Прислать новость

Мнения

Благоустройство до последнего дерева

0

Читать все комментарии

314

"Я себя под Лениным чищу!" - говорил пролетарский поэт. А я в последнее время себя "чищу" под Москвой, в которой довелось побывать несколько раз в гостях у маленького внука.

Чистота, порядок, уважение к жителям столицы, обилие разного рода зелёных насаждений, которые попробуй только тронуть - штрафных санкций не оберёшься.

Прогулялись по обширному лесу, соединяющему спальные районы Щёлоково и Голяново, с обязательными обширными прудами, восхищались тем, как москвичи берегут свою зелень, вспоминали, что в Красноярске, несмотря на разного рода лозунги и призывы, типа "Городу - миллион деревьев!", пилили, пилят и, видимо, будут пилить, пока никто не запрещает.

Та же Берёзовая роща в районе СФУ медленно приходит в упадок, требует обновления и хозяйского глаза, деревья потихоньку умирают, как и тополиная роща в сквере у бывшего телевизорного завода. И что? Вырубать под корень? Или позаботиться о тщательном обновлении?

Когда-то, в пятидесятые годы XX века, молодые оптимисты, возводившие огромный завод, не забывали о своих бытовых условиях и будущей жизни новых поколений. Так, на месте свалки появился кинотеатр "Мир" (благополучно сгинувший в девяностые), удобные дома-сталинки (тихо уходящие в прошлое), и, конечно, тополиный парк, который сегодня, похоже, не в чести.

Как-то без особых эмоций было воспринято красноярцами, что в Студгородке возле Политехнического института началась интенсивная вырубка зелёных насаждений. Уничтожали несмотря на отчаянные призывы "Не рубите, мужики!" И буквально за пару-тройку часов сквер не досчитался почти 2 700 деревьев.

Когда местные жители вышли на митинг протеста, требуя остановить уничтожение сквера, рабочие, для которых, видимо, главное - "денюшку срубить", а дальше хоть трава не расти, назвали протестующих "стадом баранов".

Сквера, говорят, не будет, зато на его месте появится современный микрорайон "Политехник", а уж потом, может быть, и зелёные насаждения появятся.

Данная ситуация очень напоминает происходящее у нас за окнами, о чём я уже писал неоднократно. Капитальный ремонт фасада нашей пятиэтажки-хрущёвки вылился в катастрофическую расправу с высаженными в палисаднике активистами деревцами, по которым и сапогами топтались, и цементом заливали, и что только ещё ни делали.

"Денюшка" ведь не пахнет, тем более, что рабочим здесь не жить, а значит, ничего не жаль... А на резонные призывы обращаться с деревьями поаккуратнее хорошо хоть сапогами грязными не бросаются.

Впрочем, как говорится, в семье не без урода. И в столице все ведут себя по-разному. Приехали мы с женой, провинциалы, воспитанные вести себя, как предписывают правила, на конечную остановку метро "Щёлковская", вышли наверх, да оказалось - не на той стороне.

Надо вновь спускаться под землю и по подземному переходу выбираться на противоположную сторону улицы. Пока думали, как себя вести, сидевший на лавочке на остановке, по всему видно, москвич, лениво, со столичным говором, пояснил: "Да переходите поверху... Так все делают. Транспорта ведь здесь немного".

Возникает вопрос: а зачем тогда копали подземный переход, деньги тратили? Подобный вопрос, кстати, возник однажды, когда подобный объект коммуникации ещё в советские годы появился в Красноярске, соединив по улице Перенсона стороны Карла Маркса. Народ ведь под землю не ринулся, а власти, идя горожанам навстречу, тупо установили наземные светофоры.

Есть аналогичное строение и в районе Красноярского алюминиевого завода, но там хотя бы это было связано с ожиданиями появления станции метро. Метро не появилось, подземный переход, как инициатива алюминщиков, остался.

Аномально тёплая погода, думаю, не слишком обрадовала красноярцев. "Заблудившийся" декабрь принёс с собой не только слякоть. Помнится, в моей далёкой молодости в ночь с 31 декабря на 1 января даже дождь шёл, но ведь под ногами тогда не было мерзко хлюпающего реагента "Бионорд", всколыхнувшего своими подозрительными свойствами весь город.

Соль сыпали, песочек - вот и ладно. Жители начали жаловаться, что и машины после контакта с реагентом начинают ржаветь, и обувь расклеивается, даже, говорят, у животных лапы трескаются. Нет, отвечают чиновники, привлекая соответствующих специалистов, всё это неправда, "Бионорд" абсолютно безопасен.

Но тут ведь какой нюанс вырисовывается: реагент нужно убирать спустя несколько часов после применения, а поскольку это всё-таки химия - вывозить его следует в строго отведённые для этого места. Но чтобы убирать, нужны хотя бы дворники, а их отчего-то на улицах не видно.

И кто, скажите, станет вывозом и складированием заниматься? Где взять специальную уборочную технику? Это вам опять-таки не Москва, где, казалось бы, взята на учёт любая мелочь, где снуют по улицам аккуратные яркие автомобильчики. Уж постарался для этого прослуживший восемнадцать лет градоначальником и ушедший на днях из жизни Юрий Лужков.

По некоторым данным, та же Москва уже отказывается от "Бионорда", который хлынул в многострадальный, часто используемый как "подопытное животное" для разного рода экономических (и, оказывается, не только!) начинаний Красноярск.

Справедливости ради, следует признать, что и денег у нынешнего главы столичного города Сергея Собянина не в пример больше, нежели у нашего Сергея Ерёмина, так что может тот себе позволить заменить опасный реагент чем-то иным.

Однако, думать ведь надо, иначе "Бионорд" начнёт расползаться по городу, и не только несчастным безответным деревьям мало не покажется, но даже людям, которые разносят эту чёрную мерзкую "кашу" не только по автомобилям, но и по поликлиникам, магазинам, кинотеатрам, да и по своим квартирам.

Подписывайтесь на канал "Красраб" в "Яндекс Дзене", обменивайтесь впечатлениями о прочитанном и увиденном!

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры