"Трудно представить более вопиющее нарушение принципов права"

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

28.07.2021 18:10
0

Читать все комментарии

1389

Я родился в Красноярском крае, здесь же окончил школу, получил высшее образование. Являюсь руководителем принадлежащего мне экспортно-ориентированного предприятия - ООО "Кедровый Лог", занимающегося поставками лесопродукции в Европу. Веду коммерческую деятельность на территории РФ в соответствии с законодательством РФ.

В 2014 году у меня возникли непредвиденные обстоятельства - вышел из строя двигатель автомобиля, являющегося, по сути, моим рабочим инструментом, обеспечивающим мобильность. Я вынужден был обратиться в таможенный орган за разъяснениями по поводу дальнейших действий в сложившейся ситуации - автомобиль находился под процедурой временного ввоза. К сожалению, сотрудники таможни, по моему убеждению, оказались некомпетентными и ввели меня в заблуждение относительно моих прав, а также относительно своих должностных обязанностей.

Поясню подробнее. 15 июня 2014 года у меня заканчивался срок временного ввоза. 9 июня автомобиль был поставлен на ремонт в сертифицированный автосервис "А-Сервис" из-за поломки двигателя (в таможню предоставлены все подтверждающие документы). 12 июня стало очевидным, что ремонт в договорные сроки закончен не будет, в связи с чем я не успеваю покинуть территорию Таможенного союза.

13 июня я обратился на Красноярский таможенный пост к руководителю отдела спецопераций О. М. Ивановой с просьбой оформить разрешительные документы, позволяющие мне закончить ремонт двигателя и без нарушения таможенного законодательства вывезти автомобиль за пределы Таможенного союза.

Мне было сказано, что такой законной возможности нет - только вывоз или, как альтернатива, оплата таможенных платежей в пределах 20 тысяч евро при стоимости авто около 5 тысяч евро. Подтверждение позиции Красноярской таможни отражено в ответе на моё обращение от 13 июня 2019 года, отправленном мне 8 июля того же года.

Я просил дать пояснения, почему существующий механизм приостановки временного ввоза не был применён, предложен и даже не разъяснён мне при обращении в Красноярскую таможню ещё до окончания временного ввоза.

В ответе таможни говорится: "Возможность приостановления течения срока временного ввоза транспортного средства для личного пользования в указанных нормативных актах не предусмотрена".

Между тем в таможенном законодательстве существует механизм приостановки действия временного ввоза путём помещения автомобиля под таможенный режим таможенного склада. Согласно части 2 статьи 203 Таможенного кодекса Таможенного союза, "лицо вправе изменить выбранную таможенную процедуру на другую в соответствии с настоящим Кодексом".

Положение части 3 статьи 230 Таможенного кодекса Таможенного союза предусматривает: "Под таможенную процедуру таможенного склада могут быть помещены иностранные товары в целях приостановления действия таможенных процедур временного ввоза или переработки на таможенной территории в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом".

В соглашении "О порядке перемещения физическими лицами товаров для личного пользования через таможенную границу Таможенного союза и совершения таможенных операций, связанных с их выпуском" от 18 июня 2010 года говорится: "До истечения срока временного ввоза транспортные средства, указанные в пункте 1 настоящей статьи, подлежат таможенному декларированию таможенному органу с целью выпуска в свободное обращение, с целью обратного вывоза или помещения под таможенные процедуры, установленные Кодексом".

На официальном сайте Центрального таможенного управления размещена памятка для иностранных физических лиц, ввозящих на таможенную территорию транспортные средства для личного пользования, зарегистрированные на территории иностранного государства. В разделе "Ответственность за нарушение правил и условий временного ввоза транспортных средств для личного пользования" говорится:

"До истечения годичного срока временного ввоза лицо, осуществившее временный ввоз транспортного средства, обязано обратиться в таможенный орган для таможенного декларирования транспортного средства таможенному органу в целях его выпуска в свободное обращение, помещения под установленные Таможенным кодексом таможенные процедуры или в целях вывоза транспортного средства с таможенной территории Таможенного союза".

Возможность применения подобного механизма была проигнорирована Красноярской таможней при моём обращении на таможенный пост ещё до окончания действия временного ввоза. Факт моего обращения был подтверждён на судебном заседании сотрудником таможенного поста О. М. Ивановой.

Предоставив мне заведомо недостоверную информацию и осознавая невозможность исполнения мною их требования немедленно покинуть территорию Таможенного союза, Красноярская таможня преднамеренно, причём - автоматически, сделала меня нарушителем таможенного законодательства.

Поняв, что вывоз автомобиля с таможенной территории без уплаты неподъёмных для меня - по причине отсутствия требуемой денежной суммы - таможенных платежей невозможен, я вынужден был прекратить его эксплуатацию. С потерей мобильности начались проблемы в бизнесе. Фактически я остался без доходов и, соответственно, без средств к существованию.

Мною не были исполнены и обязательства по вывозу автомобиля с таможенной территории. В сложившейся ситуации крайняя необходимость вынудила принять решение - с имеющимися документами вывезти автомобиль с территории Таможенного союза.

11 апреля я выехал из Красноярска, но на Северном шоссе был остановлен сотрудниками ДПС, и так как в декларации срок ввоза истёк, то автомобиль был отправлен на штрафстоянку на улице Промысловой, 45, где он и находится в настоящее время.

Считаю всё произошедшее прямой виной Красноярской таможни, отказавшей в оформлении документов, позволяющих осуществить механизм приостановки действия временного ввоза путём помещения автомобиля под таможенный режим таможенного склада, что позволило бы избежать нарушения таможенного законодательства и, как следствие, всей череды негативных последствий.

12 августа 2019 года я обратился в Красноярскую транспортную прокуратуру с жалобой на действия/бездействия Красноярской таможни. В ответе от 13 сентября 2019 года говорится:

"Проверкой установлено, что сотрудником Красноярского таможенного поста 13.06.2014 года вам в устной форме разъяснено таможенное законодательство, в том числе содержание вышеуказанной нормы, а также в качестве альтернативного варианта было предложено задекларировать транспортное средство с уплатой таможенных пошлин и сборов, подлежащих взысканию. Одновременно разъясняю, что таможенная процедура таможенного склада в регионе деятельности Красноярской таможни не могла быть реализована в связи с отсутствием таможенного склада".

Считаю, что это абсолютное незнание таможенного законодательства сотрудниками транспортной прокуратуры. Прошу обратить внимание на тот факт, что таможня и прокуратура на один и тот же вопрос дают совершенно противоречивые ответы, но при этом единодушны в том, что я действительно обращался и мне якобы всё было разъяснено. Отсутствие таможенного склада и нормативных документов (по их пониманию) не позволили приостановить временный ввоз, применив процедуру таможенного склада.

27 января 2020 года я обжаловал ответ прокурору Западно-Сибирской транспортной прокуратуры. И вот получил очередную официальную бумагу, датированную 3 марта. В ней сказано:

"Достоверно установлено, что вы в Красноярскую таможню с заявлением о помещении транспортного средства под процедуру таможенного склада не обращались, соответственно решение таможенным органом по такому заявлению не принималось. В направленном вам ответе от 25.12.2019 года N 23-170-2019 со ссылкой на требования нормативно-правового акта, а именно статью 203 ТК ТС (ранее действовавшего) обоснованно разъяснено, что выбор и изменение таможенной процедуры являлись вашим правом и носили исключительно заявительный порядок".

Такой ответ основан на законе, но совершенно не соответствует как самой сути происходившего, так и материалам дела, установленным судом первой инстанции. Данное обстоятельство свидетельствует о халатном отношении работников прокуратуры к своим обязанностям либо намеренному сокрытию (искажению) фактов.

Ещё один ответ компетентных органов, идущий в явное противоречие с ответами Красноярской таможни и Красноярской транспортной прокуратуры. Из него следует, что для применения таможенной процедуры таможенный склад не нужен, а нормативные документы имеются. Но так как я вовремя не обращался, мне процедуру таможенного склада не разъяснили, не предложили и не применили.

Сотрудники Западно-Сибирской транспортной прокуратуры даже не удосужились изучить материалы дела. Красноярская таможня на первом судебном заседании подтвердила факт моего обращения в таможню ещё до окончания временного ввоза. Налицо полное отсутствие ясной и чёткой правовой позиции между исполнительной властью и федеральным надзорным органом. Просто вопиющее нарушение принципов права Красноярской таможней - как российского, так и международного.

Международная конвенция "Об упрощении и гармонизации таможенных процедур..." говорит о том, что применение таможенных процедур и практики должно быть предсказуемым, последовательным и осуществляться транспарентным образом. В ней речь идёт и о предоставлении заинтересованным сторонам всей необходимой информации, касающейся таможенных законов, нормативных актов, административных рекомендаций, процедур и практики.

А вот требования закона N 311-ФЗ от 27 ноября 2010 года "О таможенном регулировании в Российской Федерации": при исполнении должностных обязанностей должностные лица таможенных органов обязаны соблюдать права и законные интересы граждан, участников внешнеэкономической деятельности и лиц, осуществляющих деятельность в сфере таможенного дела, поддерживать уровень квалификации, необходимый для исполнения должностных обязанностей.

Это красноречиво говорит о праве гражданина при обращении к должностному лицу таможни получать всю необходимую информацию для реализации своего права в сфере таможенных правоотношений. Сотрудник Красноярской таможни скрыла от меня возможность применения таможенной процедуры таможенного склада - возможно, для того, чтобы я не смог избежать нарушения таможенного законодательства.

Я пытался настоять на оформлении каких-либо разрешительных документов, позволяющих закончить ремонт автомобиля без нарушения таможенного законодательства, но мне было отказано с мотивировкой: законодательством это не предусмотрено. Эта позиция была подтверждена как в суде, так и в ответе таможни. Каким же образом может быть реализован "заявительный порядок", если должностное лицо таможни не позволяет тебе это сделать, ссылаясь на законодательство?

Возможность применения таможенных процедур прописана и в упомянутом выше соглашении, и на сайте Центрального таможенного управления. И вновь возникает вопрос: так почему же, по твёрдому убеждению Красноярской таможни, "возможность приостановления течения срока временного ввоза транспортного средства для личного пользования в указанных нормативных актах не предусмотрена"? Это что - незнание таможенного законодательства или же умышленное намерение ввести гражданина в заблуждение?

В своём возражении суду от 25 марта 2019 года Красноярская таможня пишет: "...В отношении Пахольчишина Я. Я. по факту нарушения требований таможенного законодательства Красноярская таможня какие-либо дела об административных правонарушениях не возбуждала, препятствия для вывоза автомобиля Пахольчишина Я. Я. не создавала (а разве сокрытие от лица, возможности применения процедуры таможенного склада, что позволяет приостановить процедуру временного ввоза, не является искусственным препятствием? - Прим. авт.). Таким образом, учитывая, что в отношении автомобиля Пахольчишина Я. Я. Красноярская таможня какие-либо решения не принимала, а также учитывая, что заявление не содержит сведений о том, какие именно документы по мнению Пахольчишина Я. Я. Красноярская таможня должна оформить, заявление Пахольчишина Я. Я. не подлежит удовлетворению".

Читаю в ответе Красноярской таможни от 8 июля 2019 года: "Возможность приостановления течения срока временного ввоза транспортного средства для личного пользования в указанных нормативны актах не предусмотрена". Позвольте, но это противоречит как решениям судов первой и апелляционной инстанций, так и позиции Западно-Сибирской транспортной прокуратуры.

Из ответа Красноярской таможни от 10 апреля 2020 года: "Положение части 3 статьи 230 Таможенного кодекса Таможенного союза, которое предусматривало возможность приостановление действия таможенной процедуры временного ввоза иностранных товаров, помещение их под таможенную процедуру таможенного склада, к указанным правоотношениям не применимо, так как ввезённое Пахольчишиным Я. Я. транспортное средство не помещалось под таможенную процедуру временного ввоза".

Этот ответ противоречит как позиции Генеральной прокуратуры, так и здравому смыслу. Вот что получил я из Генеральной прокуратуры:

"Как показала проверка, 16.06.2013 года вами, как иностранным гражданином, имеющим гражданство Российской Федерации и Литовской Республики, посредством применения таможенной процедуры временного ввоза через таможенный пост Карасу таможни Кордай Республики Казахстан на таможенную территорию Таможенного союза с освобождением от уплаты таможенных платежей ввезено транспортное средство Джип Гранд Чероки, 2001 года выпуска, зарегистрированное на территории Литовской Республики. Срок временного ввоза продлевался до максимально возможного - 15.06.2014 года".

В ответе Генпрокуратуры законность действий Красноярской таможни подтверждена не была, но при этом был проигнорирован факт моего обращения в таможню, невзирая на протокол судебного заседания по делу N 2-2994/2019 от 1 апреля 2019 года, в котором сотрудники таможни, в частности О. М. Иванова, сообщили о том, что я действительно обращался ещё до окончания действия временного ввоза, но мои права были ограничены исключительно правом уплаты таможенных платежей либо вывозом автомобиля с таможенной территории.

На моё обращение к уполномоченному по правам человека в Красноярском крае М. Г. Денисову из Федеральной таможенной службы был получен спорный ответ: "13 июня 2014 года вы обратились на Красноярский таможенный пост Красноярской таможни с вопросом о возможности продления срока временного ввоза транспортного средства для личного пользования в связи с ремонтом автомобиля".

Этим самым ФТС подтверждает факт моего обращения ещё до окончания временного ввоза. Далее в ответе написано:

"Должностными лицами Красноярского таможенного поста Красноярской таможни вам в устной форме было разъяснено таможенное законодательство, а также сообщено, что в соответствии со статьёй 358 Таможенного кодекса Таможенного союза, действовавшего на момент вашего обращения, отсутствует возможность продления срока временного ввоза транспортного средства для личного пользования более одного года со дня временного ввоза такого транспортного средства".

А как же возможность применения процедуры таможенного склада и возможность приостановить временный ввоз?

Статья 358 Таможенного кодекса Таможенного союза гласит: "В случае если временно ввезённые товары для личного пользования находятся на таможенной территории Таможенного союза в связи с не вывозом по истечении установленного срока, в отношении таких товаров взимаются таможенные пошлины, налоги в порядке, установленном таможенным законодательством Таможенного союза".

Далее авторы ответа ссылаются на пункт 11 приложения 5 к соглашению, в котором говорится о необходимости уплаты таможенных платежей при вывозе авто по истечению годичного срока. Но при этом умалчивают о соглашении от 18.06.2010 года, где говорится: "До истечения срока временного ввоза транспортные средства, указанные в пункте 1 настоящей статьи, подлежат таможенному декларированию таможенному органу с целью выпуска в свободное обращение, с целью обратного вывоза или помещения под таможенные процедуры, установленные Кодексом".

Далее ФТС ссылается на статью 281 ТК ТС, которая не применяется к категории товаров для личного пользования, таможенное декларирование которых осуществляется в общем порядке. При размещении под процедуру таможенного склада декларирование товаров как юридическими, так и физическими лицами осуществляется в общем порядке. Это норма закона.

Красноярская таможня в ответе от 10 апреля 2020 года сменила позицию об отсутствии нормативных документов на другую. Теперь она утверждает, что я не заявлял процедуру временного ввоза, и поэтому статья 230 часть 3 не применима. Хотя общеизвестно, что Красноярская таможня продлевала срок временного ввоза спорного автомобиля до максимально возможного.

Позицию таможни не разделяют ни прокуратура, ни суд. В определении суда Советского района от 1 апреля 2019 года сказано, что процедура таможенного склада предназначена для юридических лиц (не соответствует закону).

Из определения апелляционного суда от 24.07.2019 года: "...Введение таможенной процедуры приостановления вывоза ТС с помещением на таможенный склад с целью получения возможности освобождения от уплаты таможенных платежей, на что указывает податель жалобы, носит заявительный характер путём подачи соответствующего заявления с мотивировкой необходимости введения такой процедуры, что в данном случае заявителем не соблюдено".

Апелляционный суд не поддержал позицию суда первой инстанции. Такое определение суда основано на законе, но, как и в случае с прокуратурой, совершенно не соответствует как самой сути происходившего, так и материалам дела, установленным судом первой инстанции.

Считаю, что позиция таможни в сложившейся ситуации не основана на законе. Об этом красноречиво говорят указанные выше статьи, определение апелляционного суда и позиция Западно-Сибирской прокуратуры.

Результатом такой позиции Красноярской таможни стало то, что при попытке вывезти автомобиль за пределы Таможенного союза он был задержан сотрудниками ДПС и отправлен на штрафную стоянку. Забрать его я могу только устранив причину задержания, но сделать это из-за позиции таможни не представляется возможным.

Таможня Красноярска уже давала мне разъяснения, что необходимо оплатить таможенные платежи, ну и пени соответственно, что в совокупности составит около 2 миллионов рублей. Так как я не в состоянии выплатить эту сумму, то вынужден оплачивать штрафную стоянку в размерах, превышающих 40 тысяч рублей ежемесячно.

Я уже достиг пенсионного возраста, и эта сумма для меня просто космическая. Иски штрафной стоянки удовлетворяются судом Свердловского района и вступают в силу. Апелляционные жалобы остаются без удовлетворения. Начато исполнительное производство.

Считаю, что действия/бездействия сотрудников Красноярской таможни привели к самому настоящему узаконенному вымогательству на государственном уровне, поскольку я стал заложником неразрешимой для меня ситуации.

Должностными лицами Красноярской таможни были нарушены мои конституционные права и свободы. В результате заморожены перспективные зарубежные контракты принадлежащего мне предприятия, государство не получает валютную выручку, нет налоговых отчислений в бюджет, простаивает закупленное оборудование и не создаются рабочие места. Под угрозой благополучие семьи.

Трудно представить более вопиющее нарушение принципов права и извращение смысла юридической ответственности, которые формально допускаются оспариваемыми нормами.

Со своей стороны я выполнил все требования законодательства - как российского, так и международного. Не имел умысла, проявил необходимую заботу и осмотрительность, предпринял все возможные действия для разрешения ситуации в рамках закона. Утверждаю, что алгоритм действий, прописанных в законодательстве, мною был выполнен.

Мне также запрещён выезд из страны даже по месту постоянной прописки, так как задолженность перед штрафной стоянкой составляет 296 045,19 рубля и это только за период с 11 апреля 2017 года по 31 декабря 2017 года.

Красноярск.

#таможня #бизнес #красноярский край #правачеловека

Напишите свой комментарий

Гость (премодерация)

Войти

Войдите, чтобы добавить фото

Впишите цифры с картинки:

Войти на сайт, чтобы не вводить цифры