В Красноярске прошёл фестиваль национальных народных оркестров

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

10.12.2022 08:40
0

Читать все комментарии

1992

"Стихия звука" - под таким названием прошел первый фестиваль профессиональных оркестров национальных народных музыкальных инструментов в Красноярской филармонии. Спецпроектом фестиваля стало выступление сводного оркестра всех участников и мировая премьера сочинения - кросс-сюиты "Стихии мира" Владимира Кошелева, написанной для состава в 240 национальных музыкальных инструментов.

Не только Рахманинов

На концерт-закрытие даже пригласили представителей Книги рекордов Гиннеса, чтобы зафиксировать эксклюзивность момента. В патетическом ключе прозвучало и само сочинение (дирижер Валерий Шелепов), написанное для народных русских, башкирских, якутских, хакасских, бурятских, тувинских инструментов - об истоках, природе, человеке, стихиях, управляющих жизнью на земле.Не только публика в зале, но и музыканты ощущали во время исполнения этого сочинения какое-то особое состояние причастности к почти мистериальному действу - рождению абсолютно новой звуковой материи. Музыканты сами впервые слышали звучание многих национальных инструментов: изогнутого рога - бурятского эбэр бурэе и флейты сууры, имитирующей пение птиц, тувинского струнно-смычкового моринхура с грифом, увенчанным конской головой, и якутского дунгура (род шаманского бубна), или древнейшего хакасского чатхана из семейства цитр - музыкальный мир древней культуры Сибири со своими звуками, энергиями, образами.

Сама идея фестиваля актуальна для страны, где проживают почти двести народов и народностей, в одной Сибири их более тридцати, но аутентичные культуры, "духовные запасы" этих народов все еще остаются в широком смысле территорией "инкогнито". И если в столице, благодаря фестивалям, гастролям, случаются представления таких феноменов, как якутский национальный эпос Олонхо, тувинское горловое пение, бурятская этника и некоторые другие, то в российских масштабах даже шедевры этих культур, признанные ЮНЕСКО нематериальным наследием человечества, почти неизвестны, тем более - такой сегмент древних культур, как этнические инструменты. Один из участников деловой программы, руководитель проектов Благотворительного фонда "Татнефть" Павел Корчагин, рассказывая об уникальном Музее музыкальных инструментов народов мира в Альметьевске, обладающим самой большой коллекцией национальных инструментов на территории России, созданном, кстати, без поддержки государства, коснулся фундаментальной темы для национальных культур.

- С 30-х годов прошлого века, - сказал Павел Корчагин, - национальная культура в Татарстане ушла в небытие. Все наши композиторы обучались в Москве, а когда возвращались, то пытались уже переложить национальные вещи на симфонический язык. В итоге сегодня в нашем музее собраны национальные инструменты, о которых 99 процентов татар не имеют никакого представления. Нет знания истории, нет корректной информации.

Именно поэтому в Красноярской филармонии, крупнейшей в Сибири, решили начать большой проект - музыкальный и, по сути, образовательный. Как заметил гендиректор Красноярской филармонии Евгений Стодушный:

- Мы ищем свое единство и попали с этим проектом в самую сердцевину. Корень проблемы в том, что национальное искусство замкнуто в самом себе. Мы никак не можем построить мостик к публике. Мы гордимся Рахманиновым, Шостаковичем, Чайковским. Но когда сидишь в зале и слушаешь эту музыку, эти национальные инструменты, ощущаешь эту энергетику, ты освобождаешься от стереотипов. Хотелось бы, чтобы эта музыка стала частью нашей бытовой культуры, чтобы она больше звучала, попадала на филармонические сцены, потому что это музыка нашей земли, наших народов.

Из духа музыки

На фестивале каждый оркестр выступил с часовой программой, составленной из этнической и композиторской музыки, обработок и попурри, причем концерты прошли не только в Красноярске, но и в филиалах филармонии (Лесосибирске, Канске, Ачинске, Минусинске, Шарыпово). И хотя выбранный репертуар имел "сувенирный" уклон, демонстрировавший публике самые эффектные "стандарты" аутентичной национальной музыки и разные нюансы звучания инструментов, но энергетика этих концертов была именно такой, что способна захватить и искушенную филармоническую аудиторию, и новое поколение слушателей. И когда якутская этно-музыкант, мастер горлового пения Олена Подлужная (Уутай) воспроизводила в своей авторской программе, сделанной с Красноярским филармоническим русским оркестром им. А.Ю. Бардина невероятные для человеческого голоса звуки "духов леса", криков птиц, ржанья коня, зал просто взрывался овациями.

Оркестр национальных инструментов Театра танца Якутии им. С.А. Зверева-Кыыл Уола под руководством Николая Петрова, в практику которого входит не только выступление с концертными программами, но и создание музыкальных канонов Олонхо и мантровой музыки эпосов народов Арктики, представил интереснейший "сюжет", включавший в себя и театральную тему - увертюру к национальной опере "Сыгый Кырынаастыыр" (эпос Олонхо) Марка Жиркова и сюиту из этнобалета Василия Зырянова "Оһуор Туос", повествующего о вражде удаганки (женщина-шаман) и шамана, и этническую - импровизации на якутских инструментах - хомусе (солировала Василена Шарина) и ох саа-кыл (музыкальном луке), на тетиве которого Руслан Габышев исполнил медитативную импровизацию "Зов предков".

А гость фестиваля Национальный оркестр народных инструментов Республики Башкортостан (дирижер Линар Давлетбаев), единственный в мире сочетающий в своем составе национальные башкирские инструменты - символ башкирской музыки курай, струнный кыл-кубыз, думбыра (гусли) - с инструментами симфонического оркестра и русскими народными инструментами, представил в своей программе настоящий музыкальный трип по временам и стилям. Звучали и башкирские народные песни, и традиционная импровизация на кубызе (в исполнении Артура Гайсарова), и саундтреки, и вызвавший фурор в зале воздушнейшим звучанием "Светит месяц" в обработке Василия Андреева.

Национальные оркестры из Тувы (дирижер Эртине Тумат) и Бурятии (дирижер Жаргал Токтонов) исполняли музыку на инструментах, чья история насчитывает не сотни, а тысячи лет. Как, например, древний тувинский игил - "сакральный" струнный инструмент, протяжный звук которого помогал шаманам установить связь с духами. Тувинские музыканты играли только на аутентичных инструментах ручной работы, причем, не только традиционную этническую музыку, но и сочинения современных композиторов. В их исполнении тягучие линии звука струнных сливались с щебетом птиц, текучие ритмы - с мелодиями, исполнявшимися голосом самими музыкантами. Это единственный оркестр, где музыканты играют и поют, и каждый из них владеет техникой горлового пения.

Волшебно прозвучала Фантазия на темы русских и тувинских народных песен (в обработке композитора и дирижера Аяны Монгуш), на тувинских струнных, словно это русский оркестр играл на балалайках. А самый "старший" участник фестиваля Национальный оркестр Бурятии, отметивший в 2020 году свое 80-летие, исполнял композиторскую музыку и обработки бурятских и монгольских народных песен, звучавших в сложнейшей ритмической фактуре и с почти ритуальной энергетикой. Музыканты солировали на инструментах, демонстрируя их возможности, и поразили "бисом" - знаменитой меланхоличной мелодией Джеймса Ласта "Одинокий пастух", исполненной на бурятском "саксофоне" - эбэр бурэе (солист Жаргал Омоктуев).

Музыка нового времени

Бурятский оркестр - единственный "возрастной" коллектив среди участников фестиваля (а самым молодым участником был студенческий оркестр национальных инструментов Хакасского университета), остальные национальные оркестры появились в республиках в 90-е - 2000-е годы, когда после распада СССР актуализировалось понятие национальной самоидентичности. Тогда и обнаружилось, что у многих народов и народностей России почти не сохранилось ни национальных инструментов, ни тех, кто может играть на них, поскольку в советские времена все играли на русских народных инструментах. Собирать национальные народные оркестры пришлось буквально по крупицам. И среди проблем, которые обсуждались в деловой программе - школа игры на национальных инструментах, производство инструментов, которое пока остается штучным, современный репертуар, которого почти нет и который является единственным путем музыки от прошлого к современности, от музыкантов к публике.

Есть композиторы, которые пишут для народных инструментов - София Губайдулина, Ефим Подгайц, Михаил Броннер, Григорий Зайцев, Александр Чайковский, некоторые другие. Но их единицы, а оркестры способны играть не только этнический материал или обработки, но и большие партитуры, выступать с академическими музыкантами в кросс-жанровых форматах. И то, насколько интересным может быть результат, показал финал фестиваля "Стихия звука", где прозвучала мировая премьера партитуры нового оркестрового формата. Как пояснил инструментальный "сюжет" своего сочинения композитор Владимир Кошелев:

- Это своего рода машина времени, которая переносит из глубины веков, из древнего мира в настоящее время. Поэтому я использую самые разные инструменты - от огромного количества этнических до электрогитары, синтезатора, бас-гитары, барабанов.

Эта 30-минутная партитура, состоящая из пролога и четырех частей (вода, земля, воздух, огонь), звучала как синтетическая звуковая материя человечества - древними звуками хомуса, "лошадиного ржанья" моринхура, щебета птиц в прологе и танцевальным ритмам Ренессанса и барокко ("вода"), витиеватыми балканскими и ближневосточными мотивами и балалайками в части "земля" и джазовым свингом ХХ века (воздух), риффами бас-гитары в финальной части "огонь", где сквозь плотный слой тяжелого рока прорывался звук древнего рога.

- Мы подошли к той черте, - считает композитор, - за которой нас ожидают какие-то открытия. Хотелось бы верить, что все закончится положительно. Мы в конечном итоге подчинили себе все четыре стихии, научились ими владеть: выходить в космос, лечить серьезные болезни, строить огромные мегаполисы. По сути, только от нас зависит, каким будет начало завтрашнего дня. И будет ли оно вообще. Вот основная мысль этой сюиты.

Кстати

Автор идеи фестиваля "Стихия звука" Маргарита Рачковская, директор Красноярского филармонического русского оркестра имени А.Ю. Бардина, рассчитывает, что фестиваль станет регулярным и развернется в перспективе в международном формате с участием оркестров из Китая, Монголии, Индии, других стран. И это факт, что подобные проекты открывают для национальных культур реальные перспективы, а не музейное будущее.

Прямая речь

Анатолий Цеп, 

музыкант, завотделом музыкального искусства Дома народного творчества имени В.Д. Поленова

- Какую проблему вы считаете сегодня фундаментальной для сохранения национальных культур разных народов?

- У нас многонациональная страна, и каждый народ имеет свою культуру, в том числе - музыкальную и инструментальную. Но все ли знают, что такое национальная культура, национальная музыка, обращается ли на это внимание в образовательном процессе? Когда человек должен знакомиться со своей культурой, чтобы не случалось так, что в 20-30 лет человек вдруг впервые видит балалайку и думает, что это какой-то зарубежный инструмент (а у нас именно так и происходит). Для всего мира балалайка – это символ русской музыки, и русский человек ассоциируется с этим инструментом. Поэтому надо, чтобы он знал об этом инструменте так же, как знает о существовании скрипки и фортепиано. Я считаю, что пора вводить предмет национальной культуры в общеобразовательных школах. У нас достаточно музыкантов, выпущенных за многие годы, которые могли бы войти в эту систему, могли бы собирать школьные оркестры, где дети знакомились бы с национальными инструментами. Чтобы сохранить культуру, ее нужно сделать массовой, дальше она уже будет выходить на профессиональный уровень. Разумеется, речь идет не только о русских инструментах. У нас многонациональная страна.

- Проблема и в том, что композиторы практически не пишут музыку для национальных инструментов, хотя поле эксперимента здесь огромное, как это показала кросс-сюита «Стихии мира», прозвучавшая на фестивале?

- К сожалению, у нас композиторы понятия не имеют, что такое партитура для народного оркестра, потому что все они обучаются симфонической партитуре. При этом наши композиторы даже не осознают, какие возможности им открывают сочинения для народных оркестров: партитура, которую они написали для симфонического оркестра, исполняется один раз и больше нигде не звучит, а народные оркестры играют такие сочинения активно, потому что оригинального репертуара не хватает. В Казахстане, к примеру, композиторы много пишут для казахских инструментов, и оркестры русских инструментов играют эту замечательную музыку. Нам есть, о чем подумать.

- Но существует еще проблема производства музыкальных инструментов, на чем играть, где брать инструменты?

- Да, если в советское время были какие-то фабрики, где производились народные инструменты, то сейчас они производятся исключительно кустарным способом. Так не должно быть в большой стране. Надо налаживать производство, причем, не только русских инструментов, но и инструментов национальных республик. Такое производство не может возникнуть в одночасье. Не бывает, чтобы сегодня спилили клен, а завтра играли на инструменте. Дерево еще должно выдерживаться 30-40 лет в особых условиях, должна быть налажена серьезная технология, а не отчеты, что мы произвели сто тысяч инструментов, на которых, как оказывается потом, через месяц невозможно играть. За всем этим должно стоять государство. И если мы хотим восстанавливать национальную культуру, мы должны решать эти проблемы.

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры