Прощальный стол в Черниговке

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

21.01.2022 15:04
0

Читать все комментарии

3801

В конце сентября прошлого года в одном из домов деревни Черниговки, что в Иланском районе, за стол сели пожилые женщины - Таисия Чех, Валентина Журавлёва и Валентина Морозова.

Хозяйкой же "прощального стола", как в шутку и всерьёз она его назвала, была Елена Кузьминична Корягина, для большинства родственников - просто тётя Лена. Она решила: впервые за долгие годы зимой она уже не будет жить в своём доме.

- Плохо ж будет у детей,- говорили провожающие.

Хотя одновременно они с пониманием отнеслись к данному поступку. Ведь настоящие берёзовые дрова для сельских жителей теперь редкость, а с углём возиться ещё тяжелее.

- Еду же не к чужим, а к своей младшенькой, думаю, не будут обижать. А весной ждите, огород не должен пустовать.

Посидели, повспоминали, да и разошлись. А на следующий день двор был уже закрыт на засов.

Мне же с Еленой Кузьминичной встретиться пришлось гораздо позже. Она уже успокоилась, и показалось, что даже привыкла к своей новой жизни.

Беседа наша была долгой. Мы прерывались, чтобы попить чаю, немного прогуляться по деревне, сфотографироваться у её дома, на долгие годы ставшего ей родным и с которым так тяжело расставаться.

Молодая чета - Елена Кузьминична и Пётр Андреевич Корягины - в шестидесятые годы двадцатого столетия очутились в Сибири, хотя сделать это было совсем непросто. Но страна, поднимаясь из руин после Великой Отечественной войны, воодушевила народ на новое свершение. Поднятие целины было для миллионов людей не только красивым лозунгом, но и испытанием своей жизни и судьбы.

В 50-60-е годы Красноярский край прирастал не только промышленностью, но и освоением новых земель для выращивания зерновых культур. Создавались целинные совхозы, шло расширение существующих колхозов, в том числе и в Канской группе районов.

В 1956 году в крае было освоено 972 тысячи гектаров новых земель. С 1953 по 1958 год хозяйства получили 1 100 тракторов, 10 500 комбайнов, 1 400 жаток, 10 700 сеялок. В 1956-м красноярские крестьяне сдали государству 94,2 миллиона пудов хлеба, и 22 октября 1956 года указом Президиума Верховного Совета СССР за крупные успехи в деле освоения целины и залежных земель край был награждён высшей государственной наградой страны - орденом Ленина.

Конечно же, для огромных свершений требовалось и огромное количество рабочих рук. В нашем случае первыми из Куйбышевской области в Долгомостовском, а ныне - Абанском, районе оказались ребята, отслужившие в армии. В письмах на родину они с восторгом рассказывали о великолепной природе, охоте и рыбалке, и, конечно, о хорошей работе.

Корягиным пришло приглашение от председателя колхоза имени Н. К. Крупской Василия Алексеевича Денилевича. Недолго сомневался Пётр, и в 1960 году он с супругой и двумя малыми детьми, а сынишка Сашка родился буквально за четыре дня до отъезда, тронулись по железной дороге в путь. Кстати, хозяин семьи вёз ещё и собаку.

Вот так всегда - и Российская империя, и СССР, пытаясь набраться сил и укрепить свою мощь, обращали свой взор на Сибирь. Шли сюда пешком, ехали на телегах и поездах одиночки и семьи, а бывало в то время - и целыми эшелонами. И ведь двигались не за получением подъёмных или пособий, а за лучшей жизнью. Это ж как надо было верить в свою страну и её руководству!

Уже на пятый день, в начале июня, Корягиных с радостью встретили бывшие земляки и тут же отвели к председателю. А колхоз уже ждал новых работников. Им приготовили домик с огородом и стайкой для скота. Выделили пять куриц, несколько овец и двух поросят. Чуть позже, летом, они заняли в колхозе 150 рублей и купили корову.

Пётр вышел на работу трактористом уже на следующий день после приезда, а Елена на второй год начала подменять доярок и телятниц. Ей было в то время 22 года, а ему - 27 лет. Вот так и началась жизнь на сибирской земле у молодой семьи.

В Турове им очень нравилось. Грибы, ягоды - вволю. Рос достаток. На третий год появился третий ребёнок, доченька Тоня. И теперь уже они сами звали в Сибирь других родственников, переманили семью старшей сестры.

Правда, Вера Кузьминична и Дмитрий Ефимович с семейством недолго задержались в Турове - в 1964 году они перебрались в Красный Хлебороб Иланского района. Хоть и не совсем хотелось, но чтобы быть поближе к сестре, вскоре пришлось переехать и Корягиным - перебрались в Далай Отрез Иланского района, в колхоз имени XX съезда КПСС. Пётр продолжил работать трактористом, а Елена стала подменять свинарок на свинокомплексе.

В 1972 году родилась третья дочурка, Людмила. А в 1973 году семьи Корягиных и Денисовых уже соединились в Черниговке. С 1974 по 1988 год, до выхода на пенсию, Елена Кузьминична проработала дояркой на здешней ферме.

В настоящее время в крае уже почти и не осталось таких ферм, какие были в основном до девяностых годов, и условий, в которых трудились Елена Кузьминична и тысячи таких же, как она, тружениц. Помнит она, как доили ещё в вёдра. Нагрузка была - 15-16 коров, чуть позже - 25. С появлением молокопроводов она выросла вдвое.

К тому же надо было выходить телят. А у каждой коровки свой норов, и если будешь обижать, не получишь большого молока. Они - как малые дети. Так что трудились по 12 часов и больше. Важно было не время, а хороший уход за скотиной.

Платили хорошо, от 120 до 150 рублей. Иногда получали и премии. Возили на совещание в Иланское. Были не только грамоты, но и ценные подарки. Рассказывая обо всём этом, Елена Кузьминична преображалась. Исчезали морщинки, она становилась веселее. Труд, пусть и тяжёлый, был в радость.

Закончила она работать в 1988 году, аккурат перед "массовой бомбёжкой" села, и сейчас получает очень даже приличную пенсию, в том числе и сельские надбавки.

Но не надо забывать, что сельские женщины были не просто доярками, свинарками, телятницами, но и жёнами, матерями, а зачастую - и управленцами в своих домашних хозяйствах. Вставая в четыре часа утра, надо было управиться по хозяйству, приготовить завтраки и обеды, да ещё присмотреть за одёжкой школьников и малышни, зачастую многочисленной.

А начиная с весны и до поздней осени, когда у мужиков шли полевые работы, ещё надо было собрать супругу сумку. Благо выручало собственное хозяйство. Мясо, сметана, яйца и молоко, картошка, своей выпечки хлеб... Хотя в последние годы и колхоз начал кормить людей во время работы.

- Радостно было, что в доме растёт достаток. Правда, вот ребятишек не всегда удавалось одеть к школе красиво,- говорит Елена Кузьминична.

Вспоминает и другое:

- Мне было пятнадцать лет, мы ещё жили в Куйбышевской области, когда умер Сталин. Народ плакал. Сквозь слёзы говорили: "Что же с нами будет?" Так тогда было. А мы плакали, когда в девяностом году вывозили наших коров с фермы. Часть увезли в Далай, так некоторые из них пришли на следующий день обратно, Больно было и обидно за хозяйство. А Пётр мой часто говорил, что фермер не накормит страну.

Увы, под напором "насильственной смерти" колхозов и совхозов первыми в девяностые не выдержали мужики. Многие из них по разным причинам ушли в мир иной. Потеряла родных и тётя Лена - мужа Петра Андреевича и сына Александра. А недавно уже и современная напасть забрала дочку Антониду.

- Бывало, боялись в девяностые, что некому в деревне будет и огород-то вспахать. Плохо, что не стало заготконтор. А перекупщики картошку покупают совсем за бесценок. Вон как огороды позаросли. Конечно, мелкому фермеру без поддержки государства очень трудно. Но вот в Абанском-то районе, оказывается, появились крупные хозяйства. У нас они теперь землю взяли.

Я внимательно слушал Елену Кузьминичну и во многом соглашался. Не понаслышке знаю Александра Дядичкина, Максима Тихоненко, Нину Григорьевну Астафьеву, но ведь каждый из них уже столько натерпелся, что и завидовать-то им не хочется. Богатыми они не стали. Это очень большие труженики. Поднимают они свои хозяйства в непростое для нашей страны время.

Вот и Ольга Анатольевна Альхименко, глава Иланского района, недавно добилась, и фермерам подбросили новую технику. А ещё - сумела она всё-таки подобрать ключик к Нине Григорьевне, здраво, по-женски, рассудили, и начала оживать Черниговка. На ферме появился скот, а в деревне растёт новая улица. Рады этому черниговские жители.

Ну а если серьёзно, то всё-таки это отдельные ростки, потому как в каждой деревне края можно ещё увидеть плоды девяностых. К очень большому сожалению, многих чиновников такая картина не беспокоит, потому и о дружных всходах приходиться только мечтать.

А Елене Кузьминичне и деткам, которые её берегут, мне хочется пожелать здоровья, и чтобы не было больше "прощальных столов", а были нормальные и весёлые деревенские застолья.

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры