В Красноярском драмтеатре имени Пушкина состоялась премьера "Капитанской дочки"

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

12.06.2021 17:15
0

Читать все комментарии

1069

Красноярский драматический театр имени А. С. Пушкина показал приуроченную ко дню рождения великого русского писателя премьеру драмы "Капитанская дочка" в постановке питерского режиссёра Тимура Насирова, известного красноярцам по искромётной тюзовской постановке "Собаки-якудза", а также по "Д'Артаньяну".

Театралы с определённым стажем могут вспомнить, что 24 марта 1998 года ещё набиравший популярность и активно работавший в театрах России ученик Анатолия Эфроса, а ныне педагог Санкт-Петербургской академии театра, музыки и кинематографии, Роман Мархолиа перенёс на красноярскую сцену "Капитанскую дочку". И это также был "датский" спектакль, приуроченный к 200-летию со дня рождения поэта. Тем более, что красноярский драматический носит имя Пушкина, а ничего похожего в репертуаре театра не значилось.

Трактовка "русского бунта" в видении Романа Мархолиа выстраивалась в расчёте на то, что зрители вполне знакомы с содержанием "Капитанской дочки", а значит, никаких особых пояснений не требуется - идёт исключительно кинематографическая картинка.

Из тогдашнего состава в нынешний перешли Заслуженный артист РФ Эдуард Михненков, играющий отца Петруши Гринёва (Иван Кривушин) и едва ли не весь спектакль находящийся на сцене в качестве взволнованного наблюдателя (в старой версии он был губернатором Иваном Карловичем, которого теперь играет Заслуженный артист России Андрей Киндяков, выросший из "штанишек" Гринёва-младшего). В роли негодяя Швабрина Заслуженного артиста РФ Александра Истратькова (ещё не поседевшего) сменил Дмитрий Корявин, бывший в старой версии одним из пугачёвцев.

И здесь попадание, что называется, в десятку, поскольку актёр, игравший нечто отрицательное, скажем, в "Трамвае "Желание", а больше настроенный на роли героев-любовников, показал Швабрина настольно ярко и выпукло, что за молчащим, но живущим своими мрачными страстями персонажем любопытно наблюдать. Что, согласитесь, высший пилотаж актёрского мастерства - сыграть своего героя без слов.

Как, скажем, это делает блистательный Иван Янюк, проводящий своего персонажа, урядника Максимыча, от откровенного комизма до трагедии. Пик всего этого действа, когда на фоне устраивающих "заседание штаба" по обороне руководителей Белогорской крепости, урядник молча, сосредоточенно, неистово занимается... натуральным бритьём головы и лица опасной бритвой. И, не привлекая внимания, слушает. А потом, закончив косметические процедуры и проходя мимо коменданта Ивана Кузьмича Миронова (Борис Плоских), с ненавистью цедит в его сторону: "Вот ужо погоди, крепостная крыса..." И ненависть эта низвергается вскорости из-под купола сцены в финале первого действия в виде летящих и втыкающихся в помост крестьянских вил...

Хорош идущий вторым планом, но привлекающий обязательное зрительское внимание огромный, но нежный душой, заботливый слуга Савельич (Георгий Дмитриев), впечатляюще играющий на этой разности жёсткого и нежного.

- Что такое "Капитанская дочка"? - размышляет Тимур Насиров.- Это инструкция, как себя вести, если ты попал в стихию. Пугачёвский бунт - это стихия. Это война подспудного, дикого с правильным и логичным. И Петруша Гринёв оказывается только щепкой в море.

Наверное, неслучайно словно эпиграф к тому, что будет происходить далее, звучат стихотворные строки из "Бесов" А. С. Пушкина, которые будто бы сочинил старый Пётр Андреевич Гринёв: "Мчатся тучи, вьются тучи; Невидимкою луна Освещает снег летучий; Мутно небо, ночь мутна".

Неслучайно, потому что через весь спектакль рефреном пройдёт "стихия" - и "снег летучий", и сбивающий каждого с ног ветер, и, естественно, заявленные в названии стихотворения бесы, коих по ходу действия в этом клубящемся кровавом месиве пугачёвского бунта будет превеликое множество.

- "Береги честь смолоду" - эпиграф повести? - говорит Тимур Станиславович.- Честь - то, что предписано, навязано. Совесть - то, что выбираешь сам, чем руководствуешься. Долг выше морали, поэтому Пётр Гринёв не может не воевать с Пугачёвым, хотя тот спас его и Машу Миронову. Мораль можно уговорить. Долг нельзя. Гринёв не рассуждает. Он интеллектом не блещет, и это прекрасно. Интеллект всегда подсказывает оправдания. А Гринёв их не ищет. Он делает то, чему научили и что должно.

В центре, конечно же, Емелька Пугачёв (Заслуженный артист России, лауреат национальной премии "Золотая маска" Александр Хряков), который в первом действии мелькает пару раз (даже почему-то тянет верёвку в эпизоде отъезда Гринёва-младшего), а вот во втором предстаёт во всей своей "императорской" красе.

Появляется он в метельной встрече с едущим к новому месту службы Петрушей Гринёвым в каком-то засаленном зипуне, больше похожем на зэковскую телогрейку. Да и сам он в актёрском исполнении больше напоминает уголовника, а не харизматичного атамана, каковым, к примеру, был когда-то Яков Алленов. У него даже классической, обязательной бороды нет. С приходом Пугачёва к власти всё меняется - и летят головы непокорных, и примыкают к нему те, кто, как он понимает, в скором времени его же и предадут.

Дав своей постановке жанровое определение "сцены из повести", Тимур Насиров между тем, играя на сцене в первом действии, откровенно хулиганя и веселясь, помнит, что работает с классическим произведением, и делает это бережно, создавая собственную сценическую редакцию, но не своевольничая с текстом, постоянно напоминая зрителям название глав "Капитанской дочки".

Вместе с Никитой Сазоновым он выстраивает простую, но вместе с тем сложную сценографию, в которой центральное место занимает огромный, во всю площадку, деревянный помост, на котором появляются места действия.

Бережно воссоздаёт атмосферу конца XVIII века Заслуженный работник культуры России Елена Турчанинова - здесь нет вольностей, как, скажем, в увиденном мной не так давно на "Культуре" спектакле Российского молодёжного театра "Горе от ума".

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры