Северная Земля: продолжая миссию первооткрывателей

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

02.08.2022 08:31
0

Читать все комментарии

646

Не прошло и века со времени поисков таинственной Земли Санникова, стоивших жизни мужественным исследователям Севера, и, казалось бы, уже не осталось белых пятен в истории освоения суровой, величественной Арктики. Всё изучено, поименовано, описано. И всё же Северный Ледовитый океан остаётся малоизученным и практически недоступным.

Исследования этой части Мирового океана продолжаются. На его просторах есть своё население - если не постоянное, то находящееся там длительное время. Эта категория людей имеет чёткое определение - полярники! В масштабах человечества их единицы. Образ жизни и трудовая деятельность сделала их необыкновенными. Как живётся им, нашим героям, в заснеженных высоких широтах? По-разному...

Нынче попасть на Северную Землю не так просто. Мне повезло. В конце июня два вертолёта Ми-8 стартовали из Хатанги, взяв курс далеко на север. Первый пункт посадки - мыс Баранова острова Большевик архипелага Северная Земля. В одной из воздушных машин - группа орнитологов, которые собирались на остров Визе, расположенный далеко на севере Карского моря. Во втором вертолёте - небольшая группа строителей, следующих на мыс Баранова.

Обе машины загружены вещами, необходимыми для длительного пребывания вдали от Большой земли. На борту - продукты, тёплая одежда, приборы и прочие необходимые в дальнем краю вещи.

Перед вылетом - обязательный пограничный контроль. У всех с документами в порядке. Грамотно расположив груз и людей в салоне, экипаж получает команду на взлёт. Вертолёты преодолеют путь туда и обратно вместе, страхуя друг друга. Экипажи - в расширенном составе, как того требуют длительные полёты в высокие широты.

Внизу - берега величественной реки Хатанги, обрамлённые свежей зеленью лиственниц и кустарников. За каких-то две недели после ледохода под лучами незаходящего солнца сошёл снег, и тундра стремительно преобразилась. На её зелёном полотне сверкают многочисленные озёра, иногда с совершенно причудливыми очертаниями берегов. Конфигурация рек, речушек, ручьёв тоже с фантазией, на которую способна только природа.

Минут через пятнадцать-двадцать лес внизу заканчивается. Заросли кустарника, зацепившегося невидимыми корнями за грунт, застыли по берегам озёр пышными зелёными лоскутами.

Вскоре пейзаж меняется. Чем дальше на север, тем заметнее темнеют тундровые краски. Озёра уже не так густо встречаются на пути. Где-то в этих краях обитают дожившие до наших дней современники мамонтов - овцебыки. Но сегодня, видимо, наши маршруты не совпадают.

Вот впереди показалось знаменитое озеро Таймыр. Его "лепестки" на карте и с высоты птичьего полёта являют собою подобие своеобразного маленького цветка. В реальности озеро-цветок преобразуется в необозримый водный простор, подобный морскому. Много открытой воды, и всё же огромные участки ледового панциря ещё стойки на поверхности озера, несмотря на то, что солнце светит в этих широтах круглосуточно.

В озеро впадает бесчисленное множество ручейков, рек и речушек. Сверху пытаемся определить среди них реку Пясину и единственную, вытекающую из озера Нижнюю Таймыру. Кажется, она! Далеко внизу, пробивая себе путь между гор, несёт она свои воды в Карское море. До свидания, холодная, самоуверенная Таймыра! (Ударение на последнюю гласную.)

Вот взору предстали мрачные горы - Бырранга. Отсюда, с высоты птичьего полёта, они не кажутся такими уж неприступными и мрачными. Солнце освещает их рельеф - абсолютно чёрный с толстыми прожилками белого снега, который уютно пристроился в углублениях, во впадинах на склонах гор. Хорошо видны хребты, расположившиеся по своему разумению. Никакой растительности, никакой живности вокруг... Не зря кочевники обходили стороной горы Бырранга, считая их воротами в мир мёртвых.

Дальше по маршруту виднеется коричневая земля, большей частью покрытая снегом. Траверзом проходим мыс Челюскин. А хотелось бы потоптаться по самой северной точке Евразии, отмеченной памятными знаками, тем более что нынешний год юбилейный - 280 лет исполняется со дня открытия нашим мужественным соотечественником самой северной вершины Евразийского материка.

Пересекаем залив Вилькицкого, пользующийся среди моряков не такой уж хорошей славой. Этот достаточно длинный пролив шириной около 60 километров издавна был опасен нагромождением ледяных торосов, сквозь которые порой даже ледоколы пробиваются с трудом. Этот участок Севморпути считается наиболее сложным. Но сегодня пролив благодушен. Спокойный плеск волн в обрамлении бело-голубого бугристого припайного льда словно приветствует нас.

Не покажется ли хозяин здешних мест, белый медведь? Ан нет! Что-то не хотят представители высокоширотной фауны даже издали появиться во всей красе. Позже пассажиры второго вертолёта похвастались, что видели медведицу с медвежатами. Повезло...

Уже давно прямо по курсу виден гористый заснеженный пейзаж. Это остров Большевик - первый и самый близкий к материку остров архипелага. В отличие от гор Бырранга, здесь не наблюдается никаких красок, кроме белых, в проливах - голубых.

Пока кружились над островом Большевик, показались залив Шокальского, почти освободившийся ото льда, и остров Октябрьской Революции.

Вертолёт делает вираж и плавно приземляется на площадку, устроенную на северной оконечности острова - мысе Баранова, который, между прочим, расположен почти на одном меридиане с Хатангой.

К моему удивлению, нас выходит встречать целая толпа людей!

- Игорь Кушеверский! - без обиняков отрекомендовался подошедший к вертолёту полярник и с улыбкой добавил: - Добро пожаловать!

Приятное начало. Для полярников прибытие воздушного судна - событие особой важности. И не только потому, что достаточно редкое (предыдущий рейс был около трёх месяцев назад). Вертолёт - это новые люди, вести с Большой земли, посылки и письма от родных и близких, доставленные заказы. Часто этими рейсами прибывают новые сотрудники на смену тем, кто отработал положенный срок. Отбывающие находятся в приятном оживлении по поводу сбора в дорогу.

После ужина в кают-компании экипаж одного из вертолётов отправился с экспедицией орнитологов дальше - на остров Визе, где работает полярная метеорологическая станция, для орнитологической экспедиции там тоже найдётся место. В течение двух месяцев они собираются изучать птиц, которые летом гнездятся на острове.

Мы же остались на "Барановке", как меж собой называют станцию полярники. Здесь расположен научно-исследовательский стационар "Ледовая база Мыс Баранова", деятельность которого связана с высокоширотными исследованиями окружающей среды. Работают здесь сотрудники прославленного флагмана отечественной науки - Арктического и Антарктического научно-исследовательского института Росгидромета, расположенного в Санкт-Петербурге.

Деятельность научного полигона на мысе Баранова чрезвычайно важна для страны, особенно в наше время, когда климат планеты неуклонно меняется. Очень важно изучить взаимодействие трёх составляющих единой системы: атмосферы - суши - воды (ледяного покрова). Требует постоянного мониторинга и экологическое состояние Северного Ледовитого океана - его прибрежной зоны и архипелагов.

Полярники рассказали, что для выполнения этих задач на острове Большевик в 1986 году открыли научную станцию, просуществовавшую до горбачёвской перестройки. В 1991 году станцию законсервировали за отсутствием финансирования. Через два десятилетия, с 2013 года, научно-исследовательский стационар - ледовую базу - постепенно восстанавливают.

Не случайно и место её расположения на берегу пролива Шокальского, изобилующего дрейфующим и припайным морским льдом, айсбергами. Кроме того, на самом острове имеются мощные ледники, озёрный и речной лёд, что как раз является предметом всестороннего изучения.

Ненадолго отвлекусь, познакомлюсь с полярниками, расспрошу, как им живётся и работается на станции.

Первое, что бросается в глаза - притягательные пейзажи вокруг. Общий ландшафт непривычен глазу приезжего наблюдателя, но он прельщает свежестью и необыкновенным простором. Этими суровыми картинами можно любоваться часами, как открытым огнём или текущей водой.

Покрытый льдом залив сливается с водами открытого моря. На противоположном его берегу - сопка с как будто бы срезанной плоской вершиной. Это мыс Визе. Временами он прячется за наплывающими облаками и туманом. Прозрачность атмосферы меняется несколько раз на дню.

Отсутствие красок немного давит на психику, но со временем привыкаешь. А ещё здесь можно увидеть все оттенки хрустальной чистоты льда: белый, бирюзовый, голубой, салатовый, зеленоватый. На такие краски способна только природа.

Стационар расположен на высоте примерно 30 метров над уровнем моря. Вокруг много озёр, речушек, ландшафт представляет собой типичную ледяную пустыню со скудной растительностью. Но в июне и здесь пробиваются неприхотливые полярные цветы - лиловая камнеломка и голубой незабудник.

Стационар - целый городок, строения располагаются близко друг к другу, каждое имеет своё назначение. Небольшую экскурсию для гостей проводит начальник станции Сергей Анатольевич Семёнов, опытный полярник, неоднократный участник арктических экспедиций, на "Барановке" - с 2013 года. Как и все работающие здесь, начальники тоже меняются, правило такое: год отработал - отдохни, через год заедешь опять.

А городок полярников весь на виду. Есть всё необходимое для автономного проживания: круглосуточно работающая дизельная станция, жилые дома и производственные помещения, баня, спортивный зал, пункт медицинского обслуживания. В этом небольшом городке нет улиц, но адреса есть: каждый домик имеет свой номер и название.

Камбуз (кают-компания) - не только столовая, здесь обычно собираются всем коллективом, отмечают праздники. Можно посидеть на уютном диванчике, посмотреть передачу на широком экране телевизора, почитать. Благо есть из чего выбрать - у стены две большие полки с книгами. Книги в большинстве потрёпанные, новых поступлений, похоже, давно не было.

Питание вкусное, обильное и бесплатное, разумеется. Искренним гостеприимством и всеми доступными благами пользуются все прибывшие. Замечательный повар по имени Павел - искусный в своём деле. Пашу любят, хотя он строг: завтрак, обед, ужин - по расписанию, в установленное время. Опоздал - гуляй до обеда или ужина. Повар один на весь коллектив полярников. Правда, ему помогают дежурные, которые назначаются ежедневно по очереди.

Приятно удивляет корабельная чистота помещений, поддерживаемая всем коллективом. Пришёл с улицы - переобуйся, у каждого имеются тапочки.

На полярной станции постоянно живут и работают около двадцати человек, в основном мужчины. Но есть и женщины, хотя их не так много. Летом людей прибавляется примерно на треть, поскольку часто приезжают сотрудники института с определёнными научными задачами.

Часть полярников размещается в двухэтажном модульном здании, внутри похожем на уютный купейный вагон. По одну сторону длинного коридора, застеленного ковром,- стена с окнами, по другую - комнаты-каюты, оборудованные всем необходимым для комфортного проживания, нет ничего лишнего. Здесь же находится и гостевая комната.

Однако при всех этих удобствах большинство полярников предпочитают жить по месту работы - в компактных уютных домиках-вагончиках, где есть жилые комнаты и рабочие помещения с аппаратурой и всем необходимым для работы.

Непременные обитатели полярной станции - собаки. Их тут семь, и они являются полноценными членами сообщества. Лохматые, большие, с разным окрасом, но неизменно дружелюбные. Собачки попали сюда из разных мест, некоторые - щенками. Одних привезли с материка, других - с дрейфующей станции.

У лохматых друзей своя миссия - помимо любви и преданности, подаренной людям, они предупреждают о приближении к лагерю белых медведей. Весть о непрошеных гостях тут же разносится по округе. Все работники станции имеют радиотелефоны, работающие на одной волне. Любой полярник заметивший опасность, нажимает кнопку на своём устройстве, предупреждая остальных.

На Ледовой базе занимаются изучением окружающей среды, специалисты различных направлений объединены в группы (отряды), всего - примерно с десяток групп. У каждой - собственная задача, но всех объединяет общая цель - комплексное изучение архипелага Северная Земля и прилегающих к нему территорий для получения данных об изменении климата. Эти данные могут использоваться как для оперативных целей, так и для накопления многолетних статистических выкладок с последующим научным анализом.

Первые, к кому я зашла в гости, оказались "ледовиками", как их здесь называют. На самом деле они океанологи, но эта наука имеет огромный спектр деятельности. Наши океанологи всесторонне исследуют морской лёд, поэтому их так и именуют.

Работа на ледовой базе означает, что человек обладает ещё двумя-тремя дополнительными профессиями - от рубщика льда до слесаря, столяра и так далее. Потому что всё приходится делать собственными руками.

Начальник группы - Игорь Кушеверский - первым встретил нас на вертолётной площадке. Всего в группе три человека, и многое они делают собственными руками - берут пробы льда в заливе, при необходимости бурят лунки, ведут подводную съёмку с помощью специальных приспособлений. Настоящее содружество профессионалов, любящих своё дело и выполняющих работу безукоризненно качественно!

Исследования физических свойств льда востребованы во многих отраслях народного хозяйства. Например, при строительстве шельфовых нефтедобывающих платформ и других сооружений, при прокладке трубопроводов под водой, в навигации судов, в частности при прохождении ими забитых льдами проливов. Некоторая часть наблюдений уходит в мировые центры погоды.

Геофизик Валерий Геннадьевич Андреев любовно знакомит нас со своей лабораторией, с особенностями наблюдений. В зоне его внимания - магнитное поле Земли, ионосфера, процесс влияния солнечного излучения на поверхность Земли и многое другое. Валерий Геннадьевич тоже опытный полярник - восемь зимовок в Антарктиде и практически вся жизнь в Арктике.

И здесь таких много, настоящих закоренелых полярников, для которых профессиональная деятельность стала образом жизни. В их числе и Владимир Фёдорович Власов, руководитель метеорологической группы, и сам Игорь Кушеверский, да многие другие, кто попадает в Арктику по доброй воле (а по-другому здесь не бывает).

По словам Игоря Кушеверского, раньше на ледовую станцию командировали людей с большим опытом работы, но за последние два-три года состав станции сильно омолодился. И это радует.

Каждый вид деятельности по-своему интересен и важен. Аэрологи осуществляют высотное зондирование атмосферы, определяя распределение метеоэлементов на заданных уровнях. Совершенно другой круг обязанностей у гляциологов. Они, как и "ледовики", работают со льдом. Но если первые исследуют лёд морской, то хлеб гляциологов - озёрный и речной.

Они определяют инсоляцию (облучение солнечной радиацией площади ледника), динамику нарастания и таяния льда, траекторию и скорость смещения ледников под влиянием внешних факторов, структуру пресного льда. Отслеживают путь движения ледника до тех пор, пока он не доползёт до берега и не сорвётся вниз, превратившись в айсберг. Далее айсбергом займутся другие специалисты.

Есть, конечно, на станции и люди, специальность которых далека от романтики - повар, доктор, дизелисты, электрики, строители... Они тоже там нужны. И они тоже полярники.

Где-то на окраине станции увидела одиночный ухоженный деревянный крест. Оказалось, полярники поставили памятный знак всем первопроходцам, местом последнего пристанища которых стала Арктика. Вечная им память!

Сегодняшние полярники, имея запас мужества, выдержки, патриотизма продолжают миссию первооткрывателей, каждодневно исследуя Арктику в её бесчисленных ипостасях.

Фото Нина Ковальчук и Андрея Парамзина.

Хатанга - Северная Земля - Хатанга.

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры