Книга знает, где болит

09.09.2020 14:47
0

Читать все комментарии

460

В нашей семье всегда жили коты или кошки. Читатель моих "Неделек", наверное, помнит об этом, воспринимая моё внимание к домашним животным как некое чудачество автора, особенность моего творческого метода.

Однако делаю это сознательно в благодарность "братьям нашим меньшим", которые являются прекрасными спасителями наших душ, утешая их в болезнях и горестях, своим теплом отвлекая порой от сердечной боли.

Однако другим таким же великим утешителем является, безусловно, культура, в разных своих ипостасях способная возродить веру человека и в самого себя, и в наше общее будущее. А ещё она помогает сохранить любовь к ближнему, к своей стране, чтобы сама жизнь обрела смысл.

Но культура -не кошка, она требует от человека определённых усилий, желания вступить в диалог, отвлечься от будничной суеты, приподнять голову, чтобы увидеть или голубое небо над собой, или звёзды, зажигающиеся в ночи.

А в нашем крае мы живём уже в период третьего этапа борьбы с пандемией зловредного коронавируса. Этот этап знаменовал собой возможность открытия ресторанов, кинозалов, музеев и театров. Красноярцы откликнулись довольно активно, прежде всего на призывы общепита, обеденные залы кафе и ресторанов моментально заполнились, яблоку можно теперь падать здесь лишь в те свободные пространства, что регламентируются социальной дистанцией.

И это хорошо, за общим столом люди общаются между собой, восстанавливают утраченные связи с друзьями и близкими. Ведь сытый человек -всегда добрый и великодушный, злость от вынужденной изоляции исчезает, как летнее тепло в сентябрьские дни, порой без всякого следа.

Это хорошо, но этого, на мой взгляд, мало. Горожане, к сожалению, не ринулись заполнять очаги нашей культуры в краевом центре, которые хотя и открылись, но в большинстве своём не переживают нашествия посетителей. Хотя посмотреть есть на что.

Например, мы с женой в первую очередь отправились в один из залов художественного музея, что на проспекте Мира, 12, где была представлена новая выставка работ известного красноярского живописца Константина Войнова.

Его творчество, по оценкам профессиональных художественных критиков,-замечательная возможность выразить языческий восторг перед непостижимостью мироздания. Это таинство превращения мыслей и чувств с помощью красок в зримый художественный образ, таинство преобразования энергии художника в энергию картин.

Ни один учёный, ни самая современная техника не смогут определить момент, когда обычные краски, изображающие обычные вещи на обычном куске холста, вдруг превращаются в живой организм. Излучают, пульсируют, заставляют думать.

Герои его картин находятся в постоянном диалоге с окружающим миром, с природой или искусством, со своим ребёнком или мудрой птицей вороном. В этот диалог Войнов втягивает и зрителя, в том числе особенностью своей художественной техники.

На некоторых его картинах краска рельефна, она бугрится, словно лава творческого вулкана. Это позволяет сделать изображение объёмным, вы словно оказываетесь внутри него, но при одном условии -смотреть нужно внимательно и, потратив определённые усилия, найти верную точку наблюдения, откуда замысел художника вам станет понятен во всём его великолепии. Но для этого, естественно, надо хотя бы прийти на выставку...

На этой неделе свой 43-й творческий сезон открыл Красноярский государственный театр оперы и балета имени Дмитрия Хворостовского. Он сделал это очень отважно и первым среди театральных коллективов краевого центра.

Почему именно отважно? Потому что не стал заигрывать со зрителем в пресловутую "развлекаловку", а предложил весьма серьёзную, трагическую постановку -"Ленинградская симфония", посвящённая 75-летию Великой Победы. Празднование этого юбилея было несколько скомкано из-за вмешательства коронавируса, но осталось весьма значимым для духовного возрождения общества.

Наш театр сумел сделать спектакль о войне остросовременным, заложив в него те актуальные смыслы, которые только сейчас раскрываются перед нами во всей своей беспощадной значимости, хотя на самом деле были высказаны и Дмитрием Шостаковичем, и Виктором Астафьевым много лет назад. Но до определённого контрапункта в познании истории их сокровенные мысли были как бы затушёваны, хотя, казалось бы, лежали на поверхности...

Нашему народу, нашей нации нужно было не только победить в беспощадной схватке с фашизмом, но ещё и найти в себе силы жить дальше. Научиться заново любить и быть счастливыми, создать в своей стране такую атмосферу и такие экономические возможности, чтобы люди у нас не выживали, а вздохнули полной грудью, не боялись за завтрашний день, за себя и своих детей, чтобы они перестали бояться призраков голода и смерти, а поверили в то, что родная страна желает им добра и готова дать его столько, сколько необходимо, чтобы мы могли считать себя счастливыми или просто людьми.

Это довольно тонкая материя -чтобы разобраться в ней, можно также сходить и на небольшую выставку в Красноярский литературный музей, что расположен на улице Ленина. Его новая экспозиция посвящена 100-летию со дня рождения Марии Семёновны Корякиной, жены великого русского писателя Виктора Петровича Астафьева, и основана на её автобиографической повести "Знаки жизни".

Здесь можно увидеть и старенькую кофточку Марии Семёновны, которую она очень любила, и рукописи той же пасторали "Пастух и пастушка", до черноты измученной правкой Виктора Петровича, и много ещё чего -важного и интересного.

Своеобразным эпиграфом к выставке её организаторы сделали отрывок из воспоминаний Марии Семёновны о заключении брака с Астафьевым в селе Станиславчик Винницкой области УССР:

"Нам довольно быстро выписали Прошлюб -значит свидетельство о браке, мы расписались в журнале, затем нам поставили отметки, или выписки о регистрации брака, закрепили печатью -Вите сделали запись в красноармейской книжке, мне -в личном удостоверении: "Вступила в законный брак с Астафьевым Виктором Петровичем 26 октября 1945 года". Перед тем как заполнить графу "Прозвище писля шлюбу" (фамилия после заключения брака), я чуть помедлила, переждала мгновенное напряжение-ожидание: что скажет Витя, отныне мой муж. И он сказал: "У неё своя фамилия есть!" И тогда я подтвердила: "Да, есть. Я -Корякина Мария Семёновна"...

Они ушли в лучший мир, но оставили нам свои книги, может быть, потому, что именно книга в трудный час может и спасти, и утешить, и подсказать что-то важное. Конечно, если вы отважитесь её прочитать. Если нет, то хотя бы покормите кошку.

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры

Самое читаемое