Премьера спектакля "Восемь женщин" состоялась в Красноярском музыкальном театре

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

23.11.2023 09:29
0

Читать все комментарии

4189

Красноярский музыкальный театр показал премьеру спектакля "Восемь женщин" в постановке режиссёра из Новосибирска, художественного руководителя Молодёжного драматического "Первого театра" Джеммы Аветисян, которая определила жанр как экспериментальный формат.

Стоит отметить, что написанная в 1958 году французским драматургом Робером Тома пьеса "Восемь женщин", несмотря на то, что не слишком полюбилась самому автору, вызвала интерес у театров и постановщиков, а также у кинематографистов, которые переносили её на экран дважды. Последний раз это сделал маститый режиссёр Франсуа Озон, пригласивший на одну из главных ролей Катрин Денёв. 

Интерес к пьесе понятен, так как текст даёт широкие возможности для разнообразных опытов. Скажем, в Театре Моссовета Евгений Марчелли поставил спектакль с участием настоящих звёзд Ольги Остроумовой, Ольги Кабо, Евгении Крюковой, Екатерины Гусевой в жанре психоделического абсурд-ноктюрна с элементами чёрной комедии. Обращались к данной пьесе Театр Сатиры, Малый театр, коллективы Владимира, Иркутска, Перми, Новосибирска, Краснодара. 

Да и Красноярск от них не отстал. Достаточно, сказать, что выбрал "Восемь любящих женщин" (именно так пьеса называлась в России) в 2006 году для собственного 65-летия заслуженный артист России, тогдашний главный режиссёр театра Юрий Гвоздиков, взявший за основу мюзикл Александра Журбина. Поскольку главные роли женские, а героини должны в течение двух с лишним часов находится на сцене и, что называется, держать зал, то Юрий Иванович тогда задействовал в ролях "главный калибр" -- народную артистку России Тамару Агапову, заслуженную артистку России Галину Кичку, Наталью Горячеву, Марину Малькович, Наталью Ронскую, Наталью Тимофееву.

Джемма Аветисян не стала брать произведение Александра Журбина, да и сам жанр значительно изменила: у неё на сцене не мюзикл, а музыкальная драма, позволяющая актрисам не только петь, но и полноценно проживать свои роли, то есть быть не опереточными героинями, а настоящими драматическими артистками. 

-- Я приняла решение сознательно уйти от знакомого уже всем мюзикла и создать некую свою музыкально-драматическую историю, -- поясняет режиссёр. -- Так как текст изначально создан для драматического театра, сама история, которая рассказывается артистами, очень важна. И зритель должен понять эту историю. Для этого её нужно подать максимально точно и глубоко. Проработать именно драму.

Художник-постановщик из Санкт-Петербурга Екатерина Малинина выстроила довольно ёмкую, но лаконичную сценографию (девять дверей, за центральной из которых находится убиенный хозяин дома), позволяющую героиням то выступать за "своими" дверями как теневые куклы, то выходить на первый план, то исполнять зонги а ля французский шансон под настоящий живой оркестр, изящно работающий на втором плане. И здесь режиссёру здорово помогает её полноценный соавтор, новосибирский художник по свету Вадим Дмитриев, а главный балетмейстер Красноярского музыкального театра Артём Игнатьев отменно выстаивает хореографические номера, которых в спектакле довольно много и без которых, естественно, не было бы спектакля.

Кстати, о зонгах, многие из которых хорошо знакомы слушателям по выступлениям Эдит Пиаф ("Падам, падам"), Мирей Матьё или даже "чужеродного" Хулио Иглесиаса с его "Ностальжи", подбирались не просто так и не самой Джеммой Аветисян, как говорится, авторитарно: ей коллегиально помогали советами все участницы спектакля, которым предстояло это пропеть и прожить, создавая тонкую музыкальную вязь биографии своего персонажа. 

-- Французский шансон пропитан духом кабаре, духом времени, эмоциями, судьбой, неразрешёнными вопросами, любовью и разочарованием, -- поясняет постановщица. -- И эти контексты, которые есть в тексте, остались между строк, но обо всём говорит музыка, создающая некую вертикаль смыслов и эмоций. 

Режиссёр уходит от привычной трактовки пьесы. Музыкальные номера как зонги будут способствовать передаче тех чувств героев, которые невозможно выразить словами. Это полноценная музыкальная драматургия, дающая дополнительные слои смысла. Сценография отсылает к эстетике чёрно-белого кино пятидесятых годов и решена минималистично. Всё это в совокупности со строгими костюмами не отвлечёт зрителей от истории каждого персонажа. Всё сконцентрировано на артисте и его исполнении. Добавлю, что ещё до начала спектакля в фойе появляются французские мимы (ну как тут не вспомнить Марселя Марсо?), вовлекающие под музыку в игру, чтобы создать соответствующее настроение. Затем в ходе действия они время от времени в том или ином виде будут появляться и на сцене.

Итак, в доме происходит трагедия -- отца, мужа и главу семейства, обнаруживают убитым. Выясняя, что к нему не мог попасть посторонний, поскольку за окном пурга, а телефоны отчего-то выключены, женщины приходят к страшному заключению: убийца -- одна из них. И тогда внешняя благопристойность дома рассыпается, из-за каждой двери вырываются свои тайны. 

Полностью детективная интрига в духе Агаты Кристи, когда в одной комнате несколько женщин, имеющих некие связи с Марселем (не Марсо, конечно, а хозяином дома), который находится за одной из дверей... с ножом в спине. Однако его не видно, зато весь свой негатив вываливают в ходе яростных споров тёща, жена, дочери, любовницы, сестра, служанка... Здесь можно по желанию постановщика выстроить и детектив, и пародию на него, а Джемма Аветисян склоняется всё-таки к семейной драме с прекрасно прописанными женскими образами, когда милое женское щебетанье превращается вдруг в злобный клёкот стервятников, готовых заклевать друг друга из-за наследства. И всё это происходит между невероятно красивыми женщинами в роскошной обстановке, которую, впрочем, зритель должен представить сам.

Детективная интрига произведения, заложенная автором пьесы, является, впрочем, лишь формой, которая удерживает зрительское внимание. При помощи этого умного и удобного хода даже самый скептически настроенный зритель, естественно не знакомый с текстом пьесы, будет гадать, кто же стоит за преступлением, и включится в действие. Однако даже если кто-то знает, чем всё закончится, настоящее удовольствие ему доставить наслаждение актёрской игрой лучших представительниц слабого пола театра -- заслуженные артистки РФ Светлана Кольянова (Габи), Валентина Литвина (Бабушка), Светлана Колеватова (Огюстина), заслуженный работник культуры Красноярского края Мария Селивёрстова (Пьеретта), а также Юлия Погодаева (Габи), Наталья Тимофеева (Огюстина), Дарина Концур, Елена Терещенко (Сюзон), Надежда Коваленко, Нина Похабова (Катрин), Наталья Демихова, Татьяна Танких (Шанель). 

Здесь нет второстепенных ролей, поскольку все главные, все почти одновременно находятся на сцене, и за каждой можно следить отдельно (если, конечно, получится?), будь то Бабушка или совсем юная Катрин. Вечные темы взаимопонимания, родственных связей, проблемы недосказанности и разочарования и сегодня звучат насущно и злободневно. В хитросплетении мотивов каждый найдёт линию, которая будет ему знакома, каждый, возможно, увидит себя.

Режиссёр поясняет, что для неё это история о том, что дети несут ответственность за то, что говорят и делают их родители, потому что, когда взрослые, закрывшись на кухне, что-то обсуждают, ребёнок всё равно их слышит. 

-- В нашем материале нет главных и второстепенных ролей, -- говорит Джемма Аветисян, -- потому что, на мой взгляд, там все роли главные. Каждая героиня уникальна. Она имеет свою судьбу, желания, страсти и страхи. Я бы сказала, что здесь восемь серьёзных актёрских ролей и актёрских индивидуальностей. Более молодым артистам будет интересно прокачать новые мышцы своего актёрского аппарата, а более опытным -- найти новые собственные глубины или попробовать себя в каком-то ином характере и ином способе существования. 

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры