Вакцинация детей и подростков от коронавируса обросла мифами

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

26.07.2021 07:10
1

Читать все комментарии

2198

Так сложилось, что на кухню к обозревателю "РГ" Ирине Краснопольской нередко приходят врачи, руководители больниц, ученые, чтобы рассказать о проблемах отечественной медицины. На этой кухне никому не удается уйти от острых вопросов или увильнуть от ответа. Не раз на этой кухне бывала академик РАН, заведующая кафедрой факультетской педиатрии РНИМУ имени Н. И. Пирогова, президент Союза педиатров России, главный внештатный специалист детства Минздрава России по профилактической медицине Лейла Намазова-Баранова. 

Последняя беседа с ней о вакцинации от коронавируса подростков "Укол в законе", опубликованная в "РГ" 16 июля, вызвала взрывную волну вопросов, комментариев специалистов и особенно родителей. Обозреватель "РГ" и мама двоих детей, 8 и 11 лет, Наталья Лебедева воспользовалась служебным положением и напросилась на кухню, чтобы задать волнующие мам вопросы.

Зачем вакцинировать детей, если они и так почти не болеют? Как можно испытывать вакцины на детях? Как прививка скажется на растущем организме? Такие вопросы волнуют сегодня многих родителей.

Ирина Краснопольская: Кто бы мог подумать, что наша беседа вызовет такой резонанс? Но есть объяснение: согласно опросу, проведенному SuperJob, лишь 8 процентов родителей готовы привить своих подростков от коронавируса, 69 процентов - категорически против. Как быть?

Лейла Намазова-Баранова: Когда-то в советском прошлом мы все понимали, что вакцинация - благо и возможность прожить жизнь без инфекций. До революции в аграрной России половина, а то и две трети крестьянских детей умирали от инфекций. Поэтому один из первых декретов Советской республики касался обязательной вакцинации от оспы. Все последующие десятилетия прошли под флагом борьбы, и вполне успешной, с инфекциями. И к концу 80-х годов при охвате прививками более 95 процентов населения мы вовсе забыли о многих инфекциях. А потом... Людям показалось, что раз инфекций больше нет, то и прививаться не надо. Вот только с врачами посоветоваться забыли. Накопилась большая когорта невакцинированных, и инфекции тут же заявили о себе. Той же вспышкой дифтерии в 1990-е годы.

Я часто слышу от мам: зачем вакцинироваться, если мы живем за городом, на свежем воздухе, едим хорошую еду, много витаминов, закаливаемся, чеснок едим... Это хорошо. Но чеснок не защитит ребенка даже от банальных респираторных инфекций. Если ребенок тщательно моет руки, это спасет его от инфекций грязных рук, но не от кори, например. От нее спасет только вакцинация.

К сожалению, многие читают не серьезную литературу, а какую-то пену в соцсетях и интернете. Оказавшись в плену ложных сведений и мифов, кочующих с сайта на сайт, родители нередко принимают неправильные решения. А те, кто мог бы сказать правду, у кого родные попали в реанимацию с тяжелым инфекционным процессом, молчат. А жаль! Они могли бы сказать: посмотрите, как бывает тяжело! Не повторяйте наших ошибок!

Ирина Краснопольская: Что же делать?

Лейла Намазова-Баранова: Развенчивать мифы и повышать информированность коллег. Сегодня врачи постоянно сталкиваются с необходимостью вакцинации своих пациентов. Хирург, перед трансплантацией какого-то органа. Акушер-гинеколог, защищающий беременную и ее будущего ребенка от коклюша. Терапевт, защищающий пожилого пациента от опасных для него инфекционных болезней. Вакцинация перестала иметь знак равенства с детством. Сегодня более актуален термин "вакцинация на протяжении всей жизни". Для людей любого возраста и любого состояния здоровья есть свои группы вакцин, с помощью которых они могут защитить себя.

Ирина Краснопольская: Помните, 15 лет назад мы проводили в редакции экспертный совет по поводу прививок против вируса папилломы человека. Тогда все в одни голос сказали, что это необходимо. Сегодня эту прививку делают во многих странах мира, причем не только девочкам, но и мальчикам. В результате в разы снизили количество больных раком шейки матки. У нас же в стране таких больных все больше и прививку делать не хотят. Почему?

Лейла Намазова-Баранова: Первой массовую вакцинацию против папилломы вируса ввела Австралия еще в 2006 году. Несколько лет назад они объявили, что станут первой в мире страной, которая скоро будет свободна от рака шейки матки. Заражение папилломавирусной инфекцией снижается абсолютно во всех странах, где введена вакцинация.

У нас, конечно, есть "дорожная карта" реализации национальной стратегии развития иммунопрофилактики в стране. Указаны конкретные даты включения тех или иных прививок в национальный прививочный календарь. Но пока все зависит от регионов, которые сами реализуют свои региональные программы. Хотелось бы, чтобы они были поактивнее. Как власти Челябинской области, которые даже в разгар пандемии продолжили свою программу вакцинации подростков против папилломавирусной инфекции.

Наталья Лебедева: Можно вступиться за мам? Все-таки большинство из нас не антипрививочники. Но когда речь заходит о прививке от коронавируса, возникают сомнения. Я провела небольшой опрос в популярном "мамском" сообществе в Facebook. Многие мамы готовы сделать прививку себе, но не ребенку. И вот почему: "Прививка сырая, много побочек, нет информации, кому можно ее прививать, а кому нельзя". Испытания только начались, неясно, как и на ком будут испытывать... Озвучат ли нам результаты?

Лейла Намазова-Баранова: Давайте откажемся от слова испытания и будем использовать термин "клинические исследования" (от англ. clinical trial). Это лучше отражает сам процесс и отношение к нему медицинского сообщества. Мы прекрасно понимаем, что любые лекарственные средства должны пройти официальные клинические исследования с участием как взрослых, так и детей. Желательно, чтобы это происходило одновременно, иначе процесс может затянуться на десятилетия. Детский рынок намного меньше, и фармпроизводителям это не выгодно. Поэтому с 2007 года в США, Евросоюзе, Японии и многих других странах исследования на взрослых и детях начинают проводить одновременно. У нас, к сожалению, пока законодательство этого не разрешает.

Теперь о страхах. Многие не понимают, как проходят исследования. Еще до середины прошлого века новый препарат просто раздавали практикующим врачам на пробу. Так было и с одним препаратом для беременных против токсикоза по утрам. Препарат отлично облегчал состояние. А потом случилась печально известная талидомидная катастрофа, когда родилось около десяти тысяч детей без ручек и ножек. Тогда и была придумана система клинических исследований. Ее цель не доказать эффективность - она уже доказана, раз препарат намерены выпускать, - а убедиться в его безопасности. Для бизнеса это особенно важно: если выпустят небезопасный препарат, разорятся на судебных исках.

Ирина Краснопольская: Можете подтвердить, что наши вакцины "Спутник" и "КовиВак" безопасны для детей?

Лейла Намазова-Баранова: Чтобы ответить на этот вопрос, мы должны дождаться окончания клинических исследований. Если большое количество детей, которые войдут в это исследование, продемонстрируют не только высокую эффективность, но главное - безопасность вакцины, то есть отсутствие каких-либо серьезных нежелательных явлений после ее применения, тогда сможем уверенно сказать: у нас есть препарат для вакцинации детей. Но пока иммунобиологического препарата для профилактики новой коронавирусной инфекции, разрешенного к применению у детей, у нас нет.

Ирина Краснопольская: Сколько ждать?

Лейла Намазова-Баранова: Если все пойдет по плану, то исследование будет закончено к осени.

Ирина Краснопольская: А почему бы не купить импортные вакцины, которые уже прошли все исследования, и не начать прививать детей уже сейчас?

Лейла Намазова-Баранова: Я, как педиатр, могу только сказать, что применять мы можем лишь те препараты, которые прошли полный цикл клинических исследований с участием детей и подтвердили свою безопасность. Можно было бы пойти по тому пути, который вы предлагаете, но в нашей стране произведены собственные вакцины для населения. И это вопрос национальной безопасности.

Наталья Лебедева: Я почитала, что пишут об исследованиях вакцины в СМИ, и это спокойствия не прибавило. Если вакцину испытывают на подростках всего несколько месяцев, где гарантия, что ее последствия не проявятся позже?

Лейла Намазова-Баранова: Как родитель, я прекрасно понимаю ваши опасения. Но что на чаше весов? Что представляет большую угрозу: бесконтрольное течение болезни или применение нового, пусть и не до конца исследованного, но все-таки эффективного препарата? До весны этого года даже мне казалось, что поводов для активной вакцинации детей немного. Но когда детей стали активнее тестировать, выяснилось, что переболевших гораздо больше, чем мы думали. Просто у большинства болезнь протекала бессимптомно или в легкой форме.

И мы точно не были готовы к тому, что у детей, переболевших или имевших контакт с вирусом, диагностируют совершенно новую болезнь, ранее неизвестную человечеству, - мультисистемный воспалительный синдром, или кавасаки. Это не проявление вируса, а именно отсроченное иммунновоспалительное состояние. К счастью, его быстро научились лечить. Но с этой весны этот синдром стал наблюдаться и у молодых людей. Но... Только у непривитых! А это тяжелое состояние, реанимация, тяжелейшая патология. Повторюсь, единственный способ защитить ребенка от этого грозного сценария - вакцинация. Да, может он встречается не так часто, но вы готовы рискнуть здоровьем своего ребенка?

Коронавирусная инфекция непредсказуема. Если коротко: где тонко, там и рвется. Если у человека есть склонность, например, к тромбообразованию, значит, у него будут тромбозы со всеми вытекающими последствиями. В течение двух лет мы наблюдаем постоянную смену типа вируса. И каждый следующий виток характеризуется все большей заразностью, будто кто-то говорит человечеству: граждане, сделайте прививку! У нас нет другого шанса!

Да, исследования еще не закончены. Скажем, не до конца исследовано, как вакцина повлияет на репродуктивную функцию молодых людей. Но поверьте мне, последствия после болезни гораздо тяжелее и серьезнее, чем после прививки. Обычно какие-то нежелательные реакции проявляются в первые часы, аллергическая реакция - в течение 20-30 минут. Следующая контрольная точка - 48 часов. И оставляем еще примерно 28 дней, чтобы посмотреть, не проявились ли еще какие-то симптомы. За подростками наблюдают два месяца.

Ирина Краснопольская: Когда начнется вакцинация детей, их станут прививать в тех же павильонах и на стадионах, где сейчас проводят прививки взрослым?

Лейла Намазова-Баранова: У нас в каждой детской поликлинике есть прививочный кабинет. Именно там и проводятся все прививки детям. И как педиатр я не вижу смысла что-то менять. Когда только началась тема вакцинации взрослых, мы предлагали задействовать мощности детских поликлиник, потому что своих сил у взрослой сети не хватало.

Наталья Лебедева: Как правильно подготовить подростка к вакцинации? Нужно ли сдавать ПЦР-тест или другие анализы? Например, у моего старшего сына аллергия, станет ли это противопоказанием?

Лейла Намазова-Баранова: Давайте сначала определим, кто должен быть вакцинирован в первую очередь. Это подростки 15-17 лет, а также дети с тяжелой хронической патологией, которые на серьезной иммуносупрессивной терапии.

Как подготовиться к прививке? У нас, педиатров, подход всегда один. Первое. Мы должны убедиться в том, что, если у ребенка есть хроническое заболевание, оно под контролем. Естественно, сдается ПЦР, оценивается состояние носоглотки... Второе. Никаких специальных анализов сдавать не надо. Но если педиатр, например, заметит, что ваш ребенок очень бледный, он порекомендует сдать клинический анализ крови. Главное правило для родителей - прийти с ребенком на осмотр к педиатру, удостовериться, что состояние здоровья под контролем, и тогда можно идти на вакцинацию.

Что касается аллергии, то, как правило, дети-аллергики переносят вакцинацию хорошо, если родители слушают врача и делают все правильно. И ни в коем случае не надо самостоятельно давать антигистаминные препараты перед прививкой. Это миф. Лекарства даем после прививки и только в том случае, если появились аллергические проявления. Обо всем этом подробно написано на сайте Союза педиатров России, где есть специальный раздел для родителей.

Ирина Краснопольская: Эта гадость под названием пандемия когда-то кончится. Нам и после нее надо будет раз в год делать прививку против ковидной инфекции?

Лейла Намазова-Баранова: В ближайшие несколько лет мы обречены на то, чтобы делать эту прививку регулярно. Мне кажется, человечество недооценивает знаки, которые подает ему природа. Ситуация ухудшается, а человечество никак не может сделать правильные выводы. А что будет дальше? Зависит от нас. Если урок будет усвоен и выводы сделаны правильные, скорее всего вирус сойдет на нет. А если нет, то ждем новую пандемию.

Ирина Краснопольская: Вы оптимист или пессимист?

Лейла Намазова-Баранова: Я реалист.

Комментарии (1)

Гость


26.07.2021 15:08

Ни одного прямого ответа. Браво. 

Пожаловаться

Войдите, чтобы пожаловаться

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры