И вновь на сцене Красноярского оперного театра - "Паяцы"

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

01.04.2021 08:05
0

Читать все комментарии

255

27 марта, когда весь мир отмечал День театра, в нашем городе состоялась премьера "Паяцев" - одного из популярнейших шедевров итальянского репертуара.

Красноярский театр оперы и балета неоднократно обращался к этому произведению. Старшее поколение зрителей до сих пор помнит первую постановку почти тридцатилетней давности.

Автор "Паяцев" Руджеро Леонкавалло принадлежит к группе композиторов, которые вошли в историю мирового музыкального театра как "веристы" (от итальянского слова "vero", что значит "правда", "истина"). Их творческим девизом было стремление "заинтересовать, поразить, растрогать". И в своих лучших творениях Р. Леонкавалло, П. Масканьи и Дж. Пуччини достигли этой цели.

"Паяцы" со времени мировой премьеры в 1892 году и по сей день неизменно и повсеместно вызывают горячий отклик в сердцах как слушателей - зрителей, так и исполнителей.

И новая красноярская постановка не вызывает сомнения в подлинном энтузиазме дирижёра Александра Косинского, режиссёра Елизаветы Корнеевой, хормейстера Дмитрия Ходоша, художника Екатерины Агений и, конечно же, певцов и артистов оркестра.

В режиссёрской работе привлекает, прежде всего, психологический анализ поступков главных действующих лиц и то, как актёры доносят до публики замысел постановщика. Правда, не всё в этом замысле бесспорно.

Категорическое возражение вызывает сценическое решение выразительнейшего оркестрового заключения знаменитого ариозо "Смейся, паяц...". Разве может быть эта изумительная, одухотворённая музыка фоном для глумления всех окружающих над страданиями главного героя? И вообще, этот номер не предполагает присутствие на сцене кого-то ещё, кроме комедианта Канио.

Весьма спорным, противоречащим эстетике веризма, представляется также решение хоровых сцен. Оно явно конфликтует с их светлой, праздничной музыкой. Зачем понадобилось превращать наивных и добродушных обывателей, сначала с восторгом встречающих бродячую труппу, а затем простодушно внимающих её спектаклю, в чисто условных, куклоподобных персонажей в зловеще-мрачных одеждах и с безобразно-грубым гримом на лицах? Комедия del arte, по замыслу композитора, должна присутствовать только в фривольной сценке, разыгрываемой Неддой, Беппо и Таддео.

Премьерный спектакль был показан не только в День театра, но и 28 марта. С двумя исполнительскими составами. Среди солистов наиболее благоприятное впечатление произвели своей вокально-сценической органикой именитый столичный гастролёр Михаил Губский (Канио), обладатель "бархатного", льющегося баритона Александр Михалёв (Сильвио) и дебютантка Анна Авакян (Недда).

Перспективным исполнителем роли Канио является наделённый красивым и крепким драматическим тенором Василий Корсар. Молодая солистка Ксения Хованова прежде радовала в первую очередь своим пением. В роли Недды она демонстрирует очевидный актёрский рост. Очень выразителен в роли Сильвио гармоничный Севастьян Мартынюк. Самых добрых слов заслуживает активно осваивающий теноровый репертуар обаятельный и музыкальный Давит Есаян (Беппо-Арлекин).

В роли злодея Таддео одинаково убедительны опытный Андрей Силенко и находящийся в начале творческого пути Павел Анциферов. Каждый из них исполняет в новом спектакле и сложнейший в вокальном отношении Пролог. Здесь обоим пока не хватает выразительности и интонационной гибкости.

Пролог - это настоящая "лакмусовая бумажка" для баритона. Об этом следует особенно призадуматься Павлу Анциферову. Его голосовые данные не побоюсь назвать выдающимися. Но им явно не хватает основательной огранки.

Хочется думать, что спектакль продолжит "набирать обороты" и займёт достойное место в репертуаре нашего оперного театра.

Красноярск.

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры