Прислать новость

Мнения

Имя гордое - хлебороб

0

Читать все комментарии

178

Когда смотришь старые советские фильмы на сельскую тематику, невольно обращаешь внимание на тот факт, что во время уборочной страды на поля выходил и стар и млад.

Мужчины работали на комбайнах, тракторах и жнейках, женщины вязали снопы, которые затем отправлялись на зерноток для молотьбы, а пацаны на конных волокушах убирали солому в стожки. Дома оставались только дряхлые старики да малые дети. Крестьянский труд был очень тяжёлым, но на работу и с работы селяне шли или ехали с песнями.

Но главное - труд хлеборобов в то время был самым уважаемым в государстве, и на селе, и в городе. О крестьянах и хлебе слагали песни, писали книги. А на газетных страницах во время уборочной страды они были главными героями очерков и репортажей.

Наше поколение ещё захватило те времена, когда государство не жалело золота и серебра на награды прославленным людям села. Во время различных районных совещаний глазам было больно от блеска многочисленных орденов и медалей на лацканах праздничных костюмов крестьян.

Так было везде, но больше всех прославилось на весь большой Союз канское село Бражное, где 22 хлеборобам было присвоено высокое звание Героев Социалистического Труда. Про простых орденоносцев и говорить нечего: в колхозе "Заветы Ильича" счёт шёл на многие десятки человек.

Старожилы мне рассказывали, что для прославленных хлеборобов в местном клубе отвели специальные места, прибив к креслам именные таблички, чтобы какие-нибудь зеваки случайно их не заняли.

А как в советское время заботились о людях сельского труда? Это хорошо видно на примере некогда прославленного Большеуринского совхоза Канского района. Когда директором этого хозяйства назначили Анатолия Ярошенко, деревня представляла собой удручающий вид, поскольку она до этого было всего-навсего отделением другого совхоза.

Буквально за пару десятилетий Анатолий Иванович построил здесь настоящий агрогородок с прекрасным Домом культуры, где организовали картинную галерею - с портретами лучших работников хозяйства, музей. Появились торговый центр, двухэтажная контора. А жили многие селяне в двухуровневых благоустроенных домах.

И такое отношение к своим кормильцам было в большинстве центральных усадеб края. А в Рыбинском районе асфальтированные дороги дошли даже до самого отдалённого отделения, самой тупиковой деревни. Но и это ещё было не всё.

Со временем, когда в село пришла современная техника, много людей на жатве уже не требовалось. И чем производительнее становились машины, тем меньше народу было задействовано на уборке урожая. Здесь уже не до женского труда, а про труд детский вообще давно забыли.

Но и тогда жатву всё равно называли не иначе как битвой за урожай. В этом был свой резон, ведь Сибирь - не Кубань, бывали годы, когда первый снег накрывал хлеб белым саваном уже в середине сентября и больше не таял.

Не случайно многие руководители хозяйств в те годы возили с собой в машине ящик водки и добрые куски отварного мяса. Когда механизаторам уже становилось невмоготу от тяжёлого труда, директор наливал им по стакану, давал хорошо закусить и Христом Богом просил поработать ещё несколько часов, иначе хлеб останется до весны в поле.

И только ли такие неординарные методы управления применяли на жатве? Мне рассказывали, как первый секретарь РК КПСС вызвал к себе начальника местной ГАИ и прямо с порога заявил, что по решению райкома на уборку привлечены те комбайнёры, водители и трактористы, которые были лишены водительских прав за различные нарушения.

И не дай бог, говорил он, какой-нибудь гаишник осмелится остановить такого механизатора и уж тем более - отстранить его от работы. В отношения этого сотрудника будут приняты самые жёсткие меры наказания.

Начальник Госавтоинспекции вернулся в свой кабинет и тут же набрал номер телефона своего краевого руководителя, чтобы пожаловаться на самоуправство местных властей. В ответ услышал короткое молчание, затем полковник сказал: "Делай так, как тебе велено. Это жатва, а не игра в бирюльки".

В советские времена считалось: хлеб - всему голова, а хлеборобы после космонавтов - самые уважаемые в стране люди.

Вроде бы полное самоуправство, но нужно помнить, что в советские времена считалось: хлеб - всему голова, а хлеборобы после космонавтов - самые уважаемые в стране люди.

Во время уборки урожая шло огромное передвижение людей и техники. Это сильные помогали убирать хлеб слабым. И не было случая, чтобы кто-то остановил зерноуборочные комбайны на дорогах. Наоборот, машины ГАИ сопровождали такие колонны.

Сейчас картина совершенно иная. С переводом сельского хозяйства на частную основу о хлеборобах в родном государстве попросту забыли. Один мой знакомый недавно рассказывал: его товарищ целый месяц не может получить разрешение в ГИБДД, чтобы перегнать зерноуборочный комбайн от места покупки до родного села.

А про постоянные штрафы, выписываемые водителям за якобы перегруз их автомобилей зерном, уже писать и говорить надоело. Каждый год краевые власти договариваются с правоохранительными органами не трогать машины с хлебом, но обязательно в каком-нибудь районе найдётся ретивый служака, которому глубоко наплевать на такую договорённость.

Я уже не говорю о том, что вокруг сёл и деревень постоянно крутятся целые сонмы проверяющих и контролирующих, главной задачей которых является не помощь крестьянам, а наказание их рублём за малейшую провинность.

Но самый вопиющий случай по отношению к хлеборобу произошёл в Саянском районе с десяток лет назад. Тогда на границе с Рыбинским районом саянская милиция поставила стационарный пост ГАИ. А в соседней деревне Калиновке проживал ныне покойный Герой Социалистического Труда Николай Курченков.

Была у заслуженного человека машина "Волга", на которой он по делам выезжал в райцентр или в Красноярск. И каждый раз гаишники его останавливали и донимали различными вопросами.

Однажды Николай Трофимович не выдержал и заметил молодому сержанту, что он Герой Соцтруда и потому требует к себе более обходительного отношения. На что служака презрительно бросил: дескать, купи, дед, себе кобылу и прицепи звезду Героя на хомут, может быть, тогда они его останавливать и не будут.

Всю ночь не спал от обиды заслуженный крестьянин, который на тракторе Т-4 мог запросто вспахать за сезон до двух тысяч гектаров зяби, плюс бесплатно все огороды у земляков. А наутро поехал он в Агинское к главе района - ныне тоже покойному Николаю Терскову.

Сдерживая слёзы, рассказал о своей обиде. В ответ услышал, что время сейчас такое - паскудное, поэтому надо терпеть, может быть, с годами всё и образуется.

Прав оказался Николай Яковлевич. Действительно, сейчас такой открытой наглости к заслуженным селянам нет. Но нет и былого почитания к хлеборобской профессии. На мой взгляд, в первую очередь потому, что в нынешние времена уборка урожая для абсолютного большинства жителей края и страны - понятие более чем абстрактное.

Люди привыкли, что в магазинах есть хлеб самых разных сортов, и уверены: так будет всегда. А какой ценой достаётся эта краюха, сколько пота и слёз прольют селяне, чтобы она появилась на полках,- до этого им никакого дела нет. У всех свои заботы, свои радости и огорчения.

А между тем в нашем крае началась очередная уборка урожая. Уже обмолочено более 20 тысяч гектаров зерновых культур. Первые результаты радуют наших хлеборобов - с каждого гектара получено более 23 центнеров зерна, а в передовых хозяйствах - ещё больше. Если погода в сентябре не подведёт крестьян, край опять станет лидером по урожайности в Сибирском федеральном округе.

Поэтому, когда за завтраком, обедом или ужином возьмёте в руки кусочек хлеба, вспомните, пожалуйста, и о тех людях, которые в эти дни и недели будут сутками находиться в поле, чтобы убрать вовремя и без потерь самое ценное, что есть во всём мире,- хлеб. Вспомните и в душе скажите им спасибо за их нелёгкий, но очень ответственный труд, который обязательно должен быть почётным.

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры

Самое читаемое