Дубровский. Точка невозврата

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

26.09.2022 07:57
0

Читать все комментарии

1983

Ачинский драматический театр открыл свой 88-й творческий сезон премьерой спектакля "Дубровский", который создал по произведению А. С. Пушкина режиссёр Никита Рак.

...Около дамской комнаты в театральном фойе плакала девочка в фиолетовой худи с модными фенечками на руках. Слёзы катились крупными и чистыми жемчужными горошинами.

- Чего ревёшь? - спросила подруга.

- Машу Троекурову жалко...

Такую сцену я наблюдала после премьеры "Дубровского" в Ачинском драмтеатре. Пушкинские герои легко преодолели дистанцию почти в два века и вновь стали актуальными, понятными и вызывающими добрые чувства у современного зрителя.

Как удалось сделать это режиссёру? Он назвал свою работу "Торжество в двух действиях": на сцене затевается вполне современная свадьба с узнаваемыми атрибутами - свадебный каравай, свадебный перезвон и, естественно, свадебный торт, на этом фоне и разворачивается история, рассказанная Пушкиным.

Такой режиссёрский ход оказался удачным и многозначным. Зритель сразу понимает, что и в романе именно свадьба является той самой точкой невозврата, после которой судьба всех его героев завершается печально или трагически. Все они делают свой выбор, после которого могут только сетовать на судьбу, но изменить уже ничего не в силах. Хотя этот самый выбор делают вполне самостоятельно, и у них был шанс поступить иначе, но шанс уже упущен.

Троекуров любит единственную дочку и ценит своего друга (Дубровского-старшего - артист Илья Емельянов), но губит их из-за своего спесивого упрямства. Юная Маша даёт венчальную клятву в церкви против своей воли. А корнет Дубровский становится кровавым разбойником, вычёркивая себя из обычной жизни в России и лишая себя надежды на возможное счастье и любовь.

Вот почему рефреном спектакля становится строчка из современной песни (композитор Игорь Крутой, автор текста Игорь Николаев) "И снова третье сентября...". Герои словно хотят вернуться в тот самый день, когда ещё можно было повернуть назад: Троекурову - пожалеть дочь, Маше - не идти в церковь, а Дубровскому - не сжигать свою усадьбу вместе с жадными подьячими... Но поздно, в прошлое не вернуться никогда, если точка невозврата пройдена.

Песня про "третье сентября" буквально застревает в сознании. Кстати, режиссёр Никита Рак с большим вкусом и выдумкой подобрал для пушкинского спектакля несколько современных и классических музыкальных сюжетов, которые помогают героям исторического произведения за несколько тактов перенестись в наше время.

Одна из первых юных зрительниц так высказала своё впечатление:

- Музыка сделала мне близким и понятным весь спектакль до самого конца, до последней реплики...

А одна строгая ачинская учительница предложила вдруг дать "Дубровскому" другое название... Слишком всё сегодняшнее, узнаваемое. Опытный педагог своим безупречным профессиональным чутьём почувствовала: что-то не так с этим названием...

И оказалась права, потому что и сам Александр Сергеевич никак не назвал свой неоконченный роман, на рукописи просто стояла дата её окончания - 6 февраля 1833 года. Ещё через четыре года поэт погибнет, а в 1841 году текст романа будет впервые напечатан, и издатели незатейливо назовут его - "Дубровский".

Хотя, к примеру, Никита Рак предположил, что более развёрнуто в тексте выписаны образы отца и дочери Троекуровых, они вызывают сочувствие, чему в немалой степени способствовала игра замечательных актёров.

Игорь Ивашутин в пластическом рисунке роли Троекурова напоминает сгорбленного, грозно нависшего над зрительным залом медведя, того самого, которым он так любил пугать гостей и которого безжалостно убивает его гувернёр-француз, под видом которого в дом барина проник сам Дубровский.

При этом в глазах и безвольных руках такого Троекурова легко угадываются растерянность и слабость, он чувствует, что совершает ошибку за ошибкой. И когда Ивашутин взваливает на себя тяжёлую шкуру убитого зверя, Троекурова становится даже жалко.

Актриса Галина Трегубова в роли Маши всё время на сцене ходит в наушниках, какую музыку слушает - непонятно, но совершенно ясно, что живёт она в придуманном ей самой мире. Он нереален, она даже Дубровского не успевает толком полюбить, а туша мёртвого медведя заставляет её ещё больше убежать в свои фантазии. Но старик Верейский становится тем самым ужасом наяву, из-за которого она падает в обморок. И сколько он продлится...

Меня приятно поразили в этом спектакля тонкая, лаконичная сценография художника-постановщика Полины Рак, которая сумела выйти на уровень высоких символов, что придают спектаклю неожиданные смыслы.

Например, мне не давал покоя свадебный венок на голове Маши. Слишком большие белые цветы... Что это? И только в финале я вдруг поняла: он напоминает прекрасный белый венок, в котором панночка бросается в воду с обрыва. "Майская ночь, или Утопленница" Гоголя тоже посвящена трагической любви, к которой нет возврата.

А в конце спектакля на белоснежный свадебный стол, занимающий всю сцену, составляют стулья в белоснежных чехлах, украшенных ожерельями венков, и они вдруг становится похожими на символические фигуры ангелов. Это чистые души героев плачут о своей судьбе, напоминая зрителям о том, как всегда важно делать то, что велит тебе твоё сердце, а иначе можно не заметить, как счастье окажется у тебя за спиной.

Иногда целые страны и народы проходят такую точку, погружаясь в горькую трагедию, что уж говорить о Владимире Дубровском. Актёр Илья Емельянов, статный и мощный юноша, очень точно выбран на эту роль. Он немногословен, сдержан не только в движениях, но и, кажется, в мыслях своих, как и должен идти по жизни истинный офицер, готовый выполнить любой приказ. Но твоя судьба - это не твой полковой командир, ей вовсе не нужно бездумно подчиняться, иногда стоит постараться думать самому.

Спектакль ещё раз убеждает в провидении Пушкина и в том, что Анна Ахматова ошибалась, считая это сочинение неудачей Александра Сергеевича... Мол, хотел написать модный разбойничий роман, заработать денег, но ничего у него не получилось.

Пушкин, действительно, оставил пару строк в своих черновиках о том, как бы он завершил это сочинение: "...Смерть Верейского -- Вдова. Англичанин - Игроки. Свидание -- Полицмейстер - Развязка". Пушкиноведы толкуют, что после смерти князя Дубровский возвращается в Россию, притворяется англичанином, входит в круг княжны Марьи Верейской, играет с ней в карты, но его узнают...

Не нужно тешить себя тем, что можно угадать, как Пушкин завершил бы своё сочинение на самом деле. Гений непредсказуем. Очевидно только, что под его пером жанр бульварного романа преобразился в психологически тонкое и трагическое сочинение о том, какой неправильный выбор делают порой люди. И этим уже было всё сказано, добавить к этому было нечего.

Поэт понял это, понимают это и зрители Ачинского театра, благодаря очень сдержанной, но удивительной пластичной режиссуре Никиты Рака. В его спектакле нет ничего лишнего, но буквально несколькими штрихами создаются яркие мизансцены и образы.

Замечателен Андрей Телепов в образе Верейского. Молодой актёр безжалостно, только за счёт собственной пластики "уродует", меняет свою внешность так, что его граф вызывает отвращение и смех, а сама работа Андрея награждается щедрыми аплодисментами.

А Владимир Иноземцев виртуозно изображает на сцене сразу нескольких слуг в разных ситуациях, успевая для каждого обозначить точный психологический акцент. Молодой мастер держится на сцене легко и непринуждённо, недвусмысленно намекая, что ему под силу сыграть нынче и Фигаро, и Остапа Бендера.

Режиссёр Никита Рак помогает ачинским актёрам щедро раскрыть свои дарования, и это дорогого стоит. Кстати, Никита - коренной красноярец, учился в нашем институте искусств, начинал как режиссёр сначала в Перми, а затем и в Красноярском театре имени Пушкина под присмотром Олега Рыбкина, который и направил его на учёбу в Москву.

Сейчас Никита Игоревич уже много лет работает в Воронежском Академическом театре драмы имени А. Кольцова, где его спектакли пользуются успехом у искушённого местного зрителя. Но талантливый постановщик был очень рад, что смог вновь поработать и в родном для себя крае:

- Я благодарен директору Ачинского театра Елене Алексеевне Панькой за это приглашение. Благодарен всему театру, с которым работал с большим удовольствием. Меня приятно удивила не только творческая и доброжелательная атмосфера в этом коллективе, но и отличная организованность всего театрального процесса. Художники по свету, бутафоры и декораторы, театральные портные, костюмеры и администраторы, реквизиторы и монтировщики сцены и все-все, причастные к созданию спектакля, работают тут с неподдельным энтузиазмом и искренней любовью к своей профессии... Это здорово, таким театром можно только гордиться и помогать ему по мере возможностей!

А мне хочется в финале своих заметок сказать, что этот спектакль получился о нас с вами и о нашей прекрасной стране - России, в которой нам посчастливилось жить. Несомненно, то же самое чувствовал и Александр Сергеевич, когда работал над этим романом. Неслучайно описание Кистенёвки, что увидел после долгой разлуки молодой Дубровский, было использовано Пушкиным и в некоторых других его произведениях.

Значит, эти строки были для него особенно важны, поэтому вчитайтесь в них ещё раз внимательнее:

"Через 10 минут въехал он на барский двор. Он смотрел вокруг себя с волнением неописанным. 12 лет не видал он своей родины. Берёзки, которые при нём только что были посажены около забора, выросли и стали теперь высокими ветвистыми деревьями. Двор, некогда украшенный тремя правильными цветниками, меж коими шла широкая дорога, тщательно выметаемая, обращён был в некошаный луг, на котором паслась опутанная лошадь. Собаки было залаяли, но, узнав кучера, умолкли и замахали косматыми хвостами".

Место, где тебя даже собаки знают, где каждое дерево знакомо и каждая травинка на лугу дорога,- это и есть Родина. Символично, что на спектакль были выделены средства "Единой Россией" в рамках партийного проекта "Культура малой родины".


Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры