Легендарного художника и столбиста звали по разному: Митя, Митяй, Митька, Граф....

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

28.03.2024 21:53
0

Читать все комментарии

1808

В марте исполнилось 150 лет со дня рождения Дмитрия Иннокентьевича Каратанова (1874-1952), красноярского художника, преподавателя Красноярской рисовальной школы, заслуженного деятеля искусств РСФСР, инициатора создания заповедника "Столбы" и, конечно же, заядлого столбиста.

Он был одним из первых художников, посвятивших своё творчество родной сибирской природе. В юности пользовался советами В. И. Сурикова, когда тот приезжал погостить на родину. Недолгое время учился в Императорской Академии художеств у А. И. Куинджи.

Дмитрий Иннокентьевич бесконечно любил Столбы. Сюда он впервые попал ещё в детские годы, когда его семья только переехала в Красноярск, и постоянно ходил в течение всей своей жизни. Здесь нашёл друзей, с которыми по многу раз обходил весь обширный район Столбов, включая самые дальние и глухие места. Он дал названия многим скалам, которые вошли в лексикон столбистов.

Сиенитовый камень в окружении зелени - один из его любимых этюдных мотивов. Причудливые каменные глыбы, разбросанные по тайге силой природной стихии, притягивали внимание мастера, удивляли своей выразительной мощью. Он писал Столбы и летом, и глубокой зимой, и в золотом осеннем уборе.

Столбы, очевидно, и стали первыми "персонажами" каратановских холстов. Во всяком случае, среди нескольких сохранившихся этюдов 1909-1910 годов больше всего - с изображением скал и тайги: "Столбы. Камень", "Столбы. Летний день", "На Столбах".

Каждый этюд конкретен и прост. Неяркая гамма различных оттенков желтизны и зелени леса на первом плане, проступающие за деревьями коричневые, серые нагромождения камней - вот, пожалуй, и весь сюжет. Неторопливо, спокойно, без резких контрастов и излишней эмоциональности.

Отличается от них холст "Столбы зимой", созданный в самом конце жизни - в 1951 году, возможно, написанный уже по воспоминаниям. Ностальгическое чувство, которым пронизана эта работа, очевидно, и заставило художника обратиться к панорамному изображению зимней тайги с вершины Четвёртого Столба, словно автор хотел удержать в своей памяти грандиозное зрелище, которым любовался на протяжении всей своей жизни.

На Столбах Д. И. Каратанов был более известен под прозвищем Митяй. Художник всегда был центром притяжения, вокруг него клубились дружные компании. Именно в каратановской компании начинал свою столбистскую жизнь Александр Леопольдович Яворский, будущий первый директор заповедника.

Из воспоминаний Яворского:

"Все близко знавшие Каратанова называли его просто Митяем, так звал его и я, хотя разница в 15 лет, казалось бы, обязывала звать его по-другому, более официально, по имени-отчеству. Но этого человека хотелось звать как-то потеплее, поласковее, чем обычное имя и отчество.

Каких только названий ему не было дано в своей компании: Митя, Митяй, Митька, Граф... Слово "граф" фигурировало в названии потому, что у Каратанова мать - Павла Николаевна - носила девичью фамилию Сабесская, и эта фамилия фигурировала как одна из фамилий польских королей... В то же время обстановка быта приенисейской Сибири, сильно сказавшись на родителях, с особенной силой передалась и Каратанову, и он всегда называл себя сибиряком...

Первое, что подкупало и сближало с ним - это его непосредственность, простота в отношениях к другим и ко всему окружающему, которая свойственна, пожалуй, больше детскому возрасту. Да таким взрослым ребёнком и был Каратанов в обычной жизни. Он как бы был нарочно рождён для этой непосредственности, простоты, которыми живёт сама природа. Недаром же он так любил её девственность и болел за её оскорбление человеком, за все ненужные разрушения и варварства, которых всегда было много со стороны неразумных выходок на тех же Столбах.

Каратанов, как говорится, был заядлым столбистом. Эту свою любовь к удивительному уголку природы в окрестностях Красноярска он пронёс через всю свою долгую жизнь. Можно подумать сразу же, что он был отличным скалолазом, т. е. как теперь понимают заядлого столбиста. Нет, лазал он, скромно говоря, неважно, даже, пожалуй, ниже среднего и даже потрушивал, не стесняясь взяться за конец брошенной ему опояски. Нет, столбизм в те времена, когда не было ещё соревнований, понимали в более широком смысле.

Быть столбистом означало, прежде всего, любить Столбы, понимать их красоту, ценить свободу столбовской жизни, уют костра, веселье компании близких людей и непринуждённость разговоров. Не надо забывать, что начало 20-го века на Столбах было ещё, как говорят, созерцательным периодом. Ещё не закончился период освоения Столбов.

По всей вероятности, эта интеллигентская черта воздыханий о красоте была свойственна вообще началу века, но для Каратанова и его компаний, а их было несколько, сменявших друг друга, она пролегла белым по чёрному. Можно было прийти, никуда не залезая, и быть довольным общей обстановкой на Столбах. А идти на Столбы или в природу вообще для Каратанова означало начинать жить...

Столбам Каратанов посвятил, наверное, не одну сотню зарисовок, из которой только немногое дошло до наших дней. Это были и простые, наспех карандашные зарисовки-заставки, и вдохновенные этюды уходящих вдаль хребтов, камни, поросшие толстым густым ковром изумрудных мхов или с прихотливым узором цветистого лишайникового покрова. Продуманные картины на столбовские темы, задние планы для музейной экспозиции в Красноярске, Омске, Москве. Особую любовь чувствовал художник к таёжным, уходящим вдаль, хребтам, как бы тающим по мере удаления от наблюдателя и там, на горизонте, совсем сливающимися с прозрачными голубоватыми облачками...

Многие находили Каратанова слишком серьёзным, замкнутым. Да, это так, но только не в кругу своих друзей и не в природе. Здесь у него всё на своём месте: любование природой, писание этюда, разговор с друзьями, шутка, песня, и всё это не как у всех, всегда просто, не задирчиво и по-каратановски мягко".

Художник дожил до глубокой старости. Уже умирая, он просил одного - ещё раз взглянуть на родные Столбы. И. Ф. Беляк (советский сибирский краевед, спортсмен, столбист, автор публикаций о Столбах, заслуженный учитель РСФСР, председатель компании "Беркуты") донёс его на руках до Ермака.

Дмитрий Иннокентьевич скончался 10 сентября 1952 года. Похоронен на Троицком кладбище Красноярска. Он включён во всемирный рейтинг художников XVIII-XXI веков, формирующих мировое художественное наследие.

В пресс-службе национального парка "Красноярские Столбы" отметили, что 2024 год богат на юбилеи известных красноярцев, чья судьба связана со Столбами. 18 февраля исполнилось 135 лет со дня рождения первого директора заповедника "Столбы" Александра Леопольдовича Яворского. 24 сентября мы будем отмечать 110 лет со дня рождения и 40 лет со дня смерти научного сотрудника заповедника, учёного-орнитолога, создателя и многолетнего хранителя живого уголка, художника, писателя, общественного деятеля, Почётного гражданина Красноярска Елены Александровны Крутовской.

Фото предоставлены пресс-службой "Красноярских Столбов"

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры