"Живым остаться даже нисколько не предполагаю"

Письма сибиряка Прокопия Васильевича Терскова

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

19.06.2020 09:06
0

Читать все комментарии

256

"Написал сам не знаю чего"

Отрывок из письма.

Затем, Таня, мы сейчас помылись в бане, время сейчас 8 часов в городе Челябинске. Письмо, наверное, успею положить здесь.

Затем, Таня, передайте от меня привет Папаше, зятю Васе, сестре Сине, Лёне. Писем, наверное, от вас я долго теперь не получу. Всего я от вас получил, Таня, 2 письма и больше ни от кого. Храню эти письма в кармане и все их читаю и пойду с ними в бой.

Писать, милая Таня, кончаю, итак написал сам не знаю чего. Передай, Таня, от меня привет всем соседям и всем родным и знакомым. Затем, милая жена и Тася и милые дети остаюсь жив, здоров, одет хорошо, кормят очень хорошо.

Ну, милые, пока до свидания. Желаю вам быть живыми и здоровыми.

Ваш муж и папка.

"Сама не плачь, ребят не внушай"

7 августа 1941 г.

Из поезда. Добрый день. Счастливая минута. Здравствуйте дорогие, многоуважаемые, дорогая и милая жена Таня, милые дети Лёня, Шура, Витя и доченька Галя, своячница Тася. Шлю я вам свой сердечный привет с горячим и большим поцелуем

Дорогие, милые спешу сообщить, что я на сегодняшний день жив и здоров, затем и вам желаю - всего дороже быть здоровыми. Затем сообщаю я вам, что это письмо пишу еще в вагоне, но писать очень неловко, потому что все сидимши, то есть при полной боевой готовности все на плечах поэтому писать очень неловко, но нет у меня терпения, чтобы не сообщить вам условия нашей жизни.

Ну, милая Таня и милые дети, это письмо для вас печаль и слезы, но я прошу вас не плачьте и не горюйте, чему быть, тому не миновать, еще раз прошу, милая Таня, сама не плачь, ребят не внушай. Этим ничего, Таня, не поможете.

Милая моя жена, дорогая Танечка, милые дети и Тася, не выносит мое сердце, жаль мне вас, плохо вам жить без меня. В части хлеба, придет зима из-за дров я обращаюсь и прошу дорогой Тесть, Папаша, по силе возможности помоги моему семейству во время зимы. Милая Таня, корова в добром здравии доходит до холода, заколите или продайте, если не сменяете.

Милая Таня, из лагеря и с дороги я вам писал много писем, но не знаю сколько вы получили и последнее послал по приезду на фронт, 9 числа. Если все получили, то обижаться на меня не должны из-за писем. Милая Таня, еще раз прошу вас, моей одежды не жалей, хотя ее и нет, но как пальто, катанки вобчем чего возьмут, то и дай на хлеб, кушайте пока будет возможность, если я буду жив, то вперед как-нибудь.

Милая Таня, береги свое здоровье, в работе не изнуряй себя сильно. Привет от меня всем соседям, моим друзьям и знакомым. Пишите, милая жена Таня, если тебе некогда, проси Тасю и я прошу, Тася, пиши мне и брату одно письмо. 2-3 письма если будем живы, возможно, и получим.

С 9 числа утром по 14-е находились на задней линии огня, по нам доставала только артиллерия и с воздуха бомбили самолеты то есть спущали на нас бомбы и строчили с пулеметов, но это тоже спокоя нам не давало потому что в день раз 5-6, начинают насвету и даже ночью.

Затем с 14 по 18-е здесь были ожесточенные бои, опасность угрожала сильно нашим войскам. Нашим войскам пришлось с правого берега реки Днепр отойти на левый берег. Правый берег занял немец, но сейчас еще больше нам трудности. Это может сегодняшней ночью быть. А не сегодняшней, то завтрашней обязательно, мы должны обратно делать наступление, но если зять Вася дома, то он пояснит вам, он это представляет. Какие трудности через реку отступить и наступать. Здесь наверное будет заключаться наша жизнь, или жить, или нет...

Ну, милая моя жена Танечка и милые мои дети, Тася и зять Вася, сестра Сина, сильно не печальтесь, чего написано народу, тому не миновать, идти мы должны смело и гордо в бой.

Ну, затем, Таня, передайте привет Папаше, если есть адрес от Пети и Паши, то пишите им от меня сердечный привет. Затем, если дома, Васе и сестре Сине, племяннику Лёне, низкий и сердечный привет. Затем привет соседу, Пете и Зине и их детям, Александру Абрамовым семейству Косенкину, Ефимову семействам.

Затем дорогая милая Таня и милые дети, своячница Тася, зять Вася, сестра Сина всем вам желаю в добром здравии прочитать мое письмо. Всем вам привет от Фёдора Ивановича Ростовцева. А от меня привет Агане, дедушке, бабушке и всем ребятам. Таня живите дружно с Аганей, мы с Федей пока живы, будем вместе.

Остаюсь жив, здоров,

ваш муж, папка П. В. Т. (Прокопий Васильевич Терсков).

"Находимся в полном военном положении"

Отрывок из письма.

Терсковой Татьяне Меркурьевне. Добрый день, здравствуйте дорогие и многоуважаемые жена Таня и дорогие дети и своячница Тася. С дорогим и горячим приветом к вам ваш муж и папка.

Спешу сообщить я вам, что пока жив и здоров, а затем чего и вам желаю всем, мои, быть здоровыми. Затем сообщаю я вам, что мы находимся в полном военном положении, подъезжаем к фронту, ну возможно завтра или послезавтра будем совсем близко. Здесь уже в каждой деревне окна позамазаны, чтобы во время ночи не было света.

Ну, дорогая Таня и дорогие дети, выпустят с поезда, перед походом в бои возможно напишу вам письмо. Ну смотрите по Фединому письму он описал подробно все города где ехали и где сейчас находимся. Затем привет Васе и Аксинье и Лёне. Затем, моя дорогая, милая семья до свидания, остаюсь жив и здоров ваш муж и Папка.

Терсков П. В.

"Придется и оставить жизнь в далеких краях"

Отрывок из письма.

Конечно я, милая Таня, этого не желаю, но все же и надеяться нельзя, быть может, что придется и оставить жизнь в далеких краях. Ну, дорогая и милая жена Таня, еще раз прошу до время не горюй и не печалься.

Затем, дорогой сын Лёня, прошу тебя, как старшего сына, слушать мать, как никогда, потому Лёня, что матери заботы и горя хватает, учиться если придется, то старайся, как лучше. С хулиганами, Лёня, не связывайся, больше слушай мать и добрых людей, что мать заставляет делать - сделай вдвойне и скажи, что я мама сделал.

И Шуру приучай, и ты, Шура, также слушай маму. Ну, Витя, этот еще мал. А доченька Галечка, ты дорогая маленько вольненькая, но, Галечка, надо слушать маму и Тасю, пойти играть спрашивай доченька маму или Тасю. Живите дружно, не ругайтесь, не ссорьтесь, еще раз говорю детям, слушайте маму.

"Чего будет, тому не миновать"

Отрывок из письма.

10 августа 1941 г.

Затем писать милая Таня и милые дети времени нет, передайте привет зятю Васе, сестре Сине, племяннику Лене и пишите Пете если есть его адрес, но, наверное, нет, сам по себе думаю. Привет Папаше и Паше, всем моим друзьям и товарищам, затем писать кончаю.

Милая Таня и дети. Привет Агаше и всему семейству, а от Феди вам. Затем обо мне не печальтесь, чего будет, тому не миновать. Затем до свидания милые и дорогие.

Писал ваш муж и папка П. В. Терсков.

"Обо мне сильно не печальтесь"

Письмо из песчаного окопа. Добрый день, счастливая минута, здравствуйте дорогие и милые, мое семейство. Во-первых спешу сообщить я вам, что в настоящую минуту жив, здоров, затем и вам желаю всего дороже быть живыми, здоровыми.

Милая и дорогая моя жена Таня, шлю я тебе низкий и сердечный привет и крепко тебя целую. Милые дети, сыновья Ленечка, Шурик и Витенька шлю вам сердечный привет и крепко вас целую. Дорогая доченька Галечка, шлю я тебе милая привет и крепко милая тебя целую.

Милая Таня, горя у тебя сейчас очень много, много потому что сама горем убита, и брат Петя я знаю давно на фронте и, наверное, Пашу тоже взяли, отец стар и нездоров. Ну, милая, сильно не печалься. Может из трех кто-нибудь останется жив, все же тебя не должны забыть.

Затем, милая моя жена Танечка и милые дети сообщу я вам, хотя по приезду на фронтовую полосу письмо я вам писал, описал всю дорогу полностью все почти города и писал несколько писем с дороги, если все мои письма доходят, то вам, наверное, не хватает даже времени их прочитать.

Моя милая Таня, получил от вас 2 письма и все их читаю и храню в такой бумаге, которая не промокает. Ну, милая Таня, я на вас не подумайте, что обижаюсь. Вы, наверное, в Бердск писали и считаю, что Вася, наверное, писал, но раз я уехал, пропали эти письма. Ну может, если буду жив, то сейчас дождусь от вас.

Ну, дорогие и милые сообщаю вам, что на фронтовую линию приехали 9 августа утром, ну хотя я вам сообщал, но еще сообщу, что до города Харькова ехали очень скоро, когда приехали к Харькову темно, то немец бомбил, хотя не по нам, но близко от Харькова.

Ехали до Полтавы тихо. А от Полтавы до линии фронта 150 к-в примерно будет и ехали почти сутки, тогда как от Новосибирска за сутки проезжали 1000 к-в и приехали на поезде к самому фронту, то есть высадились с поезда в трех километрах от реки Днепр, по течению на левом берегу.

Милая дорогая Таня и Тася и деточки привет всем вам от Федора Ивановича. А от меня передайте привет Агане с детьми, их старикам. Нас знакомых осталось четверо, мы с Федей, Кокарев, Черкасов Михаил и анашенский Песегов Андрей. Сидим, у всех окопы подряд, все живы пока, но дальше не знаем как придется.

Затем милая и дорогая Танечка и милые дети передайте от меня привет папаше и пишите моим родителям. Затем писать кончаю. Передайте привет от меня дорогому зятю Васе и сестре Сине и Ленечке. Я им, если будет возможно, то напишу письмо.

Затем, миля моя жена Танечка, милые деточки и Тася, обо мне сильно не печальтесь, чего уж будет, ничего не поделаешь. Ну, милые, до свидания, писал ваш муж и папки и зять П. В. Терсков.

18/VIII-41г.

Мой адрес: 168 полевая почта, 139 стрелковый полк, 2 батальон, 5 рота. Т. П. В.

Милые дети, слушайте маму, Тасю. Ох, Танечка, жаль вас. Пока не забывайте меня.

(Письмо находится в музее археологии п. Подгорный).

"Раненых везут эшелон за эшелоном"

19 - 20 августа 1941 г.

Добрый день. Счастливая минута. Здравствуйте дорогие и милые, милая моя жена Таня, милые дети Лёня, Шура, Витя и доченька Галечка и своячница Тася. С дорогим и горячим приветом и крепким поцелуем к вам ваш муж и папка, и зять П. В. Т. (Прокопий Васильевич Терсков).

Сущность этого моего письма против вчерашнего почти жизни нашей не меняет только то, что вчера мы не знали какой день и число, поэтому читайте вчерашнее письмо, писанным за 19 число, а в нем 18-е.

Затем, сегодня на заре с передовой линии огня отошли мы метров 200 в зад малость отдохнуть и умыться. Второе письмо из песчаного окопа, не подумайте, что из одного их в день иногда много выходит. Ну вчерашний день всёж просидели до сегодняшнего утра, не так сильно опасно сегодня.

Я пишу вам письмо, не смотря на то, что вчера отправил вам письмо и Васе. Пишу сегодня потому что есть маленькое изменение, но оно не существенное. Пишу потому что, те письма вчера отослали до почты просто с рядовым бойцом. А потому сегодня есть время пока пишу второе вам письмо, это невредно. Может хотя бы из двух одно дойдет.

Ну наш путь следования пропишу города не все, а основные, вы смотрите по карте, где ехали и где сейчас. Следующие города: Новосибирск, Омск, Петропавловск, Курган, Челябинск, Златоуст, Уфа, Куйбышев, Сызрань, Кузнецк, Пенза, Харьков.

Ну здесь я сообщу. К Харькову подъехали мы, темно. На окраине города стоял наш эшелон и мы только успели выйти из столовой, то в городе загудели тревожные гудки, после чего показались 4-е вражеских самолета и спустили небольшое количество бомб, но быстро огнем наших зенитных артиллерий были отбиты вражеские самолеты.

Затем сейчас подъезжаем к городу Полтава. Это песня "во Полтаве я родился", у нас пели. Ну здесь едем очень тихо. То есть вот-вот с вагонов вылезем, потому что фронт недалеко, пойдем, наверное, пешком.

Ну, дорогая, милая Таня и милые дети я вам предлагаю дружнее быть друг с другом, уважать самое главное. Это в жизни, милая Таня, я писал вам в прошлых письмах. Не жалей моего, то есть вовремя осени используй все на хлеб. Если буду жив, то это все нажитое. Запаси, Таня, хотя на зиму хлеба.

Ну, милая Таня, я пишу вам как все есть, ну вы всёж сами себя не волнуйте, война очень и очень опасная, в некоторых направлениях противник применяет газы даже! Раненых везут на встречу нам эшелон за эшелоном, все с руками, ногами. Ну вам не секрет почему только с руками, с ногами, с головой и грудью известно где остаются.

Ну, дорогая и милая жена Таня и милые дети живите как вам возможно, обо мне не печальтесь, быть может буду жив, ну если потребуется жизнь моя здесь, то ничего не поделаешь не один я, а много нас.

Жаль мне вас, Таня, трудно вам с малыми детьми одной.

Затем пропишу эту местность, смотрите на карте, где мы есть. Мы по течению сейчас на левом берегу, а на правом, напротив нас село, где родился и жил и здесь против нас музей и около музея его памятник. Это поэт, писатель Тарас Шевченко.

Это все будет на правом берегу Днепра. От его родного села начинается город, это выше по течению город _________ (стёрто), еще выше город _______ (стёрто) и по той же стороне будет Киев. Расстояние от нас до Киева точно мы не знаем, но примерно говорят километров 130-140.

Милая Таня, еще раз пишу тебе, моих монаток не жалей, хотя их и нет, но как пальто, новые катанки, в общем, чего можно отдай на хлеб, оставь мне пока одну фуфайку, да рубаху с брюками и хватит. Доху сможешь тоже отдай, сколько сможешь взять, столько и ладно. Хлеба на зиму запаси, кушайте пока есть возможность достать хлеба, дальше будет видно. А я если буду жив, то, ноги ходят, как-нибудь проживем, это все нажитое.

...Ну написал я, что вам хватит читать на полдня. Но это все для вас знать нужно. И для меня все же вчерашний день и сегодняшний, хотя все время вокруг снаряды рвутся, но мы сидим в окопах, только уж если падают рядом с окопом или в окоп, конечно, жизни не будет, ну всеж пока остаюсь на сию минуту жив и здоров.

Милая Таня и Тася с получением этого письма напишите мне, пропишите как живете, пропишите кого взяли из друзей и знакомых и много ли взяли после нас. Может и придется мне получить, может взяли и Васю, то если есть адрес, то его, и Пети, и Пашин, напишите мне.

Ну затем, милая моя жена Танечка и милые дети, Тася поцеловал бы я вас по несколько раз, но далеко от вас. Милая Таня, видел во сне тебя, хотя спал почти сидя. Вечер. Пришла ко мне, просто сюда, на фронт, и только помню, что крепко с тобой поцеловались.

Ну, милая, до свидания. Писал известный вам ваш П. В. Т.

"Вперед смерти помирать не будем"

Письмо родителям.

22 августа 1941 г.

Письмо из песчаного окопа от вашего сына, брата и крестного. Добрый день, счастливая минута. Здравствуйте, многоуважаемые Папаша и Мамаша, крестница Женя, брат Гоша, с дорогим и горячим приветом к вам П. В. (Прокопий Васильевич).

Во-первых спешу сообщить вам, что я пока жив и здоров. А затем чего и вам желаю, всего дороже быть здоровым. Ну, дорогие мои родители, меня все не брали на службу, это вам не секрет. Как какой набор на всеобуч меня всегда вызывали, но как только спросят "кто есть раскулаченный", я конечно никогда не скрывал, что вы высланы, всегда говорил, что у меня родители высланы.

В настоящее время стали брать всех без исключения. И вот 24 июня взяли меня по мобилизации. Конечно, я уже сообщал вам, то есть писал 2 письма из лагеря Бердска и одно писал с дороги, не знаю получили вы или нет, об этом сообщите.

Дорогие родители, крестница Женя, служить в настоящее время очень трудно, потому что война такая, что небывалая техника. Живым остаться даже нисколько не предполагаю.

Затем, дорогие, сообщу вам, прибыли мы на фронт 9 августа, вплоть к фронту подъехали на поезде до реки Днепр 3 км. А за рекой, на таком же расстоянии были бои, то есть мы по течению на левой стороне. А бои шли на правой стороне по течению и мы до 14 числа все были на задней линии, конечно, опасность тоже угрожала, потому что немецкие самолеты очень часто спускали снаряды. А также с пулеметов, с воздуха строчила дальнебойная артиллерия тоже не умолкает, в общем голову из окопа не поднимали.

Но с 14-е на 15-е нас вывели на передовую линию, здесь включительно с 15-е по 18-е, были ожесточенные бои здесь, дрожала беспрерывно вся земля и восемнадцатого пришлось нашим войскам сделать отход с правого берега на левый по течению Днепра. Сейчас мы находимся на левом берегу Днепра. А правый берег сейчас занимает немец с 19 числа с утра.

Наступающих боев на нашем направлении нет, только с обеих сторон бьёт артиллерия, пушки, минометы, но изредка с воздуха бомбы летят, в общем сидим в окопах, в десяти метрах от воды, но воды пить нету, только можно взять в темную ночь.

Затем пропишу вам Папаша и Мамаша, Крестница местность где мы есть. Смотри, крестница, по карте, эту реку, она должна быть обозначена и города. Описываю правый берег реки Днепр, в окурат против нас деревня, где родился поэт, писатель Тарас Шевченко и от деревни вверх по берегу город ______ (замазано) и он уже от нас наискося повыше, дальше по тому же берегу города Ртищев, Трепоще и Киев. Вот, Крестница, наперво ищи Киев. А тогда вниз по тому же берегу возможно есть и эти города.

Ну дорогие родители, Папаша и Мамаша, милая крестница, трудности сейчас перед нами очень большие, и если ни сегодняшнюю ночь, то завтра обязательно мы должны видимо наступать обратно на правый берег. Река Днепр нисколько не меньше Енисея. Здесь, не знаю, где кончится наша жизнь на воде или на суше живым остаться вряд ли придется, ну ничего не поделаешь, чему быть, тому не миновать, вперед смерти помирать не будем.

В эти дни отправил домой письма своему семейству и Васе, но Васи, наверное, тоже дома нет. Но будет читать сестра Сина с Лёней. Писем я от них не получал, только моя жена Таня успела 2 письма написала, это еще когда я был в лагере, но я на них, как на жену и зятя и сестру не обижаюсь, потому что я не на одном месте, может и писали много, но не захватили меня.

Затем, если есть, кто Анашенские с вами или вообще знакомые, передавайте от меня привет, затем с получением сего письма пишите мне письмо, а может я и поимею счастье получить.

Конечно, жизнь моя заключается не только в часах и минутах, но оставаться пожизненно не хочется, жить хочется, а тем более семейство мое, малые дети. Папаша и Мамаша и тем более милая крестница, жаль мне вас всех, аж сердце мое не выносит. Пишите мне письма, моему семейству. Шурин Петя давно, вперед меня на фронте. А про Пашу не знаю, наверное, тоже уже взят. У них горя много сейчас, вы их развлекайте.

Ну затем писать кончаю, дорогие многоуважаемые родители Папаша и Мамаша, милая крестница Женя, брат Гоша. Пожелаю вам доброго здоровья. А вы мне пожелайте вернуться на родину. Затем до свидания. Остаюсь жив, здоров.

П. В. Т. (Прокопий Васильевич Терсков).

Мой адрес 168 полевая почта 139-й с.п., 2-й Батальон, 5-я рота.

"Однако не придется нам быть дома"

Письмо без даты (примерно 23 августа).

Добрый день, счастливая минута. Здравствуйте милая моя жена Танечка, милые дети Лёнечка, Шурик, Витенька, милая моя Галечка, своячницаТася. С дорогим и горячим приветом к вам муж, папка и зять.

Спешу сообщить, что я пока жив и пока здоров, чего и вам, милые, желаю, быть здоровыми. Привет от меня Папаше, Пете, Паше, зятю Васе, сестре Сине, племяннику Лёнечке.

Сообщаю, что я вам после ожесточенных боев послал 4 письма, то есть 19-го 2 письма, одно вам Танечка и Васе одно, в них число 18, но считайте 19 мы писали примерно, числа не знали. За 20-е опять вам, Тасе за 21-е, Васе и 22-е родителям, вот сколько писем написал в них все подробно.

Подряд 4 окопа, четырех друзей Терскова, Ростовцева, Колегова и Черкасова, ставши на ноги, навалившись на стены окопов рассуждаем, однако не придется нам быть дома. Ну, может из четырех хотя один без руки или ноги и придет. Ну что ж пусчай, рвутся снаряды давече будем писать письма. Что ж у Феди порвало рукав шинелки в трех местах...

Милое мое семейство, не печальтесь, не волнуйтесь чему быть, тому не миновать. Нас первые дни ожесточенных боев включительно с 15 до утра 19 трясло ужасно, сердце и у живых замирало, но сейчас малость привыкли.

"Посылаю вам на семечки пять рублей"

24 августа 1941 г.

Письмо с поля боя. Добрый день, счастливая, радостная минута. Здравствуйте дорогая и милая моя жена Танечка, милые мои дети Лёнечка, Шурик, Витенька и моя доченька Галечка, своячница Тася. С дорогим и горячим приветом и крепким поцелуем к вам ваш муж, папка и зять.

Ну, дорогие мои, спешу сообщить вам, что я в настоящее время пока жив и здоров. А затем, милые, чего и вам желаю, самое главное быть здоровыми. Милая жена Таня, сообщаю вам, что находимся на передовой линии, все время, но с 19 августа на нашем направлении ничего существенного не происходит, только идет артиллерийская перестрелка, ну изредка потрескивают пулеметы.

Ну, затем, я уже вам сообщал, отсюда писал вам, Танечка, 3 письма, и зятю Васе 2 письма. Это письмо пишу вам четвертое с этого направления, ну стоим мы на левом берегу Днепра реки, а на правом по течению занимает немец. Ну наступления на нас немец не делает, видимо силы его ослабели... Ну, мы видимо если не сегодняшней ночью, то возможно завтрашней должны форсировать реку, то есть делать наступление и занять правый берег, это наша задача и мы должны её выполнить...

Ну, дорогая и милая Таня, в тех письмах я давал вам много предложений, с коровой делай, как сможешь, на хлеб. Таня, к зиме продай, если купят доху, пальто и вообще из моих монаток, что можно, то и отдай на хлеб. В части дров, просите папашу, за лошадью обращайся к Василию Прокопьевичу Трубачеву. Передайте ему от меня привет, и Колегову А. с семейством.

Затем, милая моя жена Танечка, хотя плохо сплю, но часто вижу тебя во сне. Ну, Таня, если вы где на работе устроились, то все же береги свое здоровье. В работе себя не изнуряй. Ну милые, для всех вас в этом письме посылаю вам в гостинцы на семечки пять рублей. Разделите или если получите купите семечек и поделите поровну все и дайте племяннику Лёне, любите Витю и Галечку. Нам деньги сейчас не нужны.

Ну, милые, дорогие сегодня исполнилось 2 месяца как мы ушли из своих квартир, сегодня по-домашнему выходной видимо, но у нас нет. Ну, питание у нас не важно, но, конечно, не потому, что жалеют нас кормить, а потому что стоим на передовой, а поэтому невозможно к нам подвозить.

Ну, милая моя Танечка, милые мои дети и Тася заочно крепко вас милые целую, милая моя жена Танечка и деточки меня пока не забывайте, пишите письмо, может и поимею такое счастье получить письмо от вас...

Привет всем вам от Феди, а от меня Агане со всем семейством. Милая Таня, дети, Тася до свидания, ваш муж папка и зять П. Терсков.

"Вот-вот пойдем на переднюю линию огня"

27 августа 1941 г.

Добрый день. Здравствуйте многоуважаемая милая жена Таня, милые дети, своячница Тася с дорогим и горячим приветом к вам, ваш муж и папка и зять.

Во-первых спешу сообщить я вам, что в настоящий час нахожусь жив и здоров, затем сообщаю я вам что со вчерашнего утра находимся не на линии передового огня, но все ж все время под воздушной бомбежкой бомб и пулеметов вражеских самолетов со вчерашнего утра и сейчас часов 7. По местному времени в общем больше суток.

Спокоя мало, ну вот-вот пойдем на переднюю линию огня направление фронта от Киева через реку Днепр. Бои здесь самые опасные, потому, что Гитлер хочет проложить своим войскам дорогу мясом вплоть до Киева. Но Киев взять ему не удастся, мы тоже, будем не считаясь ни с какими жертвами бить его на Земле, воде и воздухе.

Затем милая моя жена Танечка и милые дети я вам послал третьего дня письмо, то есть 24-го и в том письме положил гостинец, то есть 5 рублей, чтобы вы купили семечек или чего вам нужно и чего возможно. А затем и в настоящем письме также посылаю пятерку, если получите, купите что возможно и покушайте. Не обделите Тасю, Леню, Витю и доченьку мою, а также и племянника Леню.

Пламенный привет от меня Папаше, Пете, Паше, зятю Васе, сестре Аксинье, Лёнечке, всем соседям Колегову А. Аб., с семейством, Трубачеву В. П., всем моим друзьям, но Васи и соседа Пети, наверное, дома нет. Петра Прокопьевича тоже, наверное, нет.

Ну затем, милая моя Танечка, Тася, дети, зять Вася, если дома, а нет, то сестра Аксинья получите от меня письма, на одно мое пишите 2-3, сообщайте как вы живете и чего у вас хорошего. Я все, милая Таня, читаю те письма, которые получил от тебя в Бердске. Ну, милые, пишите , может поимею счастье и дождусь от вас письма.

Ну, милые мои, Танечка, дети, Тася, зять Вася, Аксинья, Лёнечка затем до свидания. Ну, дорогие, все вообще меня пока не забывайте. Остаюсь жив, здоров в настоящую минуту.

Ваш муж, Папка П. В. Терсков.

"Биться с врагом до последней капли крови"

Письмо сестре Аксинье (Терсковой) Жигаловой

Август 1941 г.

Дорогому зятю Васе, сестре Сине, Лёнечке шлю пламенный красноармейский привет.

Ну, Вася, сообщу вам, хотя сообщал уже, ну ни че. На поле боя нахожусь с 9 августа, до 14-го находились на задней линии, с 14-го по настоящий день находимся на передовой, очень тяжелые дни были для нас, включительно с 16-го по 19-е число, с утра этого времени ничего существенного не происходит.

На нашем направлении, только, конечно, артиллерия с обеих сторон, почти не умолкает, изредка летят с воздуха бомбы и строчат пулеметы, за те, четверо суток вышеуказанные, были ожесточенные бои, где нашим частям пришлось сделать отход с правого берега реки Днепр на левый по течению.

Правый занят немцем, подбавят нам силы и мы должны форсировать реку и взять обратно правый берег. Это должно быть не сегодня, то завтра. Я вам об этом сообщал.

Ну, Вася, враг хитер и коварен, тактика, его действия такие: он старается окружить с флангов и тыла, то есть взять в кольцо. Конечно, оружие, патроны, снаряды у него есть и он не жалеет, небольшие группы людей вооружает всех автоматами и минометами. Автомат 75-й зарядный легкий, не тяжелее нашей винтовки, но без прицела.

И вот когда они окружают нашу какую-нибудь часть или батальон или скажем роту и начинают со всех сторон ураганным огнем палить, полупьяные ставят или упирают в грудь себе автомат и палят куда попало, большинство в белый свет, но таким ураганным огнем, что для наших трусов и паникеров создает большую панику.

В настоящее время, у нас еще небольшая часть трусов и паникеров есть в рядах Армии, но места им нет в рядах Красной Армии. Трус и паникер, это помощник врагу, я конечно, Вася, в окружении еще не был, но ребята были и говорят, каких-то 40-50 бандитов окружают роту или батальон и если командиры и бойцы не пойдут вот в эту панику, то достаточно, не ротой или батальоном а кинуться на этих озверелых бандитов в атаку. А достаточно 15-20 человек и они побросают автоматы, минометы и наутечку.

Поэтому мы, Партии и Правительству и всему трудящемуся народу и вождю всех народов тов. Сталину дали клятву биться с врагом до последней капли крови и самой жизни. Это выполняем и будем выполнять.

Затем, Вася, привет от меня всем рабочим вашего производства. Затем, пока, до свидания. Остаюсь на сию минуту жив, здоров, чего и вам желаю, самого наилучшего успеха на вашем трудовом фронте.

Писал ваш шурин и брат

Терсков Прокопий Васильевич.

Вместо послесловия

Прокопий Васильевич Терсков - мой дедушка. Родился он 7 июля 1906 года в селе Анаш, ныне это Новосёловский район. Призван в армию 24 июня 1941 года Новосёловским РВК. Пропал без вести в ноябре 1941 года в боях на реке Днепр, в селе Моринцы - недалеко от Киева.

Жена Прокопия Васильевича - Татьяна Меркурьевна, в девичестве Кожуховская, - моя бабушка. Она тоже родилась в Анаше — 12 января 1908 года. Умерла 25 августа 1996 года в посёлке Подгорном.

Предками Прокопия Васильевича и Татьяны Меркурьевны были конные казаки, записанные в Переписных книгах Красноярска и его уезда 1671 года и в первой переписи Красноярска и его уезда 1719 - 1722 годов, служившие в Красноярске, Караульном остроге, Абаканском остроге.

У Прокопия Васильевича и Татьяны Меркурьевны было четверо детей. Алексей Прокопьевич родился 8 октября 1928 года в селе Анаш, умер 8 января 1997 года в посёлке Подгорном. Александр Прокопьевич родился в Анаше 15 августа 1932 года, умер 21 октября 2014 года в столице Беларуси - Минске. Галина Прокопьевна, моя мама, родилась 24 октября 1935 года в селе Новосёлово, умерла 4 декабря 1996 в посёлке Подгорном. Виктор Прокопьевич родился 24 июня 1938 года в селе Новосёлово, живёт в Минске.

Татьяна Меркурьевна горечи военных лет хлебнула вволю. Как и все женщины того времени, много работала, поднимала детей, тянула хозяйство. Была, со слов знавших её новосёловцев, большим профессионалом в местной "пимокатке": именно её просили катать валенки для начальников и военных "из района".

Труженица, необыкновенной скромности и доброты женщина, мать, бабушка она была уважаема односельчанами и избрана ими депутатом Новосёловского сельского совета. В период строительства Красноярской ГЭС переехала с детьми в деревню Тартат (рядом с Красноярском-26), позже - в Красноярск-35 (посёлок Подгорный).

Дети пропавшего на войне солдата выросли, получили образование. Алексей, после затопления старого Новосёлова перебрался в Подгорный. Александр, закончив горный техникум, прокладывал тоннели на комсомольской стройке Абакан - Тайшет, в городах Ангрен, Новороссийск, Ташкент. В 1978 году переехал в Белоруссию, строил метро в столице братской республики.

Младший Виктор, уехавший вслед за братом, работал в метрострое. Сегодня живёт в Минске. Когда он приезжает в Красноярск, обязательно бывает в Новосёлове, у памятника-мемориала в Парке Победы, чтобы поклониться отцу - Прокопию Васильевичу Терскову.

Галина стала педагогом, учителем начальных классов, воспитала двух дочерей, одна из них я - Ирина. Моя сестра Елена более двадцати лет живёт в Италии, в Риме. Её дочь, 12-летняя Ирене, приносит в школу нарисованные собственноручно портреты и фотографии своих прадедов-сибиряков и рассказывает о них сверстникам.

Ирина ФЕДОТОВА.

Красноярск.

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры