудник подвозят за 12 км. И конечно, не без перебоев... До сих пор плавили снег, но снег уже сходит.

Но особенно солоно приходится из-за жилищной тесноты. До 4 - 5 апреля жили мы нанимали скверную комнатушку за 40 р. в месяц, а затем хозяин её продал - пришлось идти в казённую, где живём, как на базаре.

Вот вся внешность нашей житухи...

Осенью прошлого года возникали планы строительства - весьма большое расширение рудника. Значит планировалось обширное жилищное строительство. Но уже с февраля эти планы кругом обстрижены ждать коренных улучшений на текущий год не приходится.

У нас с Катей, особенно у Кати, возникают тысячи - тысячи думушек. Давно ей хочется и самой стать на работу - Музу девать некуда. Детучреждений здесь нет. Купить или построить свою избушку не на что, мой заработок невелик - было 300, а с апреля - 230 - 250 р. Уехать - но куда?... Словом - мозги раскарячиваются. Да хочется уехать, но ехала нет и ехать не знаем куда, не хочется опять попасть впросак, как мы уехали весной 1935 года в незнакомые мне места из Омска и пошли у нас неудачи за неудачами. Приехали и 2 недели жили в неотапливаемой кухне директора ОРСовского подсобного хозяйства. Это вновь испечённому совесткому агроному были оказаны такие почести, от которых я волком взвыла. Да и было в марте, стояли отчаянные бураны. С этой первой неудачи пошло и поехало. Дальше в лес, больше дров.

Здесь можно было бы жить, если бы:

1) был свой домишко. Они здесь стоят от 250 р. до 500 - 1500. За 500 р. можно для нашей семьи отхватить приличный домишко, конечно это не деревянные, а из пластов земли и крытые землёй или глиной с песком редко с деревян. полом чаще без пола, с одним окном.

2) Если бы была питьевая вода, а то за двумя вёдрами приходится торчать в очереди 2 - 3 часа, а иногда 5 - 6 час.

3) Если бы были овощи, картофель, капуста. Если кто не купил картофеля с осени значит сиди без него, а куда его купили 6 вед. его надо центнеры покупать, а не килограммы. Куда денешь при такой квартирной тесноте. Капусты тоже нет ни свежей, ни солёной. Свежая была с осени не долго, исчезла и солёной забрасывают мало. Так что здесь её видишь, как дорогого гостя. Вот сейчас конец апреля, а картофеля нет (даже в столовой не было 5-6 дней тому назад, сообщала посудница). В общем со жратвой плохо.

Если бы был свой дом, можно было бы запасти и картофеля и капусты и топлива. Заработать здесь можно. Снабжение промтоварами хорошее, если бы мы работали 2е, то можно было бы и одеться. А то за 2 года жизни, неудачной жизни, в Павлодаре мы обтрепались окончательно. У меня не ни осеннего ни зимнего пальто, ни какого костюма. Цел ещё порыжелый полушубок, который подарил Михаил. В нём и хожу. Зимой и летом одним цветом. У П. есть борчатка и костюм, нет пальто. У Музы нет никакого пальто и первый раз ей купила обувь на 5-м году её жизни, а то всё ходила в самодельной. Платья и белья у меня ещё достаточно, У П. и с бельём плохо.

Вот тебе более наглядная картина нашей жизни. Плюс к этому всю зиму болела плевритом 2 месяца тяжело, да после того ещё раза 4. Врач ошиблась и обманула меня, я и собралась умирать, предполагая, что уже последняя стадия туберк. Нервы не к чёрту! Природа не удовлетворяет, нет ничего отрадного для глаза летом, желто (песок) и воды нет. В комнатах ни у кого нет цветов. В посёлке ямы, навоз. Недавно увидела во сне цветёт черёмуха и я расплакалась, проснулась и давай продолжать плакать. Слеза моя стала странная. За эти 2 года я очень постарела и выгляжу 35 летн. женщиной, а до этих 2-х лет выглядела моложе.

В начале письма я хотела тебе сообщить, что из 8 корреспондентам коим я написала, ты ответила пока одна. Вначале мне не стал писать разлюбезный братец с Полей, затем забыли меня Мушкатеровы, а там и Вы все стали писать всё реже и реже. Я например от Илюши уже 1 год ничего не получаю даже больше и не знаю адреса. Но меня утешало, что хоть Павлу писали его родня, вот уже год как не пишет ему сестра и все остальные перестали писать. Тяжело и неприятно такое разочарование, а тут как на зло паршиво живётся, ни друзей, ни знакомых.

А теперь, Маруся, если можешь, хоть в память прежней дружбы исполни мою просьбу. Я уже и просить не решаюсь. Всё таки попрошу тебя окажи мне услугу, за это я тебе буду бесконечно благодарна. Мне страшно хочется отсюда уехать, посему прошу узнать тебя вот что. В Заозёрной есть управление золотых россыпей или рудника, ты, наверное, знаешь. Будь добра сходи туда и узнай где у них рудники

1) далеко ли от Заозёрн.

2) какая туда дорога на чём ездят, на лошадях или на автомашине

3) нужно ли им рабочие, слесаря, токаря, элекромонтёры
 
4) есть ли там питьевая вода

5) можно ли там получить квартиру

6) есть ли вблизи колхозы, совхозы, сколько километров от рудника

7) какова природа есть ли лес и каков. На этот вопрос ты сама ответишь без них. Ведь если в Заозёрн. есть лес, то и на рудниках вероятно тоже есть.

8) спроси нет ли у них подсобного овощного хозяйства, не нужен ли будет там агроном

9) не нужен ли им инженер геолог с женой, которая окончила 4 курса геологического института (не окончила институт)

10) оплатят ли они проезд, если им нужно работников. Если им нужно, то пусть они напишут свои условия и дадут эти условия тебе, а ты перешлёшь нам. Если вблизи нет рудника, нет леса, если он км. 30-50, то интереса мало. А если нет воды реки, то вообще ехать не зачем. Осточертело безводье и осточертел песок. М. б. в самой Заозёрн. есть овощное хозяйство. Как там вообще дело с овощами обстоит. Дорого ли картофель пуд или мешок, или ведро, есть ли капуста, огурцы, помидоры, морковь. Какой хлеб в Заоз. ржаной или пшеничн. Рж. ни я ни П. есть не можем, изжога смертельная, у обоих катар желудка. Какова цена на молоко в Заоз. цена на масло какова и на мясо. Если всё это сообщишь то я буду бесконечно благодарна тебе.

Спасибо милая Маруся, за письмо. Как я была рада твоему письму пока не читала его и горько горько плакала, когда читала его. Я всё надеялась, что Володя найдётся, нашёлся. Так я и не увидела его большого. Как жаль дяденьку и тётеньку. Я теперь мать и понимаю, что значит потерять сына, я уже испытала всё это. Горе матери не с чем не сравнишь, это самое тяжёлое горе. Где же Маруся остальные, Валя, Таня, Илюша? О, как мне хочется всех вас видеть и пока, что это невозможно для меня. Я каждое лето собираюсь в Иркутск и так и остаюсь не с чем.

Итак, дорогая Маруся, всё. Если исполнишь мою просьбу, то я не знаю чем и отблагодарить тебя. Возможно, что при отъезде я смогла бы тебе привезти какой нибудь подарок, если бы поближе знала твои нужды.

Как живут Таня и Валя, где они работают?

Буду ждать от тебя письмо с большим пребольшим нетерпением.

Ах, Маруся, если бы ты знала, как мне тут осточертело, как охота уехать. Как хочется увидеть лес, даже хвойный, который я меньше люблю. А цветы, цветы, увижу ли я их когда нибудь! Сколько цветов в Иркутске, даже уж я и не верю себе, мож. б. я их и не видела никогда. Какое сильное желание увидеть зелень.

Желаю тебе самого лучшего, счастья в твоей жизни. Моя паршиво складывается. С мужем живём неплохо так обстановка ни к чёрту.

Итак, Маруся, крепко обнимаю тебя на прощанье. Пиши. Жду. Твой старый друг Катя.

Р. S. Сообщи есть ли ягоды в Заоз.

Привет от Павла и Музы".

Подготовила

Татьяна РУБАНОВА,

специалист Заозёрновского музея.

Заозёрный.

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры